Дорога на Берлин
Победа над нацизмом в Европе
А в это время в тылу…
Военное детство


После ухода мужчин на войну все трудности тыловой жизни легли на плечи женщин, стариков и детей. Тем, чье детство выпало на военное лихолетье, пришлось особенно несладко – зачастую они работали наравне со взрослыми, и спрос за результаты труда был такой же.

26 июня 1941 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ, в котором постановлялось, что «лица, не достигнувшие 16 лет, могут быть привлечены к обязательным сверхурочным работам, продолжительностью не более двух часов». На деле же подростки работали по 12 часов в день и больше, и даже шести-семилеткам находилась работа. Сельские дети все лето поливали и пололи колхозные овощи. Ребятишки постарше помогали матерям на колхозной ферме, на пахоте и в заготовке дров на зиму, косили и сушили сено на покосах наравне со взрослыми, перевозили грузы на лошадях.

В разгар уборочных работ детей могли увезти на несколько дней на так называемые культстаны. Здесь они жили и работали.

Почти вся имеющаяся в наличии сельскохозяйственная исправная техника отправлялась на фронт, туда же вывозили и хороших лошадей. Тяжелого ручного труда на селе было много.

Из воспоминаний жительницы Кежемского района Екатерины Михайловны Верхотуровой (в девичестве Карнауховой): «На ангарских островах Привалихин и Мешок, что находились рядом с деревней, располагались обширные покосы и поля, на которых выращивали рожь и пшеницу. А на островах Бурнауль и Петухов стояли молотилки.

...Лошади движутся по кругу и крутят молотилку, подростки и женщины должны успеть подать уже разрезанные снопы барабанщику. Тот бросает снопы в барабан, откуда высыпается зерно и разлетается солома. Ее граблями сгребают на край поля, после чего стогуют. Солома помягче идет на корм скоту, а более жесткая – на подстилку для скотины... Эта картина так и стоит у меня перед глазами.

Мы с двоюродным подвозили снопы с острова Мешок, работая как заводные: загружали воз и гнали лошадь, стараясь побыстрее подвезти, чтобы молотилка не простаивала. Была зима. Наработавшись на морозе, мы решили немного отдохнуть, прилегли «на чуток» вздремнуть да, умаявшись, так и проспали до обеда... В тот же день вечером на открытом колхозном собрании некоторые из сельчан клеймили нас как злостных нарушителей трудовой дисциплины, предлагая председателю «срезать все трудодни за неделю!». Спасибо председателю, Алексею Николаевичу Анкудинову (добрейшей души был человек!) за то, что не побоялся встать на нашу защиту. «Постыдитесь! Кого мы с вами судим?! Они же дети еще, за мамкину юбку держаться должны, а они у нас работают наравне со взрослыми!» – сказал он колхозникам. Больше мы с братом подобного не допускали – знали, чем может грозить вторая такая «оплошность». Времена-то были беспощадные, сталинские...»

Из воспоминаний жительницы села Овсянка Александры Ильинична Бетехтиной: «Наша семья жила тогда в деревне Усть-Дербино Даурского района. С началом войны мы, дети, стали работать в колхозе им. Щетинкина. Деревня небольшая была, и народу немного, мужчин почти не оставалось, но все работали. Ни одна семья не сидела дома – все занимались делом. У меня братишки были маленькие – одному шесть лет, другому – десять, но они тоже в колхозе все делали: коней погоняли, копны возили, молотили... Наш отец все четыре года был на фронте, а семья у нас большая – пятеро детей, надо было как-то жить…»

Из воспоминаний уроженца села Гладково Саянского района Виктора Ивановича Окуневича: «Многие тогда бросили учебу в школе, но я учился до 1944 года. Только потом оставил учебу и пошел работать в колхоз – нужно было помогать матери. Брался за любую работу, скучать некогда было. Пас коней, возил сено, дрова. Летом наступала самая жаркая пора – полевая страда: боронил, пахал на лошадях. В поле приходилось, чуть ли не жить. С утра до позднего вечера кипела работа, и делали мы ее дружно. Тогда вообще люди дружнее были, помогали во всем. Для подростков находилось дело везде. А как же иначе? Ведь нельзя было все взвалить на плечи женщин, вот и работали, жалели матерей. Никого не нужно было упрашивать, мы просто знали – надо. Но даже при этом я не могу назвать свое детство несчастным. Хоть и было оно босоногим, но между нами царило полное взаимопонимание, даже веселиться в меру удавалось».

