Фронтовой фольклор


Песня 252-ой стрелковой дивизии

Слова лейтенанта

Анатолия Ефремовича Барышникова (Сосновоборск)

На Калининском в битвах мужала,

Защищая столицу Москву,

Ведь недаром от маршала Конева

Заслужила потом похвалу.

Припев:

Харьковско-Братиславская

Краснознаменная дивизия идет,

Харьковско-Братиславская

В нашей памяти вечно живет.

В Сталинград прибыла полнокровная,

Получив подкрепленье в Перми,

Прямо с марша у балки Грачевая

Вновь вступила в большие бои.

Припев: ...

Ее помнят Донской, Сталинградский,

Украинский второй и Степной,

Харьков, Белгород, Корсунь Шевченковский

Будут вечно гордиться тобой.

Припев: ...

Ветераны сейчас вспоминают

О славе ее боевой

Как с боями прошла от Москвы до Братиславы

И с победой вернулась домой.

Припев: ...



Из фронтового блокнота Сергея Абрамовича Берестова

И зимой и летом

Думал я об этом.

Думал я о свадебном

Долгожданном дне.

Все что надо справлено

И столы заставлены

Полными стаканами,

Доброю едой.

С неба тихо светит,

Позже в гости метит

Спутник нашей радости

Месяц молодой

Пой моя хорошая

В поле жито скошено

Возле дома вечером

Тишь и благодать.

На земле прохлада

На душе отрада

И слова забвенья хочется сказать.

Не ходи украдкой,

Не зови солдаткой,

Рассыпай по улицам

Свой веселый смех

Беды и печали

Далеко умчали,

Пусть любовь красуется

На виду у всех

Пой моя пригожая

Мы с тобою дожили

До поры загаданной

Рано по весне.

Сергей Берестов родился в Партизанском районе. На фронте с 1942 года. Сержант, командир отделения на Карельском фронте, принимал участие в операциях по форсированию р.Свирь в 1944 году на Западно-Украинском фронте и освобождению Венгрии. В 1947 году вернулся в Красноярск, работал шофером.


Стихи из фронтового блокнота Михаила Хитрова

Я не знаю, рано или поздно,

Но должны мы встретиться с тобой!

Будет лето, будет вечер звездный,

Тополя и воздух голубой.

Мы с тобою будем вместе, рядом,

Я тогда в глаза твои взгляну,

Расскажу про хищный вой снарядов,

Про метели, вьюгу про войну.

Расскажу, как мы в снегу глубоком,

Шли под минометный вой,

Хоть и ты была всегда далеко,

Все же ты была всегда со мной.

Как мы жили, воевали,

Расскажу в тот вечер обо всем,

Как два слова «Родина» и «Сталин»,

Нас вели к Победе над врагом.

Мир кругом зеленый и веселый,

Все кругом бушует и цветет,

По ветру развернуты знамена,

И на них написано: «Вперед!»

Нынче вечер выпал теплый, звездный.

Через час мы начинаем бой.

Бой жесток, но рано или поздно,

Все равно мы встретимся с тобой!

Михаил Яковлевич Хитров до войны работал учителем русского языка и литературы Полевской школы Бирилюсского района.


Из фронтового блокнота Василия Николаевича Власова Пусть дни проходят Слова И. Финка

Мы с тобой не первый год встречаем,

Много вёсен улыбалось нам.

Если грустно, вместе мы скучаем,

Радость тоже делим пополам.

Ничего, что ты пришёл усталый,

Что на лбу морщина залегла.

Я тебя, родной мой, ожидала,

Столько слов хороших сберегла.

Припев:

Пусть дни проходят, спешит за годом год.

Когда минутка грустная придёт,

Я обниму тебя, в глаза твои взгляну,

Спрошу: «Ты помнишь первую весну,

Наш первый вечер и обрыв к реке,

И чью-то песню где-то вдалеке?».

