Дорога на Берлин
Победа над нацизмом в Европе
Пламя «Багратиона»



На льду Ильменя и Нарвы

К началу 1944 года стало окончательно ясно – Германия проигрывает войну. Советский Союз, вопреки ожиданиям врагов и союзников, выстоял. Его солдаты и командиры научились бить противника не только в обороне, но и наступать.

Германское армейское командование надеялось закончить войну хотя бы вничью. Адольф Гитлер очень надеялся, что советское руководство поссорится с правителями англосаксонских держав, и утешал нацию заклинаниями об «оружии возмездия», невероятной мощности, разрабатываемом немецкими инженерами.

В этот период войны немецкая армия оказалась максимально насыщена бронетехникой, личный состав значительно увеличился. Однако это были уже не вояки 1939 – 41 годов, прошедшие с победой всю Европу.

В декабре 1943 года Красная Армия начала грандиозное наступление на Украине, которое вскоре вылилось в разгром немецкой группы армий «Юг».

Отражение прорыва группировки противника. Рис. Б. Дрыжака

Чуть позже, 14 января 1944 года, началась Ленинградско – Новгородская операция. Советские войска генералов Л.А. Говорова и М.М. Попова «скрестили шпаги» с группой армий «Север» генерал-фельдмаршала Г. Кюхлера.

Первоначальной задачей Волховского фронта, в который входили сибирские дивизии, было освобождение Новгорода. Противник в течение двух лет создал мощную, глубокоэшелонированную оборону.

Красноярская 378-я стрелковая дивизия наступала на Новгород по льду озера Ильмень. Здесь армия наносила вспомогательный удар. После тяжелых боев сибирская дивизия расширила ильменский плацдарм и повела наступление в глубь немецкой обороны. Дивизия овладела селами Молдавское, Сараево, железнодорожной станцией Подберезье.

Северо-западнее Новгорода вела бои 382-я стрелковая дивизия. 20 января соединения 59-й армии завершили окружение немецкой группировки. Город был освобожден, противник потерял 15 000 солдат и офицеров убитыми. 59-я армия повела наступление на Лугу.

За бои под Новгородом 378-я и 382-я дивизии получили почетное наименование «Новгородские»

Рядом вела свои бои 54-я армия, в составе которой дралась 374-я стрелковая дивизия. 22 января она начала штурм Любани. Враг отчаянно оборонялся, но все же 28 января город был освобожден. Уже 25 числа сибиряки вошли в город Тосно. За эти бои дивизии присвоено почетное наименование «Любанская».

К началу Лужской операции 378-я стрелковая дивизия насчитывала 5 530 солдат и офицеров, на вооружении находилось 2 711 винтовок, 2 173 автомата, 303 ручных пулемета, 55 станковых пулеметов, 12 120-мм и 73 82-мм минометов, 79 орудий и 110 противотанковых ружей. 382-я стрелковая дивизия вместе с 256-й дивизией имела только 1 300 человек, но при этом 4 262 винтовки и 4 841 автомат.

За время операции дивизия прошла на запад 220 километров, освободив 88 населенных пунктов.

К конце месяца дивизии вновь пришлось вспомнить об обороне. Она отражала контратаки противника в районах Медведь и Старый Шимск.

В феврале красноярские дивизии наступали в направлении Нарвы. Немецкие танковые части неоднократно переходили в контратаки.

17 февраля 1944 года в районе отметки 32,1 орудийный расчет младшего сержанта красноярца Николая Макаренко из 382-й дивизии занял позицию там, где ожидалась танковая атака. Ошиблась ли разведка или немцы изменили свое первоначальное решение, но появились не танки, а пехотинцы. Было их столько, что и не сосчитать. И хотя драться с пехотой куда легче, чем с танками, Макаренко помрачнел. Было от чего – в ожидании танковой атаки к орудию подвезли только бронебойные снаряды. А что может сделать стальная болванка пехоте? Она ведь не разрывается. Плюхнется рядом – и все. …И вдруг счастливая мысль: стрелять не по пехоте, а в землю. Вонзившись в мерзлый грунт, фугасный снаряд так рванет, что, пожалуй, даже осколочному с ним не сравниться.

Пока подносчик бегал за снарядами, остальные стояли у пушки наготове. Подпустив фашистов поближе, Макаренко открыл огонь. В самой гуще наступающих вздыбилась земля. Ряды гитлеровцев начали быстро редеть, и атака захлебнулась.

Устало присев на лафет, наводчик Воробьев сказал: — Ну и землетрясение ты им придумал, командир. Наверное, не скоро очухаются.