14-летний пахарь колхоза им. Коминтерна Илья Дружков, 1942 г.

Районные газеты много писали о трудовом вкладе школьников в общее дело победы над гитлеровцами. «На полях колхоза «Путь к коммунизму» Среднешушенского сельсовета развернулась уборка богатого урожая. На уборку выходят школьники – 167 учеников-подростков. Ученики 4 класса Д. Брюхов, С. Ковалев, Н. Кудряшова заработали уже по 70 трудодней, а А. Золотых – 80 трудодней. Ученица второго класса Лукина – 50 трудодней. Анна Золотых и ученица Мария Сафронова на вязке снопов при норме 500 снопов, вывязывают по 700 и более с хорошим качеством работы. Таких передовиков не перечесть». «У конторы колхоза «Большевик» [Ермаковского района] с 6 часов утра засуетились дети. Они собрались теребить лен. Ровно в 8 часов школьники в количестве 30 человек приступили к работе и вытеребили 3 гектара льна. Хорошо работали Лиза Толстикова, Ваня Сургутский и Люба Сургутская».

Юный коневод Миша Сальников. Боградский район Хакасии,1942 г.

Другая газета сообщает, что «самоотверженным трудом встретили трудящиеся района 24-ю годовщину Октября. Учащиеся Мигнинской школы в этот день собирали шиповник, и в деревне Ульяновке Нижнесуэтукского сельсовета, где заведует школой комсомолец Магеря, учащиеся организованно вышли на сбор шиповника. Активно собирали шиповник ученики Звягина Тоня, Савченко Валя и др.».

Красноярские школьники на работе в лесу, 1943 г.

А краевая газета «Красноярский комсомолец» сообщила, что «мальчики 3-4 классов Крестиковской начальной школы заготовили дрова для школы».

Валентину Абросимовичу Брюханову из деревни Карабула Богучанского района исполнилось 11 лет, когда началась война: «Самыми тяжелыми были два послевоенных года. Истощенный за долгие годы войны организм нуждался в нормальной пище, а не в двухстах граммах хлеба, замешанных на муке пополам с травой. А нормы и планы оставались, никто их не отменял. Весной на заготовке дров за день намаешься с пилой-двуручкой и топором да сложишь все в поленницы, и все голодом: из леса под руки выводили, ноги отказывались служить».

Из воспоминаний жительницы Краснотуранского района Елизаветы Иовны Оседко: «Из нашей семьи никто бить фашистов не ушел, брат еще мал был, но папа в эти тяжелые годы находился в трудармии, в тайге на лесоповале. Жили с мамой. Мы, ребятишки, росли неизбалованными. Сызмальства познали нелегкий крестьянский труд, делали посильную работу – овец пасли, огороды пололи и пахали и хлеб убирали. Другие работы исполняли – коров доили, телят поили, сенокосом занимались… Да мало ли дел на селе. Какую только ни исполняли работу женщины, девчонки, ребятня. За мужиков ворочали. Пока светло в поле и только чуть рассветает – опять в поле».

Документы Бирилюсского районного архива свидетельствуют, что осенью 1942 года школьники приступили к занятиям только 1 октября, а весь сентябрь работали на колхозных полях, убирая картофель, турнепс, лен.

Из воспоминаний жителя Лесосибирска Георгия Петровича Прощенко: «На момент начала войны мне едва исполнилось 12 лет. Наша многодетная семья жила тогда в Верхнем Агашуле Саянского района. В деревне была только начальная школа, а для отправки детей на учебу в районный центр, где была семилетка, не хватало средств. Поэтому, окончив четыре класса, стал работать в колхозе «Красный саянец» на лесозаготовках.

