В ту войну

Еще в ту войну.

Когда я был на летних каникулах в деревне, я познакомился с разными людьми. Однажды вечером, сидя у костра, рассказал мне эту историю дед Митрий. Рассказывал он медленно, как бы вспоминая события тех лет. Иногда он улыбался, но в основном был грустный. Почему прозвали его Митричем, никто не знал, хотя настоящее имя его было другое. Рассказ затянулся до поздней ночи.

Дело было во время войны. Небольшой провинциальный поселок, в котором орудовали полицаи, расположился на берегу реки. Речка разрезала на две части обширный, имевший форму треугольника остров. Больше всего было черемухи. В весенние дни остров, если бы можно посмотреть на него сверху, казался засыпанным снегом. А для мальчишек остров был обетованным местом, во-первых, по обилию ягод, а, во-вторых, с речки никогда даже самый неудачливый рыболов не возвращался без добычи;

речка кишела рыбой. Митя увлекался рыбалкой скорее из спортивных побуждений. Для приятеля Мити Егора, отец которого погиб еще в японскую войну, а мать выбивалась из сил на паденщине, рыба была немалым подспорьем.

Весна 1942 года выдалась теплая и дружная. Остров из черного, после того как стаял снег, вскоре снова стал белым. Зацвела черемуха. На реках давно уже кончился ледоход, и уже можно было удить рыбу.

- Егорша, сбегаем сегодня на речку,- предложил Митя по дороге из школы. – Ну, хоть одним глазком на поплавок глянуть!

- Ладно. Собирайся. Приходи ко мне с удами. Черви есть?

Через час Митя и Егор были на острове. Не торопясь, они шли по берегу. Мите не терпелось размотать удочки, но Егор был невозмутим. Он то и дело останавливался, внимательно осматривал берег и воду, коротко бросил: « Не пойдет» - и двигался дальше. Впереди показался крутой обрыв, на вершине которого с незапамятных для ребят времен стоял огромный куст черемухи.

- Подходящая заводушка, - сказал Егор, а Митя только молча кивнул головой. У него даже не нашлось слов, чтобы выразить свой восторг. Быстро приготовив удочки, друзья сделали первые забросы. Наголодавшаяся за зиму

рыба с жадностью набросились на червей. Окуни, плотва, ерши топили поплавки то и дело. Егор таскал рыбу без промаха, сопровождая каждую удачу присказками и шутками. Митя горячился, спешил с подсечкой, но вот какой-то окунек зацепился надежно. Митя дернул, как обычно, через голову. Окунь, пролетев перед лицом Егора, скрылся в ветвях черемухи. Через минуту откуда-то из-за кустов послышался голос:

- Егорша, иди сюда!

- Ну, чего там? Клюет ведь!

- Пещера тут, Митя выглядывал из пещеры.

- Видал? Вот тайничок? Спрячься – кто найдет? Залезай!

Егор с некоторым трудом, ногами вперед, протиснулся в дыру и лег рядом с Митей.-

- Волчья нора,- почему-то шепотом сказал Митя.

- Скажешь тоже. Тут волками и не пахнет.

Гадать о происхождении норы было некогда. Решив, что это отличное укрытие от дождя, да и переночевать в ней можно, ребята спустились к удочкам и принялись за прерванную рыбалку. Егор сказал:

- Насчет пещеры ни гу-гу! Понял? Разболтаешь – отбоя от ребят не будет. Живо все расковыряют.

- Могила! – пообещал Митя.

Через неделю приятели еще раз побывали на своем месте. Было солнечное воскресное утро. Подходил к концу июнь. Известно, когда хорошо клюет, время летит совершенно незаметно. Не заметили ребята и другого странного обстоятельства: за все утро никто не подошел к ним, никто не спросил, нет ли продажной рыбки. А рыба как раз была. Внезапно где-то в отдалении раздалось несколько щелчков, похожих на хлопки пастушьего кнута. На острове скот не пасли, и ребята сразу догадались, что это выстрелы. Хлопки больше не повторились. Рыба сегодня просто не давала задуматься над посторонними звуками. А задуматься было над чем, Господин Александров появился в поселке месяца три назад. В хорошем костюме, с тросточкой, каждое утро проходил он по улице и сворачивал к зданию школы, где заменял недавно умершего учителя истории. Никто не знал, что для партизана – подпольщика, работа учителя была только средством легализоваться.

В этот день для встречи с ним на острове должна была собраться группа подпольщиков. Но в группе нашелся провокатор, и план сходки стал известен полицаям. Провокатор, к счастью, не знал точного места встречи. И полицаи потеряли несколько драгоценных минут, окружив группу совершенно благопристойных картежников и выясняя их личности. Участники встречи начали поспешно расходиться, но пути отступления через мосты были уже отрезаны. Ребята продолжали потаскивать рыбу, когда снова услышали выстрелы.

- Слышь, Митьша, - сказал Егор, - а ведь неладное что-то. Похоже, кого-то ловят.

- А кого? Может, разбойника?

Егор не успел ответить. Наверху, на обрыве послышались торопливые шаги. Ребята как по команде подняли головы. Над ними стоял, тяжело дыша, какой-то человек в сползшей набок шляпе и в распахнутом легком пальто.

- Господин Александров! – воскликнул Митя.