Ошибся наводчик: немцы снова пошли в атаку. На этот раз не в лоб, а с флангов. Они дважды бросались вперед и подходили настолько близко, что сержанту Макаренко приходилось одновременно командовать орудием и бить из автомата.

Когда на помощь орудийному расчету подошли наши пехотинцы, не меньше половины наступавших гитлеровцев уже лежало на земле.

На следующий день снова был нелегкий бой. Под прикрытием тяжелого немецкого танка наступала рота автоматчиков. Макаренко приказал наводчику и заряжающему стрелять по танку, а сам взялся за автомат. Вскоре наводчика ранило. Командир встал на его место.

Выстрелив, Макаренко резко рванул на себя замок, вогнал в дымящееся орудие новый снаряд и опять ударил по «тигру». Танк остановился, над ним взметнулось пламя. Немецкие автоматчики бросились к орудию. Макаренко успел развернуть его и ударил по атакующей пехоте... Через несколько дней орудийный расчет сержанта Макаренко снова отбил жестокую контратаку противника. Но после боя командира орудия унесли с тяжелым ранением в живот.

Почти полгода длилась нелегкая борьба за жизнь. Она была выиграна, только на фронт Николай Макаренко больше не попал. Победу он праздновал на родном своем Енисее - в Абакане. После войны жил в Кызыле. Николай Николаевич Макаренко родился 14 июля 1920 года в деревне Быскар Краснотуранского района. До войны работал мотористом спасательного катера на реке Абакан. В Красную Армию призван Хакасским облвоенкоматом в 1940 году. Член КПСС. За бой 18 февраля удостоен звания Героя Советского Союза.

Дальше всех прорвалась 378-я стрелковая дивизия полковника Александра Белова. Преследуя противника, она форсировала реку Нарва, но здесь попала в окружение. До апреля сибиряки дрались в немецком кольце.

В результате Ленинградско - Новгородской операции советские войска нанесли тяжелое поражение немецко-фашистской группе армий «Север» и отбросили ее на 220—280 км, уничтожив при этом три и разгромив двадцать три дивизии противника. Ленинград был окончательно избавлен от осады, почти полностью освобождены Ленинградская и часть Калининской области, положено начало освобождению Эстонской ССР.

К июню 1944 года 382-я стрелковая дивизия была переброшена на Карельский перешеек, где участвовала в Выборгской наступательной операции. В ходе нее вышла к Вуоксинской водной системе, 15 июля 1944 переправилась на вуоксинский плацдарм, сменив обескровленные части 10-й, 91-й и 142-й дивизий. Здесь в течение двух суток сибиряки пытались отбросить финнов и расширить плацдарм. А подписанного с Финляндией перемирия, дивизия сопровождала отходящие к границе финские войска.


Пламя «Багратиона»

К лету 1944 года советско-германский фронт принял причудливую форму – огромным клином в Белоруссии обращенный вглубь СССР. Здесь располагалось глубоко эшелонированная оборона группы армий «Центр». Красная Армия не могла продолжать наступления южнее и севернее выступа — возникла реальная угроза фланговых ударов. В этой связи была поставлена задача ликвидации выступа, разгрома группы армий «Центр» и освобождения Белоруссии. 20 мая 1944 года Генеральный штаб завершил разработку плана Белорусской наступательной операции. В оперативные документы Ставки она вошла под кодовым названием «Багратион». Главная роль в предстоящем наступлении отводилась 1-му Белорусскому фронту под командованием К. К. Рокоссовского.

Германское командование не опасалось здесь серьезного наступления – сказалось зашоренность взглядов военного и политического руководства, не ожидавшего от русских проведения столь масштабных операций.

Советское наступление началось 22 июня – в годовщину нападения Германии на СССР.

Советские войска 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских фронтов (генерал армии И.Х. Баграмян, генерал-полковник И.Д. Черняховский, генерал армии Г.Ф. Захаров, генерал армии К.К. Рокоссовский) при поддержке партизан прорвали на многих участках оборону войск фельдмаршала Эрнста Буша.

Крупные группировки противника попали в котлы в районах Витебска, Бобруйска, Вильнюса, Бреста, восточнее Минска. Гитлер запрещал своим генералам прорываться из окружения, надеясь, что стойкость Вермахта повлияет на позицию Финляндии, которая взяла курс на выход из войны.