Мы нежность ночи той с годами не сожгли,

Мы эту песню в сердце сберегли.

И тебя по-прежнему люблю я,

Так люблю, что ты не знаешь сам,

Я тебя немножечко ревную

К совещаньям, книгам и друзьям.

Ты такой, как был, неутомимый,

Лишь виски оделись сединой.

И гордишься ты своей любимой,

Ты гордишься сыном и женой.

Припев…

Василий Николаевич Власов родился в д. Абалаково Енисейского района. В сентябре 1940 года был призван в армию. Служил в 351-м отделении инженерно-технической роты Тихоокеанского флота. В 1942 году рота была направлена под Сталинград в 252-ю сд 924-го стрелкового полка. Участвовал в должности старшины боях под Сталинградом, на Курской дуге, освобождал Белгород, Харьков, Корсунь-Шевченковский, Будапешт, Вену. После войны жил в Красноярске.


Из фронтовых блокнотов Застольная Волховского фронта Музыка И. Любана, слова П. Шубина

Редко, друзья, нам встречаться приходится,

Но, уж когда довелось, -

Вспомним, что было, и выпьем, как водится,

Как на Руси повелось.

Пусть вместе с нами земля Ленинградская

Вспомнит былые дела,

Вспомнит, как русская сила солдатская

Немцев за Тихвин гнала.

Выпьем за тех, кто неделями долгими

В мерзлых лежал блиндажах,

Бился на Ладоге, бился на Волхове,

Не отступал ни на шаг.

Выпьем за тех, кто командовал ротами,

Кто умирал на снегу,

Кто в Ленинград пробивался болотами,

Горло ломая врагу.

Будут в преданьях навеки прославлены,

Под пулеметной пургой,

Наши штыки на высотах Синявина,

Наши полки подо Мгой.

Встанем и чокнемся кружками стоя мы,

Братство друзей боевых.

Выпьем за мужество павших героями,

Выпьем за встречу живых.

слова – 1943 г., на мелодию песни «Наш тост» (1942 г.)


Из фронтовых блокнотов Если будешь ранен, милый, на войне… Стихи И.Уткина, музыка С. Каца

Если будешь ранен, милый, на войне,

Напиши об этом непременно мне.

Я тебе отвечу

В тот же самый вечер.

Это будет теплый, ласковый ответ:

Мол, проходят раны

Поздно или рано,

А любовь, мой милый, не проходит, нет!

Может быть, изменишь, встретишься с другой -

И об этом пишут в письмах, дорогой! —

Напишу... Отвечу...

Ну, не в тот же вечер...

Только будь уверен, что ответ придет:

Мол, и эта рана,

Поздно или рано,

Погрущу, поплачу... все-таки пройдет!

Но в письме не вздумай заикнуться мне

О другой измене — клятве на войне.

Ни в какой я вечер

Трусу не отвечу.

У меня для труса есть один ответ:

Все проходят раны

Поздно или рано,

Но презренье к трусу не проходит, нет!

1941 год


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича Анюта

Дул холодный порывистый ветер

Даже в фляге застыла вода.

Эту встречу и тот зимний вечер

Не забыть никому никогда.

Я был ранен осколком снаряда

И остался на поле в снегу.

Дул холодный порывистый ветер,

И не страшен я больше врагу.

Кровь струилась капля за каплей,

А вокруг грохотал жаркий бой

Медсестра, дорогая Анюта

Подползла и сказала: «Живой!».

Улыбнись же милой Анюте,

Покажи, что ты парень герой,

Не сдавайся ты смертушке лютой,

Посмеемся над ней мы с тобой.

И взвалила на девичьи плечи,

Даже в фляге нагрелась вода,

Эту встречу и тот зимний вечер

Не забыть никому никогда.

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича Прощание

Поезд из Сибири мчится по полям,

Парня молодого он везет к боям.

Ничего товарищ милый не грусти,

К домику родному вновь придут пути.

Припев: Эх! Пой, играй гармоника,

Едет первый взвод.