…Помню, как всей семьей собирали посылки отцу на фронт. Тонко нарезали картошку, сушили ее в печке и такие гостинцы отправляли, вязали теплые носки, шарфы… Все лучшее уходило фронтовикам, хотя самим надеть было нечего из холщовых мешков мать шила рубахи и штаны, летом на ноги приспосабливали самодельные ботинки, а уж зимой, если удавалось достать шерсти, катали валенки, а не удавалось – многие отмораживали пальцы в те годы… ...Летом питались зеленью: суп из крапивы, салат из лебеды… Пшеницы не было, поэтому лепешки пекли из чего придется, в пищу шло все, даже гнилая картошка… Но, несмотря на трудности и лишения, которые приходилось переживать в эти трудные годы, молодежь не унывала и находила время, чтобы иногда собраться и потанцевать. Вечера проводились спонтанно, возле чьего-нибудь дома, под гармонь, попели песни, потанцевали, да и по домам – рано утром снова нужно вставать на работу, мы ведь понимали, что от нашего труда очень многое зависит, что мы тоже делаем нужное для страны дело».

Дети войны. Саянский район

«Больше пейте молока и ешьте картошки, меньше кусайте хлеба» - эти слова матери часто говорили своим детям. Больно было говорить, но они говорили, поглаживая по головам полуголодных детей.

Солдатам на фронте нужна была махорка. Каждой семье выделяли делянку, и все обрабатывали табак. Эту работу ребятня не любила: надышишься табаком – голова болит. Идешь да смотришь, не упал ли кто, одурманенный запахом, если упадет кто-либо между рядками, его отнесут подальше от табака – да опять за прополку.

Из газеты «Сельский труженик» Тасеевского района от 31 мая 1942 года (автор – Носкова):

За 2 часа –18 килограммов чистого зерна. В свободное от занятий в школе время учительницы Копейкина Александра и Костромина Анна организовали группу учеников на сбор колосьев. В двухчасовой работе школьники Ходыкин А., Пузыня Коля и Петя, Тарасины Володя и Лида, Торганова Валя, Ковалевская Нина, Ленюга Таисья и Рябченко Тамара собрали и намолотили 18 кг чистого зерна. Школьники своей маленькой работой приносят большую помощь колхозу, стране и фронту…

Бедой детей были цыпки на руках. Цыпки, вши и малярия - основные напасти того времени. Малярия - это прежде всего сильный озноб, даже все одеяла в доме не помогали спастись от него.

Летом дети становились кормильцами в семье: собирали ягоду, черемшу, крапиву, щавель, луговой лук (слизун его называли), ели «кучку». Щавель был незаменим: и пироги вкусные из него пекли, и щи варили, да и так поесть эти кисленькие листья было приятно. Любили и медунки (цветки медуницы) сосать. Копали луковицы саранки, корни солодки. Ели корешки с удовольствием, хотя они приносили неприятности детям. Наедятся вдоволь, а к утру все опухнут - на почки действует солодка. Матери потом неделю запрещала ее есть.

Любовь Алексеевна Майорова из Ермаковского района помнит, как все с ужасом ждали почтальона. Он за почтой иногда на телеге ездил, но чаще пешком в район за 15 километров ходил. Дети бежали за ним и смотрели, кому весточка с фронта. Если приходила похоронка, то ребятишки с поля звали матерей, и те чем могли, помогали семье погибшего, несли что-нибудь из дома, чтобы по-христиански помянуть его.


Школа

Шла война, отцы на фронте, и дети понимали, что своей хорошей учебой могут принести минуты радости уставшей матери, которая от зари до зари трудилась на колхозном поле или ферме. И они старались учиться хорошо. Не хватало учебников и тетрадей – собирались у кого-то дома и делали уроки вместе. По воспоминаниям Любови Алексеевны Майоровой, «часто учебник был один на всю улицу, а на уроках чтения учитель читал рассказ или кто-то из нас, а другие пересказывали».

 

Тетрадей не было – писали на старых газетах между строчек. Иногда резали газеты, сшивали их, и получалась тетрадь, только писать в ней было плохо – «чернила», сделанные самостоятельно из сажи, расплывались.

Юные артисты из детского колхозного ансамбля, 1942 г.

