Дорога на Берлин
Победа над нацизмом в Европе
Последний бой



Прусский марш

Наступил 1945 год. Советские дивизии упрямо шли на запад, сокращая территорию Третьего рейха к историческому минимуму. Советский Союз воевал в Европе уже не один – в июне 1944 года союзники открыли второй фронт, что значительно ухудшило военное положение гитлеровцев. При этом загнанная в угол Германия продолжала отчаянно сопротивляться. И это ярко проявилось в Восточно-Прусской операции, начавшейся 13 января 1945 года. Согласно планам командования, войска 2-го и 3-го Белорусского фронтов маршала Константина Рокоссовского и генерала армии Ивана Черняховского должны были захватить этот приморский регион и его столицу – город Кёнигсберг.

Спасению Восточной Пруссии германские вожди придавали большое значение. Построенные здесь за несколько веков укрепления были обновлены и усилены к началу наступления Красной Армии. Протяженность фортификационных оборонительных систем здесь достигала 200 километров. Фактически это был самый мощный укрепленный район Третьего рейха. Немецкие войска насчитывали полмиллиона солдат и офицеров, свыше 8 000 орудий и минометов, 560 самолетов. Красная Армия сконцентрировала для захвата этого района еще большие силы – более полутора миллионов человек, четыре тысячи танков и самоходок и более трех тысяч самолетов.

В этом крупнейшем сражении последнего периода войны предстояло участвовать и 17-й гвардейской Краснознаменной Духовщинской ордена Суворова стрелковой дивизии. Надо сказать, что к тому времени состав соединения сильно изменился. Теперь в нем преобладали призывники 1944-1945 годов – бойцы с Украины, из Белоруссии, русские из Прибалтики.

Боевые действия дивизия начала 13 января. Надо было преодолеть Пилькаллен. Как писал ветеран дивизии И.Сенкевич, немецкие позиция буквально «прогрызались». Наступавшая в составе 5-го гвардейского стрелкового корпуса 39-й армии 3-го Белорусского фронта 17-я дивизия не смогла в первый день преодолеть немецкое сопротивление. Снова утро – снова бесконечные атаки. Враг уступал позиции метр за метром. На смену павшим пришел второй эшелон. Только к вечеру, благодаря помощи танкистов, нацистов удалось сломить. Неприятельский город пал.

В ночь с 22 на 23 января 17-я стрелковая дивизия начала штурм «железных ворот» Кенигсберга - укреплений на реке Дайма.

Вот как описывает восточнопрусские укрепления танкист Михаил Верхотуров, уроженец Сосновки Кежемского района, оказавшийся в центре битвы в 19 лет: «На главном направлении, особенно на Истербург, было сильно укреплено дотами, дзотами, бронированными колпаками, домами с укрепленными подвалами. Поэтому командующий И.Д.Черняховский повернул свои танковые войска сначала на север, а потом на запад, в обход Истербурга. Пал Истербург, и мы стали окружать и добивать юго-западную группу врага».

Замершую реку Дайме пехотинцы 17-й дивизии штурмовали при поддержке артиллерии, но потери были все равно большими. Бойцов косили пулеметы и пушки, они проваливались в полыньи, но упорно шли вперед. Наконец, передовые волны пехоты добрались до немецких траншей и уже там, в рукопашных боях, сибиряки брали верх. Так были открыты «ворота» Кенигсберга.

Бои на улицах Берлина, 1945 г.

Впрочем, до победы в Восточной Пруссии было еще далеко. До конца января 17 дивизия преодолела 170 километров и 16 полос обороны противника.

В это время командиром дивизии вместо генерал-майора Квашнина стал генерал-майор Петр Николаевич Чернышев. Под его руководством дивизия вступила на Земландский полуостров. Там располагались многочисленные военные заводы, продолжавшие снабжать Вермахт самым современным оружием.

В Восточной Пруссии красноармейцы увидели не только оголтелое сопротивление врага, но и другую жизнь, кардинально отличавшуюся от советской действительности.

