О моей бабе Зине…

Юные девушки довоенного времени, в лёгких крепдешиновых платьицах и белых носочках, косы по плечам, в глазах – смешинки и лукавая улыбка. О чём вы мечтали? «У меня всё будет хорошо, впереди – целая жизнь, долгая и счастливая!..» Из окон городских квартир доносится знакомый мотив «Рио – Риты», на улице - запах духов «Красная Москва» - и целая жизнь впереди! А в деревне – цветёт сирень у калитки, запах свежего сена, шушуканье подружек вечером на некрашеной скамейке – и целая жизнь впереди!.. Не получилось, как мечталось…

Зине всего 16 лет, она – сирота, живёт со своими братьями и сёстрами в Сибири, в детском доме. Мама и отец умерли ещё до войны. Навсегда запомнила Зина эти чёрные крылья репродуктора и страшные слова: «Товарищи, сегодня, 22 июня 1941 года, Германия, нарушив договор о ненападении, объявила нам войну! Наши войска несут большие потери на границе». Казалось, это совсем ненадолго, на месяц, на два, и война закончится. А она, проклятая, растянулась на долгие четыре года, пройдя по людским судьбам и искорёжив их, как фашистский танк! Немцы жгли русские деревни, города, до Сибири далеко, но каждый сибиряк понимал, что и от него многое зависит – помогали, кто чем мог: женщины вязали тёплые вещи, шили кисеты для солдат, допоздна работали в поле, приходили домой уставшие, измученные, валились с ног от усталости. Сами заготавливали дрова в лесу, топили печь, варили немудрёную похлёбку, чтобы хоть что-то в желудке было и не подсасывало под ложечкой, делали всю тяжёлую мужскую работу. Но самым страшным была не изнуряющая работа, а именно голод. Чем кормить голодных ребятишек, как самой не свалиться, не умереть, оставив их без отца и матери? Почти всё продовольствие село отправляло на фронт, берегли каждый колосок, чтобы было чем засеять землю весной. Зина не удивлялась тому, что всё меньше и меньше встречала мужчин на улицах, понимала: ушли на фронт. Дяди Вани - соседа нет, дяди Саши… Очередь дошла и до Василия, жениха Зины. Как же не хотела она расставаться с ним! И судьба оставила ей Василия. На учениях в Красноярске он серьёзно повредил себе ногу, поэтому на фронт его не взяли. Вася вернулся в деревню, стал работать на местной радиостанции. Теперь он сообщал страшные военные известия: «Наши войска несут большие потери, оставлены города… Блокада Ленинграда, взятие Смоленска, прорыв к Москве…». И таким страшным был родной голос, сообщавший, что немцы захватили ещё часть нашей территории. Слово «война» жители села старались не произносить вслух, его боялись - с ним было связано столько слёз и страданий!

Летом 1943 года Зине исполнилось 18, она получила трудовую книжку и могла работать наравне со взрослыми женщинами. До 11 часов вечера без выходных на поле, не было сил даже перекусить, только одна мысль: «Спать, спать, спать!» А утром всё заново. Но девушка понимала, что так надо, потому что война. В село часто приезжали машины с людьми, измученными, с чёрными кругами под глазами, с маленькими детьми на руках. Беженцы – новое слово, быстро вошедшее в обиход. Их селили в пустые квартиры или подселяли к местным, и опять все понимали, что война – надолго, что надо держаться, надо помогать друг другу. И не делили люди на «наше» и «ваше» - всё общее, вместе – выживем! Зимой Зина работала в детском саду нянечкой. Когда ей предложили ехать учиться в город, она отказалась. Боялась города, боялась войны… Тем более что с Василием они договорились о свадьбе – в 1945 году.

Известие о том, что война закончилась, односельчане услышали утром 9 мая. Спокойный голос Василия из репродуктора объявил: «Дорогие односельчане, война закончилась! Наши войска подошли к рейхстагу и водрузили советский флаг! Это победа. Конец войне! Поздравляю вас всех, товарищи! Ура!!!»

65 лет уже нет войны. Мы живём мирно и спокойно, дышим свободно и вольно, мы забыли, что всего 65 лет назад грохотали танки, гремели взрывы, рушились судьбы. Быстро мы всё забыли! Мне больно, когда я смотрю на молодёжь, распивающую пиво у памятников Великой победе, вижу немецкую свастику на заборах перед 9 Мая. У меня всё дрожит внутри, слёзы на глазах, когда стою на митинге в нашем Парке победы, когда вижу, что всё меньше и меньше колонна седых ветеранов, медленно идущих к Вечному огню. Мы не должны забывать о том, что они для нас сделали, должны их беречь, помогать им. Я сердцем глубоко понимаю, как велико значение слов: война закончилась!

Мне сейчас 16, как и Зине было тогда. О чём мечтаю? Мечтаю, успешно окончив школу, получить хорошую профессию, сделать блестящую карьеру, иметь дружную семью. Хочу побывать в Париже, законодателе моды, красивом и утончённом, хочу, чтобы рядом со мной был надёжный и сильный молодой человек, верные друзья, которые никогда не предадут. Жить хочу так, словно дышу послегрозовым воздухом!!! Наверное, и Зина думала о чём-то подобном. Может, только мечты о карьере и Парижа не было… И не могу даже представить, что все планы, вся жизнь могут рухнуть из-за одного страшного слова – война! Пусть её никогда не будет!

А Зине уже 85 лет, у неё есть дети, внуки, правнуки и воспоминания о том далёком времени, когда ей было всего 16… Как и мне сейчас. 16 лет,

Цитович Анастасия

 
разработка — ООО "СибПэй"