Как видно, и господин Александров узнал Митю, в доме которого бывал несколько раз. Он криво усмехнулся и взмахнул рукой. В воду полетело что-то тяжелое. «Револьвер», - успел заметить Егор.

- Где брод?

- Ой, господин Александров, далеко! – вскликнул Митя, - Ниже мельницы, версты две.

Александров повернулся в сторону мельницы.

- Не успеете! – сказал Егор. – Прыгайте сюда!

- Но …

- Прыгайте! У нас есть тайник!

Александров повиновался. Наверху затрещали кусты, и послышался тяжелый топот сапог.

- За мной, - вполголоса распоряжался Егор. – Сюда. Там нора. Лезьте в нее – и молчок!

Александров не раздумывал: других шансов на спасение не было.Он нырнул под крону черемухи. А Егор начал быстро и старательно затирать следы, оставленные его ботинками. Это было сделано вовремя. Наверху появились полицаи. Увидев ребятишек, они пристальным взглядом оглядели берег и один из них крикнул:

- Эй, вы! Тут никто не пробегал?

- А что? – спросил Егор.

- Отвечай, если спрашивают!

Придерживаясь рукой о землю, один полицай скатился с обрыва.

- Тут никто не прячется?

Он заглянул под крону черемухи. Егор быстро спросил:

- А вы кого ищите? Который в шляпе?

- Так вы видели, стервецы! Чего молчите! Где он?

- А он только спросил, где брод.

- И ты сказал?

- Сказал. Мне – то что. Раз человек спросил. Мы же не знали. Он вон туда побежал. И Егор показал рукой в сторону мельницы.

- За мной! – скомандовал полицай, и все трое скрылись в указанном направлении.

Стало тихо.

- Ну, молодцы! – Эти слова почти смешались с шорохом листвы черемухи.

Друзья продолжали механически забрасывать удочки и вытаскивать окуней, но им уже было не до рыбалки. Их раздирало мучительное любопытство: кто же такой господин Александров, если за ним гоняются полицаи? Но спросить они не решались, как не решались даже приблизиться к норе, в которой прятался спасенный ими человек. Молчал и Александров. Долго еще по острову шныряли полицаи, раза два они появлялись у черемухи, но уж слишком открытым было место, а пролезть низом никто больше не пытался. До позднего вечера засиделись ребята и уже не знали, куда девать рыбу, которая, как назло, клевала и клевала. Оставался под кустом черемухи у входа в пещеру и Александров. Он понимал, что в поселке ему появляться нельзя: на квартире обязательно ждет засада. Вполне возможно, что разгромлены и две явочные квартиры, которые ему известны.

Когда окончательно стемнело, ребята смотали удочки и собрались домой. Хорошо, что они не успели съесть всю свою провизию. Два ломтя хлеба и хороший кусок сала оставили Александрову и пообещали завтра принести еще. Свое обещание друзья выполнили. Но Александрова на месте не оказалось.

- Ушел, - сказал Егор. – И правильно сделал. Тут ему сидеть не резон.

- А может, поймали его полицаи?

Прошел еще месяц. Купаясь однажды у «своей» черемухи ребята вспомнили о предмете, брошенном в воду Александровым.

- Достанем? – спросил Митя.

- Ясное дело. И место я запомнил.

Кругом было пустынно. Несколько раз нырнув, Егор, в конце концов, извлек из воды револьвер, уже покрытый тонким слоем ржавчины. Револьвер, в барабане которого оказались только пустые гильзы, ребята тщательно почистили, густо смазали, а потом Егор завернул его в чистую тряпицу и спрятал на чердаке своей хаты.

Приближался к концу 1944 год. Наступая на пятки отходившим фашистам, в поселок вошел армейский полк. В командире полка ребята, вместе со всем населением вышедшие встречать «наших», к своему величайшему изумлению, узнали господина Александрова. На его гимнастерке алела красная звезда. Через полчаса друзья были в штабе полка. Господин Александров сразу узнал своих спасителей.

- Ну что, пришли в добровольцы поступать? – спросил он, улыбаясь.

- А вы как узнали? – смутился Егор.

- Не трудно догадаться, - серьезно ответил командир. – Вы ведь не первые.

- Господин Александров, - начал было Митя, - мы …

Его слова потонули в оглушительном хохоте командира и работников штаба, находившихся в комнате.

- Был когда–то, - отсмеявшись, сказал командир. – А фамилия у меня немножко не такая. Петров. Петров Степан Иванович. И не господин, а товарищ. Будем знакомы.

- Вот, - сказал Егор, протягивая сверток.- Револьвер.

- Тот? – спросил командир.

- Тот самый.

- О, да вы молодцы! Оружие-то нам вот как нужно! Больше ведь у врага занимаем. Без отдачи. Поторопился я тогда его бросить, да ведь соображать-то некогда было. Не будь вашего тайника, кто знает, как бы дело обернулось. А оружие такая улика … Ну, спасибо, друзья. Давайте-ка к столу, будем чай пить, может, успеем и о рыбалке потолковать. Я ведь тоже большой любитель.

Так я и узнал, что пришлось пережить Мите – Митричу во время войны.

Красуля Иван, 15 лет, гимназия №8, 9 «б» класс

 
разработка — ООО "СибПэй"