«Знаете, когда вошли в первый населенные пункты, это было удивительно – мы не привыкли к таким постройкам, все построено по шнурку, идеально ровно, крыши черепичные, красные. Очень красиво было. Продуктов в подвалах было очень много, но нам не разрешали их, есть, мы и сами боялись, потому что нам объяснили, что немцы при отступлении часто травили некоторые продукты, но как ты угадаешь, что можно, а чего нельзя есть?!», – рассказывал уже в наше время сибиряк Михаил Фоменко.

Историк 17-й гвардейской И.Сенкевич крайне лаконичен в описании того, что происходило с дивизией в феврале-марте 1945 года. Сообщает лишь, что «события развивались с головокружительной быстротой». На самом деле дивизия вела тяжелые бои. С марта она находилась в Земландской группе войск. По доступным данным, только с 20 по 28 февраля сибиряки потеряли, по меньшей мере, 197 человек убитыми и пропавшими без вести.

18 января был смертельно ранен командующий 3-м Белорусским фронтом генерал И.Д.Черняховский. Его место занял один из лучших сталинских маршалов А.М.Василевский.

Медленное продвижение на полуострове продолжалось и в марте. Однако потери сократились. Так, с 20 по 29 марта дивизия потеряла 28 человек. Напротив, немцы начинали сдаваться. В плен попали сотни солдат противника.

Подбитый немецкий бронетранспортер в Берлине, май 1945 г.

6 апреля Красная Армия начала штурм Кенигсберга, продолжавшийся трое суток. В тот же день 17-я дивизия перерезала дорогу Кенигсберг – Фишгаузен, лишив немцев последней надежды на выход из окружения. В превращенном в крепость городе оборонялись четыре пехотные дивизии, несколько отдельных полков – всего более 100 тысяч человек. Защитники располагали 850 орудиями и минометами, 60 танками и штурмовыми орудиями. Однако шансов у них не было – Кенигсберг оказался окруженным советскими частями со всех сторон. Тем не менее, город оказался крепким орешком. Например, трехметровые рвы танки преодолеть не могли. Приходилось бить по укреплениям прямой наводкой. Дальше в дело вступали саперы, разрушавшие многовековые каменные и кирпичные стены. А потом за дело брались штурмовые группы, «выкуривавшие» защитников цитадели.

Из воспоминаний ветерана войны из Богучан Николая Тихомирова: «Перед нами стояла задача не дать немцам взорвать мост через реку Прегель. И вот мы на четырех танках все же продержались до прихода наших подразделений. Освободили площадь Шиллера. А потом дальше: Раушен, Фешхаузен, Пелау. И вот когда стояли на заливе Фришесс-Хафф, где переправляли танки, чтобы не дать немцам сбежать морским путем, подходят две вражеские подлодки. Мы стоим, ничего понять не можем. Вдруг по радио передали, чтобы включили 212-й диапазон. Включаем, там передают: Победа!».

Кенигсберг пал 10 апреля 1945 года. В плен было взято около 90 000 немцев. Теперь это российский город Калининград.

Из протокола допроса военнопленного коменданта крепости Кёнигсберг генерала пехоты Отто Ляша, взятого в плен 9 апреля 1945 года войсками 3-го Белорусского фронта: «Потеря Кёнигсберга — это утрата крупнейшей крепости и немецкого оплота на Востоке. Моральный удар по германскому населению и армии, нанесенный известием об этой потере трудно выразить. Людские потери являются невозместимой утратой для армии, которой сейчас дорог каждый человек. Громадными были наши потери и в вооружении. Падение крепости Кёнигсберг ускорит окончательный крах всей германской армии».

17 апреля сибиряки захватили городок Фишгаузен, и вышли к побережью Балтийского моря. В это время в соединение вернулся любимый комдив – генерал Александр Квашнин. С ним дивизия и завершила Великую Отечественную войну. 19 апреля Александру Петровичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Война на западе для 17-й гвардейской дивизии, отправившейся на фронт из Красноярска, завершилась. Теперь ее ждал Дальний Восток и бои с японцами.