Из справки Красноярского краевого отдела народного образования «О работе школ Красноярского края в первый год войны», 1942 год:

«Потребность школ в учебниках покрывалась путем получения учебников по лимиту и закупа подержанных учебников. Общая потребность в учебниках выражалась в 3 729 700 экземплярах… По плану должны были купить подержанных учебников 1 085 700 экземпляров. Фактически закуплено и перепродано 905 080. Особенно острый недостаток в учебниках ощущается по начальным классам – «Книга для чтения» Фортунатова и «История» для всех классов.

Обеспеченность тетрадями: к началу 1941/42 уч. года имели тетрадей 4 743 500 штук, из них в первую очередь был произведен годовой завоз на Крайний Север и районы первоочередного завоза, в среднем по 40 штук на учащихся, остальные районы края имели в среднем по 9 штук тетрадей на одного ученика.

В течение всего первого полугодия учебного года тетрадей не получали, и только после упорных и настоятельных просьб в марте 1942 года получили 319 000 штук ученических тетрадей».

Из справки «О приобретении подержанных учебников у населения». 24 ноября, 1943 года

«Закуп подержанных учебников в 1943 году, по сравнению с прошлыми годами, был гораздо сложнее, потому что, во-первых, завоз 1942 года был значительно меньше предыдущих лет, во-вторых, значительное количество учебников, особенно у первоклассников, имели большую заношенность и были почти непригодны для дальнейшего использования. Несмотря на это, в 1943 году проводился сбор и закуп неполноценных учебников с целью реставрации их из нескольких одного. Не останавливаясь перед трудностями, которые встречались в процессе работы по закупу учебников, все же Красноярский край второй год досрочно выполняет план закупа учебников. В 1942 году Красноярский Край-КОГИЗ занял первое место по Союзу…»

Чернила делали из сажи: разводили ее молоком или водой. От таких «чернил» пачкались руки. Потом некоторые стали выпаривать сок ягоды крушины, выливать его в бутылочки, этим писали. Красные чернила получали из красной свеклы. Перышко привязывали к деревянной палочке. К концу войны стали поступать тетрадки, их приходилось разлиновывать, что было больше строчек. Потом появились старьевщики, у которых можно было выменять на тряпье чернильный «химический» карандаш.

Учащиеся Красноярской школы № 10, 1941 г.

Поздней осенью и зимой быстро темнело, а электрического света не было. Если в доме был воск, делали свечи, если нет – строгали сосновые лучины, они меньше коптили. Ставили их на край печки, и все поближе садились к ней. Когда был керосин, то горела лампадка.

Из отчета Красноярского краевого отдела народного образования за первое полугодие 1941/42 учебного года, февраль 1942 года:

всего по краю имеется начальных школ 2240, неполных средних–424. На 1 января 1942 г. в школах обучалось:

а) в IIV классах 196 959 человек, причем осталось неохваченными по разным причинам 10 170 человек, или 5,2 % всего количества, подлежащих обучению;

б) в VVII классах – 71 672 чел., причем по плану должно обучаться 115 118 чел., что дает недовыполнение плана на 37,77 %;

в) в VIIIX классах – 10 487 чел., по плану должно обучаться 21075 чел., недовыполнение на 50,3 %...

Главные причины недохвата детей обучением:

а) временная материальная необеспеченность части детей одеждой и обувью (3588 чел.);

б) отвлечение в некоторых случаях детей на хозяйственные работы дома;

в) болезнь и в ряде районов эпидемические заболевания детей (2394 чел.);

г) плохая работа руководителей школ и отделов народного образования по борьбе за реализацию Всеобуча.

Пионерская забота о бойцах Красной Армии

Школа продолжала жить, чтобы учить и воспитывать детей, чьи отцы ушли защищать Родину. Вместе с учителем писали письма на фронт, на уроках физкультуры делали гимнастические пирамиды.

Последнее в 1941 году заседание исполкома Бирилюсского райсовета состоялось 25 декабря. На нем было рассмотрено 10 вопросов, среди которых был вопрос о новогодних каникулах и новогодних елках. В принятом по этому вопросу решении говорится: «Провести зимние каникулы в 1–4 классах 10–18 января включительно. Учитывая, что в Бирилюсской СШ первые и четвертые классы не занимались по причине карантина (в райцентре были зафиксированы случаи заболевания скарлатиной), зимние каникулы не проводить, за счет этих дней продлить вторую четверть до 18 января 1942 года.