Дальняя дорожка

Товарища везет.

Бьет фашистов крепко парень молодой,

Скоро он вернется в город свой родной.

А навстречу выйдет паренька встречать

Жена молодая, что умеет ждать.

Припев: Эх! Пой, играй гармоника,

Едет первый взвод.

Дальняя дорожка

Товарища везет.

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича

Окончилось мирное время

Двадцать второе июня

Ровно в четыре часа

Киев бомбили, нам объявили,

Что началася война.

Вот кончилось мирное время,

Нам расставаться пора.

Я уезжаю, быть обещаю

Верным тебе до конца.

И ты смотри –

Чувством моим не шути,

Выйди подруга к поезду друга,

Друга на фронт проводи.

Стукнут колеса вагона,

Поезд помчится стрелой,

Я из вагона, ты на перроне

Грустно помашешь рукой.

Пройдут года,

Я снова увижу тебя

Ты улыбнешься, к сердцу прижмешься!

Я расцелую тебя!

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича Далеко от дома

По военным дорогам кочуя,

Я во многих домах ночевал,

Но в походах под крышей чужою ночуя,

Неизменно одно вспоминал.

Припев: Сторонка, сторонка родимая

Ты солдатскому сердцу мила

Эх! Дорога моя фронтовая

Далеко ты меня завела!

Были ночи в домах не похожи,

Как те села и те города,

Но везде и повсюду мне снилось все то же

И тревожило сердце всегда.

Припев: ...

По военным дорогам шагая,

До берлинских ворот я дошел,

Но милее, теплее родимого края

Я нигде ничего не нашел.

Припев: ...

Страна ты моя дорогая

За тебя я сражался в бою,

О тебе каждый день вспоминая,

Про тебя свои песни пою.

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича На привале

Товарищ, сядь со мною рядом,

Давай закурим по одной.

Я знаю, что под Сталинградом

Твоя семья, твой дом родной.

Ты помнишь, как сынишка сонный

Тебя хотел поцеловать,

Как на пути у эшелона

Стояла плачущая мать.

Родная, добрая, седая

Осталась там стоять одна,

А рядом с нею молодая,

Твоя любовь, твоя жена.

Ты здесь на фронте больше года

И ко всему привык уже,

И так в ненастную погоду

Стоишь на дальнем рубеже.

Шагаем, меряем болота,

Сидим мы мерзнем, устаем.

За неприступные высоты

Свои мы жизни отдаем.

Нам ноги жгла зола пожарищ,

Дым натемно слепил глаза,

Но не от дыма мне, товарищ,

Зрачки туманила слеза.

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича Спит деревушка

Спит деревушка, только старушка

Ждет не дождется сынка.

Старой не спится, тонкие спицы

Нежно дрожат в руках.

Ветер тихонько шуршит в трубе

Тихо мурлыкает кот на печи,

Спи, успокойся, шалью укройся,

Сын твой вернется к тебе.

Утречком ранним, гостем желанным

Явится сын твой домой.

Варежки снимет, крепко обнимет,

Сядет за столик с тобой.

Будешь смотреть, не спуская глаз,

Будешь качать головою не раз,

Тихо и сладко плакать украдкой

Слушая сына рассказ.

Радостно солнце глянет в оконце,

Радугой все оживет.

Даль голубая, жизнь фронтовая

Где проходил он в поход.

Глянешь на сына разок, другой –

В летней пилотке и брови дугой.

Ты улыбнешься и отвернешься,

Скажешь: «Не пропадет ведь такой».

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича Подарок из тыла

Принесли мне в землянку посылку,

И повеяло счастья теплом,

И забилось сердце так пылко,

И я вспомнил дом родной.

Я не тот, не другой и не третий,

На письме адрес краткий,

И написано одно -

Или Саше, или Ване, или Пете все равно.

Я не тот ни другой и не третий

Но посылке, признаться, я рад.