С 10 по 20 апреля безвозвратные потери 17-й гвардейской дивизии составили более 100 человек. Бойцов в основном хоронили в братских могилах в Фухсберге, Вальдхаузене, Эльдхорфе и Фишхаузене.


Финал войны

Дивизии, сформированные в начале войны Красноярского края, завершили боевые действия в разных уголках фронта. В Берлинской операции ни одна из них участия не принимала. Однако огромное количество сибиряков вошли в германскую столицу в составе других частей. До Берлина дошли и стрелки, и танкисты, и артиллеристы.

Берлинская операция – одна из крупнейших операций Второй мировой войны. Победа в ней советских войск стала решающим фактором в завершении военного разгрома Германии.

Однако немецкая армия продолжила сопротивление против советских войск. На территории Чехословакии была окружена огромная группировка генерал-фельдмаршала Ф. Шёрнера. И хотя акт о капитуляции в Карлхорсте был подписан в ночь с 8 на 9 мая, сражения Второй мировой войны в Европе закончились лишь 11 мая.

Из воспоминаний ветерана войны из Кежемского района Куприяна Викторовича Колпакова: «Помню, однажды в Чехословакии наш полк попал в окружение. А произошло это потому, что во время наступления прорвались далеко вперед, заняли город, а наши фланговые войска отстали. Противник это учел и закрыл образовавшийся коридор. Мы оказались в окружении, почти без боекомплектов. А навстречу шли вражеские танки…Выход был один - идти напролом. Я первым повел свой танк прямо по огневым точкам врага, по его орудиям, не выбираю пути. За мной двинулся еще один. По другому флангу тоже два танка мчались, а уж следом - весь полк. Наведя панику на противника, без потерь вышли из кольца. За этот прорыв я, как впереди идущий, был награжден орденом Красной Звезды».

Сержант 7-й гвардейской воздушно-десантной бригады Николай Мариманов из Саянского района отличился в боях за Будапешт. Когда советские войска вошли в столицу Венгрии, он был назначен комендантом одного из дворцов. Венгры, несмотря на жестокие бои, встречали советских солдат как освободителей – зазывали в дома, угощали. А во дворце группа солдат дорвалась до винных погребов, превратив помещение в алкогольное море. Мариманову пришлось немало потрудиться, чтобы восстановить порядок на вверенном ему объекте.

 

Серьезным препятствием на пути советских войск к Берлину была река Одер. Командование стянуло на участки предполагаемого прорыва большое количество танков и артиллерии. Петр Соколовский из деревни Николаевка Нижнеингашского района был страршим разведчиком в 1265-м полку 49-й зенитно-артиллерийской дивизии РГК. Это воинское соединение прикрывало передовые позиции от бомбежек немецкой авиации.

 

«Ночью командир полка, командир батареи и я на «Виллисе» – американская автомашина, выехали к Одеру на рекогносцировку местности, где можно занять позицию для батареи, чтобы участвовать в артподготовке. Место оказалось очень удобным для расположения орудий. На следующую ночь мы выехали к выбранному месту, расставили орудия за бруствер, их не было видно со стороны немцев, – вспоминал Соколовский. – Дня через два началась артподготовка, стреляли изо всех видов орудий, такой был шум, грохот, что ужас. Очевидно, что командиры дальнобойных орудий плохо рассчитали расстояние, и масса снарядов падала в реку Одер. Река стала белой от рыбы. Я в бинокль видел, как некоторые солдаты на лодках собирают рыбу, и мне захотелось сделать то же самое. Спросил разрешения у командира батареи, он разрешил… Отплыв от берега, мы стали собирать рыбу руками. Вскорости недалеко от лодки разорвался снаряд. Мы в страхе бросили свое ремесло, погребли к берегу. Второй снаряд разорвался впереди нас у берега, третьего не последовало».

