Дорога на Берлин
Победа над нацизмом в Европе
Гамлет из Сибири



Гамлет из Сибири

В своей творческой жизни артист Иннокентий Смоктуновский создал десятки разных образов, сыграл персонажей не просто талантливых, а выдающихся – Циолковского, Чайковского, Моцарта, царя Федора Иоанновича, шекспировского принца Гамлета… А между тем детство и юность Смоктуновского прошли совсем не в королевском дворце, а в небольшом домике-времянке на берегу речки Качи в Красноярске. И отец его не был королем Дании, а был простым рабочим, которого убили на войне в 1942 году. Кеша обожал своего отца. Именно его портрет находился в медальоне Смоктуновского во время съемок фильма «Гамлет».

Кеша и Володя с тетей Надей

Из воспоминаний Иннокентия Михайловича Смоктуновского: «Мой отец был замечательный человек. И красивый. Он был удивительно сложен: крупный, высокий… То есть настолько атлетически сложен, что, работая в порту грузчиком, он на спор переносил грузы, которые, кроме него, никто не мог поднять. Но у него была романтическая идея, желание, мечта… как хотите назовите – летать на самолете. Отец специально устроился работать в аэропорт каким-то подсобным рабочим. Однажды он упросил одного пилота взять его на борт. И он полетел. Для него это было очень важно – ощутить себя летящим».

Михаил Петрович Смоктунович погиб в боях с немецко-фашистскими захватчиками в 1942 году. Место гибели неизвестно.

Иннокентий Михайлович вспоминал в одном из интервью, что взять творческий псевдоним его уговорил директор Норильского театра драмы: «Предложил взять псевдоним Славянин. Я не согласился, он угрожал уволить, тогда с обоюдного согласия поменяли в моей фамилии окончание — и я стал Смоктуновским».

Иннокентий Михайлович Смоктуновский родился 28 марта 1925 года в деревне Татьяновке Томской области, но вскоре его семья потомственных ссыльных поляков Смоктуновичей переехала в Красноярск, где жила бедно и трудно, ведь было семеро детей, из которых вторым ребенком был Иннокентий. Ютились во времянке возле дома родственников.

Из воспоминаний Иннокентия Михайловича Смоктуновского: «Мое детство прошло в Красноярске. Мы жили в ветхом домишке на краю огромного, как тогда казалось, пустыря... Я подделывал билеты и ходил в театр — а там другой воздух, погашенные огни... Все волновало. Атмосфера взволнованного уюта. Я тоже волновался. И это волнение было приятным...»

Из-за нищеты и голода в 1932 году Смоктуновичи отдали двоих детей на воспитание тетке, родной сестре отца Надежде Петровне. Она жила здесь же, в Красноярске. У тетки своих детей не было, «и потому отдали ей меня и Володьку. Аркашка остался у родителей – это любимец, он очень был толстый и белый, совсем блондин. А мы с братом – я вот рыжий, а Володька был вообще какой-то черный, нас не любили и отдали этой тетке». Она всем сердцем полюбила племянников. Но, тем не менее, школу пришлось бросить и учиться сначала на фельдшера, позже на киномеханика. А потом началась война…

Иннокентий Смоктунович (в центре) у своего дома в Покровке



Война и плен

Иннокентия Смоктуновского призвали на фронт в 1943 году. С января по август он – курсант Киевского пехотного училища в Ачинске. С августа 1943 года – на фронте. А 3 декабря этого же года он попадает в плен, и до 7 января 1944 года будет находиться в лагерях для военнопленных в городах Житомире, Шепетовке, Бердичеве (Западная Украина). Условия в немецком лагере были нечеловеческими, и он прекрасно знал, что за попытку к бегству полагается немедленный расстрел. Был и другой выход – идти в армию к генералу Власову. Но Иннокентия это не «устроило», как он сам написал в воспоминаниях. А между тем в Красноярск пришло извещение о том, что он пропал без вести. Его тетка Надя ослепла от слез, оплакивая любимого племянника.