И смогу я вам только ответить,

Незнакомый адресат.

Где же нашему знакомству

Продолжаться суждено

Или в Омске или в Томске

Или в Курске все равно.

Но куда же я приеду,

Меня смущает лишь одно –

Или к Тоне или к Гале

Или к Дусе все равно.

15 мая 1943 года

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича Полевой лазарет

Ночь прошла в полевом лазарете,

Где дежурили доктор с сестрой.

В полумраке, весеннем рассвете

Умирает от раны герой.

Он собрал все последние силы

И диктует сестре, что писать

«Что я ранен и близок к могиле,

Не хочу я родных обижать.

А жене вы моей напишите,

Что я скуку хочу разогнать,

Что я ранен в правую руку

И письма не могу написать.

Своих деток я крепко целую

И хочу горячо их обнять,

А еще горячее целую

Дорогую, родимую мать.

Брату вы моему напишите,

Что наш полк отличился в бою,

Что мы крепко и храбро сражались

И за вас и за землю свою.

Вот снаряд пролетел, разорвался,

Оторвало осколком плечо,

Умирая, я с вами прощаюсь

И целую вас всех горячо.

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтового блокнота Иванова Ивана Ивановича Дружба

Так не дружат порой и с братом брат,

Так нежно смотрит лишь отец на сына...

Они прошли от Волги до Карпат,

Они еще дойдут и до Берлина!

Постукивают глухо котелки:

У каждого в руках по автомату.

Длинны дороги, ночи коротки,

Да, враг еще не истреблен, проклятый!

И два бойца, два фронтовых дружка,

Идут с боями трудною дорогой.

Их фронтовая дружба так крепка,

Что друг без друга жить они не могут.

К родной земле великая любовь

Вела их в бой, удваивала силы.

За эту землю пролитая кровь

Их дружбу испытала и скрепила.

Один сибирский, а другой волгарь.

В затишья час и под свинцовой бурей,

Они разделят на двоих сухарь

И пыль махорки пополам покурят

И кажется, когда замолкнет бой,

На всей земле от севера до юга,

Им каждого захочется с собой

Позвать домой как фронтового друга!

Иванов Иван Иванович призван Тасеевским военкоматом в сентябре 1942 года. Сержант, минометчик. Служил в 8-м воздушно-десантном полку. Был на Северо-Западном и других фронтах, 1942-1945 гг. Участвовал в обороне Ленинграда.


Из фронтовых блокнотов Гадам нет пощады

Песней боевою, это не впервые,

бить врагов советской солнечной земли

боевую песню мы в года былые

на штыке советском гордо пронесли.

Припев:

Гадам нет пощады, и нет спасенья гадам,

Встретит ли их пуля, молодецкий штык.

Мы врага сразили, разве вас не били?

Может вы отвыкли, может вы забыли?

Гитлер ждал ответа от Наполеона:

«Ты скажи, чем кончу я с Россией бой?».

Тот ему ответил из могилы сонной:

«Я, мой друг, подвинусь, ты ложись со мной»

Припев….

Немцы захотели высадить на суше

Свой десант в тумане, не видя никого.

Выходила на берег «Катюша»

И перестреляла всех до одного.

Припев….

Доктор молвил фрицу: «Ваше дело туго,

На Кавказ поехать надо вам к весне».

Фриц ответил хмуро: «Я уже оттуда.

Разве не заметно по моей спине?».

Припев…

Песней боевою вел полки Суворов.

С песней и Кутузов шел врага крушить.

И любую злую вражескую свору

С этой песней били, бьем и будем бить.

Припев…


Из фронтовых блокнотов Переделанная песня

Будьте здоровы, живите богато,

Гоните проклятых фашистов от хаты,

Гоните бандитов, лупите их, бейте,

Снаряды и бомб вы на них не жалейте.

Гоните бандитов, лупите их, бейте,

Снаряды и бомб вы на них не жалейте.

