65 лет назад

То, что я собираюсь вам рассказать, мне уже довольно-таки давно рассказывала моя бабушка. Это повествование, наверняка, не будет одним из самых захватывающих и громких, ибо ни известных имен, ни великих событий в нем вы не найдете, но, быть может, у меня получится передать вам то, что вижу в нем я.

65 лет назад, когда началась Вторая Мировая Война, бабушке моей, Елизавете Ивановне, было всего 7 лет. Она жила тогда с мамой и старшей сестрой в городе Абакане. Что касается ее отца, она говорила, что помнит лишь две ее с ним встречи. Он был военным, и служба все время держала его вдали от семьи, не только во время войны, но и раньше. Ничего более о нем мне, к сожалению, не известно, в наших семейных альбомах я никогда не видела его фотографий, и никто из наших родственников не знает, как сложилась его судьба. После войны его признали погибшим, но, пожалуй, сказать это с уверенностью можно только теперь. Единственное мое представление о нем основывается на детских воспоминаниях бабушки, которые лучше всего передать ее же словами:

«Мама ввела меня за руку в большой кабинет. Там за столом сидел папа в костюме. Он меня увидел, рассмеялся, подбежал ко мне и сразу подхватил на руки. Я тогда совсем маленькой была. Помню, он был очень высокий, очень сильный, на груди медали. Смотрел на меня, улыбался и повторял:

- Лизанька! Лизанька!

Вот так я отца и запомнила».

До этой встречи его считали без вести пропавшим. Долгое время о нем не было никакой информации, и уже тогда он числился в списке возможных погибших. Для остальных моих родственников жизнь, конечно, не остановилась, но едва ли бабушке удалось описать в полной мере тот восторг, который все они испытали, когда он вдруг вернулся. Радоваться, однако, долго не пришлось. Через какое-то время, он снова уехал, уже навсегда. Но кто тогда мог это знать?

Наполовину овдовевшая мать двух девочек работать была вынуждена сутками, Что было на тот момент явлением вполне обычным: когда мужчины ушли на фронт, женщины делали все, что могли дома. Старшая сестра моей бабушки Зина, была тоже совсем юна, но уже тогда ей пришлось научиться ответственности и тяжелому труду.

Я не могу похвастаться тем, что хорошо знала ее (она умерла несколько лет назад там же, в Абакане), и должна признаться, что жалею об этом. Все что я слышала о ней, доказывало, что эта женщина с детских лет обладала большой внутренней силой, волей, терпением и редкой изобретательностью.

Когда времена настали особенно тяжелые, все что было у них – это лишь клочок невспаханной земли. Ни крова, ни даже навеса, чтобы укрываться от дождя. Мать неделями не покидала рабочего места, не имея возможности позаботиться о собственном жилище.

«Мама глазам не могла поверить, когда однажды вернулась с работы, а у нас…». На пустовавшем еще недавно участке вдруг возникла крохотная кривенькая избушка, а поле было усеяно зеленой ботвой картофеля. Хотите – верьте, хотите – нет, но все это сделали две маленькие девочки. Это заурядное, но все-таки укрытие было сооружено из найденных в округе досок и бревен, и сложено неумелыми детскими ручками. Закончив строительство, Зина и Лиза принялись заготавливать продовольственные запасы на грядущую зиму. Бабушка говорила, что все лето – и на солнцепеке, и в дождь они с сестрой находились на своем картофельном поле, работая в полную силу.

Детские радости? Ну, разумеется, и они были! Хотя наше поколение вряд ли представляет, как можно радоваться осколкам посуды, найденным в земле или среди мусора. И, тем не менее, для моей бабушке и ее сверстников, они были такими же игрушками, как для нас куклы «Барби» или машинки, а также все прочее, чем переполнены полки магазинов.

Это ясно, времена теперь другие. Мы не слишком расстроимся, если потеряем, скажем, школьный учебник, а вот моя бабушка до сих пор рассказывает, скольких слез и стыда ей стоила потеря букваря.

Первоклассница Лиза несла его в школу одним холодным зимним утром и не заметила, как порвался ее портфель. Книга оттуда выпала и безвозвратно исчезла. Так без букваря остался целый класс, ибо тот был единственным. Представьте, какой виноватой чувствовала себя маленькая девочка, как грозно смотрела на нее учительница, как боялась Лиза признаться в этом маме.

Что говорить о букваре, когда, приходя в класс, дети доставали не тетрадки и ручки, а старые пожелтевшие газеты и угольки!

Ну что же, рассказывать можно еще много. Конечно, моя семья не была одинока во всех этих бедах и трудностях. Так жила вся страна. Так боролась вся страна. Мы задаемся вопросом, справедливо ли это? Правильно ли, кода дети взрослеют по принуждению, когда отец проводит с дочерью полчаса в рабочем кабинете и затем уходит навсегда, когда женщина за станком, не может знать, все ли в порядке с ее детьми, когда шестилетняя девочка выполняет работу взрослого мужчины? Правда в том, что для них таких вопросов не существовало, только один – «быть или не быть?». Но в отличие от Гамлета, в ответе они не сомневались.

Кожемякина Елизавета, 16 лет, школа №6, 11 класс

 
разработка — ООО "СибПэй"