Картошка фронтовикам от школьников станции Сон

Школьники активно помогали семьям красноармейцев, ушедших на фронт. Так, ученица 5 класса Шушенской школы А. Светлолобова взяла шефство над 80-летней Д. Песеговой.

Пионерский лагерь Красмаша в годы войны

Обязать районо организовать проведение каникул планово, ежедневно устраивать с детьми прогулки, игры на воздухе – преимущественно физкультурные, проводить спортивные соревнования на лыжах, коньках, катание с гор на санках и т.д. Организовать в школах подвижные игры, громкие читки о боевых эпизодах, политинформации и т. д. Провести однодневник по сбору металлолома или других общественных мероприятий. Организовать проведение новогодней елки во всех начальных и средних школах за счет привлечения средств общественности, профсоюзов, колхозов. Обязать крайпотребсоюз выделить необходимое количество продуктов: сахара, конфет, печенья для праздничных угощений. Елки проводить только днем и без света».

Старшая пионервожатая Г. Мишанина (Мяздрикова) в одном из красноярских пионерских лагерей

Ермаковская районная газета «На Ленинском пути» в августе писала об учащихся Жеблахтинской начальной школы, которые в настоящее время наравне со взрослыми трудятся на колхозных полях. Школа уже готова к новому учебному году – требуемое количество дров – 250 кубометров – полностью заготовлен, произведен текущий ремонт. Также отмечается, что в колхозе имени РК ВКП(б) «за комбайном на отгрузке зерна, на очистке зерна и уборке соломы работают исключительно школьники: Догатов, Мишухин, Хвалин и др. Все они перевыполняют нормы выработки.

«На полях колхоза имени Покровского, борясь за скорейшую уборку урожая, первое место на косьбе жатками занимают тов. Глубоков и подросток И. Кузнецов. Они выполняют норму до 140 %».

«Стар и млад готовы отдать свои силы, свой труд и свою жизнь на благо Родины. Учащиеся Ермаковской средней школы с наступлением сенокоса пошли на сеноуборку в колхозы. Особенно хорошо работала бригада учащихся в составе 20–25 человек на полях Заготскота. Лучшими работникам были ученики 10 класса – это Юровская Ира, Радченко Тоня, Ярославцева Женя, Максимов Гоша и др.»

Ученица 6 класса Шунерской школы Стюра Мергелева работает поваром на молотьбе, а ученица того же класса Валя Филатова работает поваром в тракторном отряде. Учащиеся младших классов работают на табачных плантациях и на тереблении льна. Учащиеся заняты на подвозке снопов, в отгрузке хлеба от комбайнов».

Из воспоминаний жительницы Железногорска Галины Михайловны Мишакиной (Мяздриковой), работавшей старшей пионервожатой в пригородных пионерских лагерях г. Красноярска: «Ярко помню военные годы, особенно работу в пионерских лагерях, когда детей кормить было нечем, и, мы, вожатые, придумывали различные задания, чтобы отвлечь детей от мыслей о еде».

Из воспоминаний жительницы Лесосибирска Людмилы Ильиничны Лендель: «В нашей деревне, в Кежемском районе, была только начальная школа, а «семилетка» за десять километров от нас. Там я и училась. Жила на квартире у старичков, впроголодь, полураздетая, полуразутая, но очень хотела учиться. Учебный год во время войны начинался с первого октября. После 5 класса я работала нянечкой в детских яслях. По окончании 6 класса рыбачила вместе со своей мамой. Добывали переметами красную рыбу, сдавали ее в рыбтрест. Получала мама какие-то копейки, но раз в месяц давали печатку мыла, килограмм соли, что было дефицитом.