Берлинская операция стартовала 16 апреля. Стоявший на краю гибели нацистский режим собрал последние силы. Каждый дом был крепостью, каждый подросток мог оказаться солдатом. Фаустпатронов и винтовок хватило даже старикам из «Фолькштурма». Надо было очистить от противника не только «верхний» Берлин, но и его подземную часть – метрополитен, канализацию, бункера. Даже оказавшийся в окружении город мог рассчитывать на помощь – на западе находилась все еще боеспособная армия Венка. В еще не занятых Красной Армией и союзниками территориях находились полигоны с Вундерваффе – «чудо-оружием» – крылатыми ракетами, самолетами-снарядами, аэродромы с реактивными истребителями, способными летать на запредельной тогда скорости в 900 километров в час.

На подступах к собственной столице немцы не только оборонялись, но и пытались проникнуть в тыл советских войск. В апреле подвиг совершил курагинец Павел Григорьевич Грузин. На группу советских солдат и офицеров напал немецкий отряд. Были убиты командир батальона, почтальон, несколько красноармейцев. Грузин с тремя товарищами смог спасти знамя своего полка и штабные документы. В коротком бою были убиты более тридцати немцев и 12 взяты в плен. За это Павел Грузин был награжден Орденом Славы I степени.

В Берлинской операции участвовали войска 1 и 2 Белорусского фронтов маршалов Георгия Жукова и Константина Рокоссовского, 1 Украинского фронта маршала Ивана Конева. Всего в районе Берлина Красная Армия имела 1,9 млн. человек, 6250 танков и САУ, более 7,5 тысяч самолетов. Немцы смогли противопоставить до миллиона солдат, 1500 танков, свыше 3,3 тысяч самолетов. Правда, немцы с утратой венгерских месторождений в марте 1945 года почти не имели топлива.

Штурм самого Берлина начался 25 апреля. Мощные укрепления Красная Армия разрушала артиллерией большого калибра, реактивными минометами, авиационными бомбами. В упор по зданиям били танки. Тяжелее всего приходилось пехоте. Стрелкам негде было спрятаться в редкой немецкой зелени асфальтированных улиц.

Из воспоминаний ветерана войны из Иланского района А. Голешева: «Никогда мне не забыть апрельских боев 1945 года на подступах к Берлину. Каждый из нас считал дни, отмерял по карте километры до столицы Германии. И чем она была ближе, чем ожесточеннее сопротивлялись фашисты, тем отважнее и напористей действовали наши советские воины.

Вот и показались окраины. Со стрелками своего отделения я рассматривал издали контуры первых серых зданий, за которыми таилась смерть. Поступила команда приготовиться к штурму, к последнему броску на логово фашизма. Рано утром при поддержке артиллерии и танков мы бросились в атаку. Но пробиться с ходу первый раз не удалось. Враг, предчувствуя неминуемую гибель, сопротивлялся из последних сил. С большим трудом отделение овладело подъездом одного из домов. Началась схватка врукопашную. Каждый этаж приходилось брать с бою.

Нам все время помогали танки. Они с прямой наводки уничтожали огневые точки противника, мяли гусеницами орудийные расчеты. Мы верили в свои силы и победили, овладели фашистским логовом».

«Оборона сильная была, потом прошли через канал и вели бои непосредственно в Берлине, - вспоминал Николай Кощеев из Железногорска. - Был я тогда командирован в танковую бригаду №52, и вот пришлось очень много работать, фугасы минные были. Если так зашел на фугас, от него не остается ничего. А дальше вели уличные бои, с танкистами взаимодействие хорошее было, берегли танки».

Сопротивление немцев усиливалось по мере продвижения советских штурмовых групп к центру города, к сердцу Рейха – рейхстагу, к рейхкон-целярии, к бункеру Гитлера. Немецкий вождь до последних дней не терял надежды, что 12-я армия генерала танковых войск Вальтера Венка прорвется к Берлину. Но этого так и не произошло. Вермахт был уже не способен даже на небольшие наступательные операции. Миллионы солдат предпочитали сдаваться в плен, нежели погибать за своего фюрера. Иногда они становились жертвами мести. Старшина Трофимов убил троих военнопленных – за убитых мать, отца и изнасилованную и помешанную сестру.