Шанс совершить побег представился, когда колонну с военнопленными немцы погнали в Германию. Иннокентий был болен дизентерией и часто «присаживался» по нужде. Вот и в этот раз ему и еще одному пленному разрешили для этого выйти из строя. Смоктуновский до конца жизни с благодарностью вспоминал этого солдата, который жестом показал ему оставаться под мостом, а сам взял да и скатился на спине по снегу, смазав их следы.

Так отсутствия одного из пленных никто не заметил. Иннокентий для безопасности почти сутки просидел в сугробе, прежде чем решился выйти, чтобы идти до ближайшего селения.

Иннокентий с родными в Красноярске

В течение нескольких недель Смоктуновский скитался по лесам, прячась от немцев, то и дело, впадая в полузабытье от голода. Наконец он, едва держась на ногах, добрел до деревушки с названием Дмитровка. Здесь его, замерзшего, умирающего от голода, подобрала старушка-украинка. С ее стороны это был довольно рискованный поступок, ведь за укрывательство советского военнопленного всей семье грозил расстрел. «Разве я смогу Кеша Смоктунович в школьные годыкогда-либо забыть семью Шевчуков, – вспоминал Иннокентий Михайлович, – которая укрывала меня после побега из плена? Баба Вася давно умерла, а ее дочь Ониська до сих пор живет в Шепетовке, и эти дорогие, душевные люди, буквально спасшие меня, бывают у нас в Москве, и мы всегда их радушно принимаем».

Потом был партизанский отряд им. Ленина Каменец-Подольского соединения. В мае 1944 года – соединение отряда с частями Советской Армии, где Иннокентий Смоктуновский – старший сержант, командир отделения автоматчиков, младший топограф 641-го Гвардейского стрелкового полка 75-й Гвардейской дивизии. Война окончилась для него в немецком городке Гревесмюлене.

Удивительно, что за все время войны Смоктуновский ни разу не был ранен. Судьба явно берегла его. К счастью для всех нас.


Послесловие

Когда-то давно юный Кеша Смоктуновский лежал на пологой крыше сарая неподалеку от красноярской речки Качи и глядел в темное звездное небо. Млечный Путь манил его в хрустальную глубину и, наверняка, указывал дорогу к славе.

На здании школы № 14 установлена мемориальная доска в память об И.М. Смоктуновском

Звезды завораживали его с самого детства. А десятилетия спустя он и сам стал звездой. И теперь одна из малых планет под номером 4926 получила зарегистрированное в международном каталоге имя Smoktunovsky. А похоронен он на Новодевичьем кладбище в Москве, где хоронят только самых известных и уважаемых людей. Но никогда великий артист не забывал своих сибирских корней:

«У каждого человека есть поляна детства. Огромная, красивая. Она дает ощущение общности. На ней ведь невозможно затеряться. Человек – маленький, а на поляне он сам по себе, он ощущает себя. У нас под Красноярском, где я жил в детстве, была такая поляна – загадочная, с голосами неведомых птиц, с извилистой рекой, по вечерам там кричали лягушки. С одной стороны – огромная гора, на которой было кладбище, с другой стороны – такая же гора, на которой стоял белоснежный прекрасный храм… И, если есть истоки, корни духовности – они у меня все там, на моей детской поляне».

И.М. Смоктуновский (1925–1994)

Давайте же и мы, его земляки, вспоминая героев Великой Победы, не забудем имя народного артиста Советского Союза, лауреата Ленинской премии и обладателя многих других наград, ветерана войны, участника сражения на Курской дуге Иннокентия Михайловича Смоктуновского.

Несколько лет назад на здании красноярской школы № 14 установлена мемориальная доска в память об Иннокентии Михайловиче Смоктуновском.


Источники: В статье использованы материалы книги И.М. Смоктуновского «Быть!» и А. Демидовой «А скажите, Иннокентий Михайлович». Материалы подобраны О.Л. Подборской.

 
разработка — ООО "СибПэй"