Из воспоминаний ветерана войны из Абанского района танкиста Василия Ивановича Громова: «Из всех народных республик, что довелось нам освобождать, отчаяннее всех боролись с врагом в Белоруссии. Их леса и болота были хорошим прикрытием для партизан. Пришлось и нам пройти по болоту на танках, где нас меньше всего ожидал немец. Но для этой операции немало потрудились не только солдаты, но и мирное население, изготовив для нас специальные мокроступы из лозы и тальника, а для техники делали под шум канонады переправы из бревен».

23 июня начала свое наступление 17-я гвардейская стрелковая дивизия. Солдатам Александра Квашнина была поставлена особая задача. Совсем недавно генерал Квашнин имел разговор с командующим армией, который поставил инициативных сибиряков на фланге ударной группы.

Бойцы штурмовых групп первыми ворвались в траншеи, уничтожая вражеских солдат очередями из автоматов, гранатами и штыками. Через короткое время Квашнин получил донесение о взятии двух траншей противника. Вражеская оборона была прорвана, на пятнадцать километров продвинулись в тот день гвардейцы.

Через два дня сибиряки вышли к Западной Двине, замкнув кольцо окружения у Витебска. Дивизия сыграла решающую роль в разгроме немецкой группировки.

«Наши части, – вспоминал немецкий полковник Прой о боевых действиях советских войск, – не выдержали сокрушительных ударов русских и стали отступать, не имея на то приказа. Русские преследовали нас, расчленяли наши полки и наносили тяжелый урон. Наше положение ухудшалось с каждой минутой. Полки таяли буквально на глазах. Солдаты бросали оружие, транспортные средства, боеприпасы, военное имущество и даже личное оружие и, как безумные, разбегались».

«Обстановка коренным образом изменилась. Полное окружение постоянно усиливающимися соединениями противника. 4-й авиаполевой дивизии больше не существует. 246-я пехотная дивизия и 6-я авиаполевая дивизии ведут бои со всех сторон. Многочисленные прорывы противника в черту города. Тяжелые уличные бои», – докладывал штаб 53-го корпус Вермахта в Берлин.

Были захвачены командир 53-го армейского корпуса генерал от инфантерии Фридрих Гольвицер и начальник его штаба Шмидт, на других участках сдались командиры 197-й, 206-й и 246-й пехотных дивизий и другие. Всего через армейский пункт прошло более 19 000 военнопленных.

В этих боях свой первый подвиг совершил красноярец Ефим Белинский.

В боях за город Борисов подвиг совершил экипаж танка Т-34, в состав которого входил сибиряк, уроженец деревни Галактионово Минусинского района, Александр Акимович Петряев. Он ушел на фронт из Курагинского района в 1943 году. Имея профессию тракториста, стал механиком-водителем 2-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады. Поздно вечером 30 июня 1944 года по мосту через Березину промчались три «тридцатьчетверки». Вскоре из трех машин осталась только одна. Немецкие противотанкисты подбили танки Кузнецова и Юнаева. Остался только танк Павла Рака, где механиком-водителем был Александр Петряев, а радистом Александр Данилов.

Уничтожая бронетехнику и пехоту, танк направился к немецкой комендатуре. По дороге танкисты спасли 200 военнопленных, которых по некоторым данным противник собирался расстрелять. В гарнизоне Борисова царил настоящий переполох. Одинокий танк продолжал сеять панику в течение 16 часов. Все это время Рак, Петряев и Данилов ждали помощи. Они не знали, что немцам удалось взорвать мост, ведущий в город. Не дождавшись, решили возвращаться к своим. На обратном пути Т-34 был подбит. Отважный экипаж сгорел в танке. Как указано в донесении, танкисты погибли в городе Ново-Борисов, на левой стороне шоссе Москва-Минск.

В 1960 году танкистам-героям в Борисове был установлен памятник – «тридцатьчетверка». Весь экипаж посмертно был удостоен звания Героев Советского Союза.

За бои под Витебском 17-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени.

3 июля был освобожден Минск, через десять дней Вильнюс. Советская армия вышла на территорию Польши и к границам Восточной Пруссии. 105 000 немецких солдат, захваченных на белорусской земле, провели по улицам Москвы.

Атака. Рис. Б. Дрыжака

За два месяца основные силы группы армий «Центр» были разгромлены, германские войска потеряли свыше 400 000 солдат и офицеров, в том числе свыше 250 000 – безвозвратно. Это были потери Сталинградского масштаба. По советским данным, из 97 немецких дивизий и 13 бригад, участвовавших в боях в Белоруссии, 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены. 50 дивизий понесли потери от 60 до 70 процентов всего состава. Правда, многие советские дивизии к концу наступления были обескровлены в той же степени.