В третье военное лето мне было 14 лет, я была уже рослой девочкой. Мама предупредила, что учиться больше не буду, негде и не на что. Я обратилась к председателю колхоза с просьбой дать возможность заработать, и мне предложили «водить почту» по реке: 36 километров в одну сторону и обратно тянуть лодку бичевой. На этом пути порог и три шиверы. Боялась, чтоб не сорвало меня с камней, за которые надо было крепко держаться руками и тянуть нагруженную лодку. За лето заработала два мешка муки, мать разрешила учиться в 8 классе. Жить надо было за сто километров от нее. Электричества и керосина не было. Часто жила полуголодом, ослабла, перестала различать буквы…»

Воспитанники Тюхтетского детского дома в годы войны

Учащиеся Ермаковской средней школы провели лыжный кросс имени 24-й годовщины Красной армии по маршруту Ермаковское - Жеблахты с количеством участвующих 45 человек.


Игры и праздники

Дети есть дети, как бы тяжело ни было, они все равно находили время для игры. Играя, забывали на какое-то время о том, что идет война, отцы на фронте, ночами плачет мама и так хочется есть.

Любили подвижные игры: догонялки, лапта, чижик. Прыгали через веревочку, играли в кандалы и выжигало. Девочки устраивали настоящие соревнования – надо было суметь сделать мостик и зубами достать платочек. Мальчишки собирали косточки от суставов животных и играли в бабки летом.

Зима – это, прежде всего лыжи и сани. С горки ездили не поодиночке, а устраивали целую цепь санок, с визгом и криком все съезжали, падали, и было очень весело. Санки были большие, деревянные, сделанные отцом или дедом еще до войны.

В редкие дни приезжал киномеханик и привозил немые фильмы. Билет стоил 5 копеек или одно яйцо. Бывало, нет яиц, дети сидели и караулили пока курица снесется, а потом с ним бегом в клуб. Были счастливы, если киномеханик разрешал покрутить динамо.

Очень было весело в Троицу. Взрослые шли на мост к реке, пели песни, а ребятня бежала за ними, приплясывая. Плели венки и бросали их в речку, избы украшали березками. Поздно вечером ехали с покоса на телегах, пели песни, уже в темноте купались, потом шли плясать под гармонь, а утром опять на работу.

Когда было тяжело на душе, женщины собирались вместе и вечерами пели. Песня помогала забыть все тягости, все те страдания, что выпали на их плечи. Матери пели, а ребятишки сидели рядом с ними и молча слушали.

Общая беда – война – сплотила людей, все заботились друг о друге и старались не оставлять человека в трудную минуту. Дети играли, а взрослые старались подарить им в редкие дни радость. Самым долгожданным праздником была встреча Нового года. В школе из старых газет и бумаг клеили или шили пакеты для подарков. Мастерили игрушки на елку из картона, клеили цепочки. Начиналась елка, и все с нетерпением ждали, когда Дед Мороз, раздаст подарки. Ребятишки знали, что накануне вечером у кого-то дома из родителей или у учительницы члены родительского комитета собирались и пекли пряники, разные постряпушки (заранее собирая продукты – кто какие мог принести). Женщины пекли, а дети стояли на улице и нюхали, ожидая завтрашнего утренника.


Источники: 1. Белявский И.П. Шла война народная: Ратные и трудовые дела красноярцев в воспоминаниях, документах, письмах. Красноярск: Книжное издательство, 1985. 416 с. 2. Горбина Л. Все для фронта, все для победы. Красноярская краевая партийная организация в годы Великой Отечественной войны (1941–1945): документы и материалы. Красноярск: Книжное издательство, 1978. 415 с. 3. Моисеева Л.Т. Учебное пособие по краеведению для учителей истории. История Красноярского края. Красноярск: Книжное издательство, 1967. 311 с. 4. Чагин В.В. Хрестоматия для учащихся старших классов средних школ. Красноярский край в истории Отечества: книга третья. 1941–1953. Красноярск: Книжное издательство, 2000. 448 с. ил. 5. Чеховская Н.А., Сапрыкина Л.Б., Голубт Л.В. и др. Земля Ермаковская. ООО «Фирма Март», 2004. 63 с. 6. Периодическая печать районной газеты «Нива» («На Ленинском пути» до 1991 года) 1941–1945 гг. (1943 г. отсутствует). Автор: Чакарь Анатолий Александрович, 9 А класс Ермаковской СОШ № 1 Руководитель: Воловик Тамара Васильевна, учитель географии.

 
разработка — ООО "СибПэй"