Бойцам пожелаем, как следует биться,

Чтоб каждый убил хоть по дюжине фрицев.

А если кто больше фашистов загубит,

Никто с вас не спросит, никто не осудит.

А если кто больше фашистов загубит,

Никто с вас не спросит, никто не осудит.


Песня времен Великой Отечественной войны, найденная в одном из воинских писем рядового Захара Кондратьевича Мухина из села Погореловки Емельяновского райош. До войны работал в пожарной части, имел бронь, но добровольно ушел на фронт. Пропал без вести в декабре 1942 года

В одном из своих писем 3ахар присылал жене Устинье песню. Никому не известно, сам ли он ее написал, или кто-то из товарищей-фронтовиков, исполняли её когда-нибудь на привале в минуты передышки, или она навеки поселилась только в сердце той самой, любимой, которой Захар от себя её посвятил.

Ты просишь писать тебе часто и много,

Но редки и коротки письма мои.

К тебе от меня не простая дорога

И много писать мне мешают бои

Враги недалеко и в сумке походной:

Я начатых писем десяток ношу.

Не хмурься, я выберу часик свободный,

Настроюсь и сразу их все допишу.

Пускай эта песенка вместо письма

Что в ней не сказал я, придумай сама.

И утром ее напевая без слов

Ты знай, что я твой, что я жив и здоров.

Поверь мне, родная, тебе аккуратно

Длиннющие письма пишу я во сне

И кажется мне, что сейчас же обратно

Ответы, как птицы несутся ко мне.

Но враг недалеко и спим мы не много,

На будит работа родных батарей.

У писем моих непростая дорога.

И ты не проси их ходить поскорей

Пускай это песенка вместо письма.

Что в ней не сказал я, придумай сама.

И утром ее напевая без слов

Ты знай, что я твой, что я жив и здоров.


Из фронтовых блокнотов Партизанская борода Слова: М. Лапиров, музыка: Л. Бакалов, исп.: Леонид Утесов

То разведка, то засада,

Стричься, бриться мне когда?

Неизбежная досада –

Партизану борода!

Борода ль моя, бородка,

До чего ты отросла!

Говорили раньше - щётка,

Говорят теперь - метла.

Парень я молодой,

А хожу с бородой.

Я не беспокоюся,

Пусть растёт до пояса.

Вот когда окончим битву,

Сразу примемся за бритву.

Будем стричься, наряжаться,

С милой целоваться.

По врагу стреляю метко,

И зовут меня в строю

То ли «детка», то ли «дедка»

За бородку за мою.

Но повсюду боевому

Бородатому стрелку

И привет, как молодому,

И почёт, как старику.

Мне не горе, не кручина,

Что в отряде говорят:

«Вот так чёртушка-детина,

Молодой, а бородат!».

Лишь одна меня печалит

Невеликая беда:

Партизанские медали

Закрывает борода.


Из фронтовых блокнотов Эх, «ас», еще «ас»! Стихи А. Ойслендера, музыка Е. Жарковского

Враг кричит, что у него-де

Что ни летчик — первый класс,

Отличившийся в полете

Знаменитый, смелый «ас».

Только мы, заметив «асов»,

Каждый день не в бровь, а в глаз,

По пять штук сбиваем разом,

Повторяя всякий раз:

Припев:

Эх, «ас», еще «ас»,

Еще много, много раз —

Мы проучим вас, как надо,

Чтоб не смели трогать нас!

Мы идем на бой открыто

С хищной вражеской гурьбой,

Но фашистские бандиты

Не идут на равный бой.

Днем и ночью, словно воры,

Пробираются тайком,

Ну, а мы стервячью свору,

Приговаривая, бьем:

Припев…

Если их, к примеру, куча,

А у нас один всего,

Вот тогда они «могучи» —

Кучей против одного.

Но Губанов и Сафонов,

Честь и Родину любя,

Бьют стервятников с разгону,

И считают про себя:

Припев…

Где бы враг ни крался тучей —

Над землей и над водой,

Будет свастика паучья

Бита Красною Звездой!