В боях в Белоруссии погиб 33-х летний уроженец Рыбинского района полковник Михаил Петрович Амосов, начальник штаба 96 стрелковой Гомельской дивизии. Он был убит 13 июля 1944 года.


Дорога к морю

После перегруппировки войска Ленинградского, 3-го Белорусского и трех Прибалтийских фронтов двинулись далее на запад. Солдат-освободителей ожидали оккупированные немцами Эстония, Латвия и Литва.

Колонна немецких пленных в Москве

Советское командование было настроено оптимистично – летом 1944 года были разгромлены основные стратегические группировки германской армии. Войска противника, на которых возлагалась оборона Прибалтики с большими потерями отошли на рубеж протянувшегося от Нарвы до Восточной Пруссии. Они оказались прижаты советскими войсками к Балтийскому морю, а их главными силы – охваченными с юга. Немецкое командование рассчитывало на удержание этого рубежа: отсюда их группировка грозила группировке советской армии в Польше. Утрата этих позиций позволило бы советскому Балтийскому флоту выйти на стратегический простор.

Немцы создали на рижском направлении глубоко эшелонированную оборону. Обилие рек, озер, болот, лесных массивов облегчало оборону и создавало наступающим дополнительные препятствия. Здесь оборонялась группа армий «Север».

Наступление советских войск началось 14 сентября. Главный удар пришелся на рижское направление. 17-я гвардейская стрелковая дивизия прошла с боями 100 километров, вышла к Рассейнянской линии обороны немцев. 7 октября она прорвалась сквозь позиции противника и вышла к городу Таураге, последнему оплоту врага перед Восточной Пруссией. После его захвата, дивизия ступила на немецкую землю.

Активное участие в боях приняли 374-я и 378-я красноярские стрелковые дивизии.

Ярости бойцам придавало известие о захвате немецкого лагеря для военнопленных в Саласпилсе. Сюда, за колючую проволоку, загоняли попавших в плен, обессиленных раненых советских воинов, медицинской помощи им не оказывалось, а от голода и тяжелых лагерных условий они обрекались на верную гибель.

Навстречу гвардейцам из бараков выходили, едва передвигая ноги, изможденные узники лагеря. Наступила осенняя пора, с моря тянуло холодом, сыростью. Заключенные кутались в лохмотья своей военной одежды, в обрывки одеял. При одном взгляде на них леденела кровь. Некоторые пытались встать на ноги, но не в силах были держаться – падали. Напрягая последние силы, они ползли туда, где слышались родные русские голоса, ползли, чтобы как можно быстрее вырваться из ужасного места заключения.

В одном из бараков, куда вошли наши разведчики, в разных позах лежали на земляном полу полуголые, в лохмотьях узники. Сухая кожа обтягивала кости живых людей.

13 октября 374-я сд первой ворвалась в центр Риги, захватила его и вышла на восточный берег реки Западная Двина. Для этого сибиряки использовали автомобили-амфибии. На них было переправлено не менее четырех рот стрелков. Многие рижане радостно приветствовали своих освободителей, проходивших на другой день торжественным маршем по улицам города. Город был полностью освобожден от противника 15 октября.

В боях за Ригу участвовал 1244-й стрелковый полк 374-й дивизии. Храбро действовали против немцев и латышских националистов младший лейтенант Жданов, стрелки Алексеев, Барабанов, Тешлев.

В боях под Ригой сибиряки понесли большие потери. Поэтому в октябре 374-я сд была выведена в резерв.

В тяжелых боях отличился Ефим Белинский – он заменил тяжелораненого командира батареи. За этот бой сибиряк получил орден Красной Звезды. 16 декабря 1944 года Ефим Белинский погиб.

Воины-освободители. Рис. Б. Дрыжака

В результате Прибалтийской операции, от немецкой оккупации освобождены Литва, Латвия и Эстония (за исключением Курляндского котла). Были разгромлены 26 дивизий группы армий «Север» и 3 дивизии уничтожены полностью. Оставшиеся дивизии были заблокированы в Курляндии.

 


Источники: Буров А.В. Твои герои, Ленинград. Л., 1970. Бухнер А. 1944. Крах на Восточном фронте. М., 2006. В сражениях за Советскую Латвию. Рига, 1975.  Весны не умирают. Абакан, 2005. Материалы «ОБД-Мемориал». Золотые звезды северян. Архангельск, 1971. Логвинов В. В бой идут сибиряки. Красноярск, 1977. Они сражались за Родину. Абан, 2004. Русский архив. Великая Отечественная: освобождение Прибалтики. Т. 15 (4–10). М., 2001.

 
разработка — ООО "СибПэй"