«Мой прадед – герой»


«Мы знаем, что ныне лежит на весах и что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах.
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова, - и мы сохраним тебя,
Русская речь, великое русское слово.»

А.Ахматова

Мой прадед, Кривоносов Иван Васильевич, 1902 года рождения, уроженец Минской области Должанского района, был призван в Красную армию из деревни Козулька Красноярского края. Как сказано в архивной справке Центрального архива Министерства обороны РФ он пропал без вести в феврале 1942 года. Он служил в 378-ой стрелковой дивизии. В имеющихся списках потерь рядового и сержантского состава за январь-март 1942 года Кривоносов И.В. не значится. Как рассказывала моя прабабушка своему внуку, моему отцу, что, будто бы, в 1947 году, летом проходил через их деревню сослуживец прадедушки. Он остановился у них переночевать, и весь вечер рассказывал, как они с прадедом дрались с фашистами, и какой мой прадед был герой. Они оба были рядовые и служили в противотанковом расчете. Прадед был стрелком из противотанкового ружья, а его друг - подающим патроны. Обстановка на фронте была очень тяжелая. В феврале 1942 года 30-градусные морозы спали, повеяло весной, снег стал рыхлым и напитался водой. Красная армия вела тяжелое контрнаступление, отгоняя немцев от Москвы. Уже были освобождены города: Калинин, Солнцегорск, Клин, Истра. Враг был отброшен на 100-250 километров от Москвы. Но это не значит, что немцы убегали без оглядки. Они постоянно огрызались и переходили в небольшие контрнаступления. Они пускали впереди пехоты танковый клин, который безжалостно сметал все на своем пути. После перемещения огромных масс людей, машин и танков, снег смешался с землей, и образовалась холодная грязная каша. В тот роковой и памятный день свинцовое февральское небо тяжело нависло над истерзанной землей, был сырой пасмурный день. Примерно в полдень немцы предприняли танковую контратаку. Противотанковому взводу, где служил мой прадед, было приказано остановить вражескую армаду. Наши бойцы быстро откопали неглубокие окопы и приготовились к обороне.

В течение одного часа вражеская авиация бомбежкой и пулеметным огнем вывела тринадцать человек из боевых расчетов. В подразделении положение стало тяжелым, не хватало бойцов. Вперед двинулись немецкие танки. Огонь танков и авиации не давал горстке людей подняться. Более 20 танков приняв боевой порядок и расстреливая наши позиции, приблизились на расстояние 200 метров. Пренебрегая опасностью, мой прадед со своим помощником открыли огонь по движущимся танкам. Были подбиты один тяжелый и один средний танк. Но остальные продолжали двигаться на наших бойцов, их уже отделяло 100 метров, кончались противотанковые патроны. Кругом лежали раненые и убитые товарищи, все старшие по званию были тоже убиты, и тогда мой прадед рядовой Кривоносов, принял на себя командование оставшимися солдатами. Так же он принял решение эвакуировать раненых и прикрыть их отход. Со своим противотанковым ружьем он залег в переднем окопе и пятью выстрелами подбил впереди идущий танк.

Остальные танки, разбившись на две группы, полукольцом обходили наши позиции. Мой прадед бросился к одному из немецких танков с криком: «Не пройдешь, гад !» И швырнул гранату под гусеницу. Подбитый, но не уничтоженный танк, стреляя, продолжал двигаться по широкой дуге на героя-бойца. Кончились гранаты, и мой прадед бросился в ближайший окоп, по которому тут же проехал вражеский танк. Мой прадед погиб под гусеницами ворвавшихся в наше расположение немецких танков. Его тело было перемешано с февральской грязью.

Так описывал геройский подвиг моего прадеда неизвестный ночной постоялец, остановившийся после войны на ночлег у моей прабабушки. И хотя мой прадед числится пропавшим без вести, я знаю, что этот подвиг совершил именно он…

Я склоняю низко голову перед подвигом своего родного человека…

Я буду помнить о нем всегда, потому что это мой долг, молодого поколения…

Вечная память всем погибшим на той Великой Отечественной войне…

Бузаев Илья, 16 лет

 
разработка — ООО "СибПэй"