Нерушимо наше знамя,—

В этом черная орда,

В прах повергнутая нами,

Убедится навсегда!

Припев…


Из фронтовых блокнотов Фронтовая Катюша

Разлетались головы и туши,

Дрожь колотит немцев за рекой,

Это наша русская Катюша

Немчуре поет за упокой.

В страхе немец прыгать в яму станет,

Головой зароется в сугроб,

Но и здесь его мотив достанет

И станцует немец прямо в гроб.

Ты лети, лети, как говорится,

На куличики к черту на обед,

И в аду таким же дохлым фрицам

От Катюши передай привет.

Расскажи как песни заводила,

Расскажи про Катины дела,

Про того, которого лупила,

Про того, чьи кости разнесла.

Все мы любим девушку Катюшу,

Любо слушать, как она поет,

У врага выматывает душу,

А друзьям отвагу придает.


Из фронтовых блокнотов Частушки

Били наши батальоны

самого Наполеона,

Ничего нет хитрого,

что побьем и Гитлера.

Ходит немец по тропе,

слезы так и капают,

Помнит он о пункте Б,

ноги сами драпают.

Не жалей свинца, товарищ,

бей фашиста сатану,

На Неве его ударишь,

отзовется на Дону.

Муж пропал у фрау Берты,

Шлёт запросы и конверты:

Где ты, милый? - На Дону!

Что ты делаешь? - Тону!

Больше сотни гадких фрицев

Отослал без лишних слов

Прямо в рай без пересадки

Славный снайпер Щербаков!

Там в раю, согласно правил,

Будут фрицы докладать:

Щербаков всех нас направил,

Обещал ещё прислать!

Ленинград занять сулит

Немцам главный их бандит.

Им и хочется, и колется

Да мама не велит!

Я на языка напал,

Только сил не рассчитал:

В морду дал ему слегка-

Язык лишился языка!

Гитлер-мастер подлых дел,

В грабежах собаку съел.

Только жалко одного-

Лучше бы она его!

Гордо реет Красный флаг,

Самолёты стаями!

Уничтожен будет враг

По приказу Сталина!


Из фронтового блокнота Александра Александровича Ятульчика (Большеулуйский район) Сторонка родная

С неразлучным своим автоматом

Ни в одной побывал я стране,

Но везде и повсюду, ребята,

Я скучал по родной стороне.

Припев:

Сторонка, сторонка родная,

Ты солдатскому сердцу мила.

Эх, дорога моя фронтовая,

Далеко ты меня завела.

Батальон наш стоял в Бухаресте.

Бухарест – неплохой городок,

Но признаться вам, братцы, почести,

Мне дороже родимый Торжок.

Припев:…

В Будапеште сражались мы долго,

Он на мутном Дунае лежит.

Как мне вспомнится матушка-Волга.

Так слеза на глаза набежит.

Припев:…

Нас цветами встречала София,

Обнимали у каждых ворот,

Но Болгария все ж не Россия,

Хоть и братский живет в ней народ.

Припев…

Бил я немцев на улицах Вены,

В ней сады и дворцы хороши,

Только Вена скажу откровенно,

Дорога не для русской души.

Припев….

День и ночь я, на запад шагая,

Сотни верст до Берлина прошел,

Но милее родимого края.

Я нигде ничего не нашел.

Припев…..

Эх, страна ты моя дорогая,

За тебя я сражаюсь в бою,

Про тебя каждый день вспоминаю,

О тебе свои песни пою.