В тоже время, сибиряки держались в поверженной Германии достойно. Эксцессов с их участием было немного.

Из воспоминаний ветерана войны из поселка Куртака Новоселовского района Нестера Васильевича Бабенкова: «Уже после Победы наши войска оставались в Германии: наводили порядок, боролись с теми, кто оказывал сопротивление. Чтобы не допустить самоуправства, Сталин издал приказ: «Мирное население не трогать». Как-то дежурим мы в комендатуре, а туда забегает молодая немка и кричит. На руках у неё мёртвый мальчонка с простреленной головой, а второй сын, лет пяти, уцепился за её юбку и плачет навзрыд. Оказалось, женщина зашла в квартиру к родственникам, а там был пьяный русский офицер. Увидев её, он открыл стрельбу. Когда мы доставляли этого офицера в комендатуру, он вырывался и голосил: «Вы чего, мужики? Отпустите! Ведь у меня фашисты тоже жену убили, сына убили, мать убили…» Через три дня его расстреляли: за нарушение сталинского приказа».

К концу апреля у Адольфа Гитлера не осталось шансов спастись. Он продолжал посылать приказы из своего бункера. Трясущимися руками он двигал по карте несуществующие дивизии, корпуса и армии и отдавал приказы. Но выполнять их было почти не кому. У Рейха осталось несколько разрозненных групп защитников, численностью в несколько тысяч человек. Советские части уже начали штурмовать рейхстаг. 30 апреля немецкий фюрер Гитлер вместе со своей супругой Евой Браун покончил жизнь самоубийством, предварительно умертвив любимую собаку Блонди. А 1 мая 1945 год над рейхстагом было водружено знамя Победы. 2 мая столица Рейха пала. Бои, однако, продолжались еще неделю. Остатки германских войск сопротивлялись в Чехословакии, в Курляндии, Австрии и Югославии. Сражение за Прагу стало последней стратегической операцией Красной Армии в Великой Отечественной войне. Советские части вошли в город 9 мая, бои в чешской столице продолжались до 12 мая.

В начале мая по обеим берегам реки Эльбы произошла историческая встреча – советских и американских солдат Победителей. Американцы и русские с интересом рассматривали друг друга, кто-то разговаривал на ломаном русском и английском, обменивались подарками.

Встреча воинов-победителей на вокзале Красноярска

Из воспоминаний жителя села Светлолобово Новоселовского района Михаила Васильевича Сметанина: «Я был участником встречи на Эльбе. То, что это важное политическое событие, мы, солдаты, не знали. Утром проснулись, а на другой стороне реки Эльбы стоит батальон воинов: человек 250. Политруки сказали: это, мол, союзники, американцы. Американские солдаты ещё с того берега стали махать нам руками, кричать: «руссе, руссе, хеллоу». Некоторые поплыли к нам на лодках, над рекой быстро возвели понтонный мост. Американцы были нашего возраста, белые, но всё равно не такие, как мы. Различалась форма: у них она была яркая и нарядная, типа зелёных лыжных костюмов: пилотки, курточки с закатанными рукавами, какие-то спортивного покроя брюки. Они вели себя очень бойко: сразу же стали предлагать нам какое-то барахло - одежду, сигареты - в обмен на водку; с любопытством рассматривали наши танки».

В ночь на 9 мая 1945 года Германия подписала акт о безоговорочной капитуляции. Великая Отечественная война завершилась.


Источники: Шиловский Е. Штурм Кенегсберга, Фронтовая иллюстрация, №1-2005. http://www.iremember.ru/content/view/1077/1/1/0/lang,ru/ – Ляш Отто «Так пал Кёниг-сберг» Сенкевич И. Красноярская гвардейская – Красноярск, 1973. Данные ОБД «Мемориал» Архивы районных администраций

 
разработка — ООО "СибПэй"