Альбом с работами Бориса Николаевича Дрыжака

Майор запаса Дрыжак Борис Николаевич, с 1995 года житель Железногорска, награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями "За боевые заслуги", "За трудовую доблесть", "За охрану государственной границы"

Борис рос, как все деревенские мальчишки, в селе Нижняя Покровка Перелюбского района Саратовской области. Рисовать любил, но специально не учился - было негде и некогда. В октябре 1944 года, прибавив себе полгода в возрасте, ушел на фронт добровольцем, как и многие его сверстники. В Вольском авиационно-техническом училище неполные семнадцать лет обнаружили, однако домой возвращать не стали. Через неделю новобранца перевели из Вольска под Воронеж, в Особое училище химзащиты. Но доучиться так и не пришлось: в команду специального назначения по училищам и воинским частям стали отбирать солдат, способных к рисованию, и Борис попал в их число.

Команда формировалась по особому принципу: на четыре сотни человек личного состава приходилось полсотни военных инженеров и пятеро рисовальщиков. В задачу бойцов входили обнаружение и захват секретных немецких заводов по производству новейших видов оружия, от ракетного до химического, а также изучение и фиксация технических деталей военных разработок и дальнейшая их передача в Центр советской группы войск.

Художники привлекались в команду как раз для зарисовок.

Так через два месяца службы сержант Борис Дрыжак в составе восьмой команды, воевавшей в составе Второй танковой армии генерала Рыбалко, был направлен в особую фронтовую командировку - в Европу.

Первым боевым заданием стал налет на немецкий ракетный полигон в Близне, в восьмидесяти километрах к востоку от Кракова. Для этого бойцам «восьмерки» пришлось переходить линию фронта и работать на территории неприятеля. Без мольбертов и палитры художники под охраной автоматчиков перерисовывали в сшитые суровыми нитками блокноты сопла ракетных установок, только появившихся ФАУ-3, восьмиствольных гранатометов. Как оказалось, одних только ракет на полигоне в Близне разрабатывалось 17 ВИДОВ, и обо всем этом мог рассказать лишь карандаш пятерых солдат-графиков.

Затем был Бреслау - завод по производству ракетного топлива, лаборатории химических и отравляющих веществ Кюстрина, Ландсберra, северного Берлина. Везде требовалось работать внимательно и быстро, с соблюдением мер предосторожности - сделанные рисунки считались разведданными с присвоением грифа секретности.

Победу Борис Дрыжак встретил в Науэне, в сорока километрах от Берлина.

Вместе с товарищами несколько раз ездил к поверженному рейхстагу, радуясь и удивляясь: не каждому выпадает в восемнадцать лет оказаться в центре пусть и разрушенной, но все-таки Европы!

В середине июня 1945-го личный состав команды был отправлен на родину, но Москва, вопреки ожиданиям, была не последним пунктом назначения. Через всю страну Борис Дрыжак с товарищами ехали на Дальний Восток, продолжать войну с Японией. В захваченной японцами Маньчжурии спецкоманда должна была ликвидировать центр по производству бактериологического оружия в Чунцине. Маршрут пролегал через зыбучие пески пустыни Гоби и крутые перевалы гор Хингана, а средством передвижения служила «мягкая» броня Шестой танковой армии генерала Кравченко.

После ликвидации Чунцинского центра и за день до капитуляции Японии, 18 августа 1945-го, Борис и медсестра Люда Молчанова подорвались на мине.

Девушка погибла сразу. Контуженного и раненого в ноги Бориса нашли друзья. На целых полгода госпиталь стал его домом и... темой для новых рисунков.

 

Уже после госпиталя, на службе в Подмосковье, лейтенант Дрыжак окончил курсы Студии военных художников имени Грекова. Но профессионально заняться живописью ему так и не удалось. С 1946-го по 1951-й годы он воевал в Болгарии, Китае, Корее; в промежутке, в 1949-м, в Чукотке зарисовывал площадку для одного из запланированных советских ядерных полигонов.

После ухода в запас, в 1953-м, Борис Дрыжак был направлен в Киргизию, на урановые рудники Майлесая, поднимать политработу в Джелалабадской области. К рисованию с этого самого времени не возвращался - было не до того...

 

 
разработка — ООО "СибПэй"