«Женская доля»

 

Выбирая эту тему я незнала о ком написать, что рассказать. В самом названии темы содержится столько смысла, что это не может быть просто история жизни, скорее всего в судьбе одного человека отражается история всего народа и всей страны. Но о ком писать в таком случае? По совету своего учителя я решила написать о Куш Анастасии Ивановне-жительнице блокадного Ленинграда. Я с ней не знакома, её уже нет в живых, но то, что рассказывал мой учитель Дмитрий Михайлович, о её жизни меня взволновало. Ведь та боль, те страдания, которые судьба отмерила для неё перекликаются с историей всего народа, всей России.

История одной женщины, а сколько выпало несчастий на её плечи, их хватит на сотни людей, а тут всё одной. Вот она – женская доля Анастасии Ивановны Куш.

Родилась 1 ноября 1911 года, в деревне Большие Клабужцы в 140 километрах от Ленинграда. Пяти месяцев отроду осталась без матери. Чтобы выжила, отец носил Анастасию Ивановну по деревне к женщинам, у которых малые дети, чтоб те кормили грудью. Вскоре отдал её в детский дом, а в 6 лет забрал. Вроде жизнь начинается, надо радоваться, так отца парализовало, мачеха отправила Настю к своей сестре, где она пасла коров, было её тогда 8 лет. В12 лет сродная сестра мачехи позвала в Ленинград, работать в детском саду - няней. Так Анастасия Ивановна стала жительницей Ленинграда. В 18 лет вышла замуж, через 8 лет в 1937 году родился сын Юра. До самой войны работала Анастасия Ивановна няней в детском садике.

В начале июня 1941 года Анастасия Ивановна вместе с детским садом выехали в летний лагерь, здесь и застала их война. До осени они оставались в лагере, как не пытались выехать в Ленинград ничего не получалось. Только с приближением немцев вывезли их в город, а эвакуировать в глубь страны не успели, город блокировали.

Мы сегодня знаем, что самой тяжёлой была зима с 1941 на 1942 год. Город подвергался постоянным артобстрелам и бомбёжкам. Страшно было лечь спать, потому, что можно было не проснуться. Однажды пошла Анастасия Ивановна к сестре, было тихо, а потом бомбы посыпались. От взрыва на улице, в доме стёкла повылетали, схватили Юру и по битому стеклу босиком бросились в бомбоубежище. А там народу битком, протиснутся негде, так и стояли всю ночь, присесть негде было.

Был случай, когда Анастасия Ивановна осталась ночевать у знакомой. Во время бомбёжки упавшая бомба пробила четырёх этажный дом насквозь. Счастье, что не взорвалась, но от удара дом всё равно раскололся.

Но самым страшным для ленинградцев был - голод! Мы не знаем, что значит умереть от голода, и дай Бог, чтобы не узнали. А в Ленинграде зимой 1941-1942 годов на сутки давали 125 грамм хлеба, если можно его назвать хлебом, что в него только не добавляли, а муки с каждым днём становилось всё меньше и меньше. Получали по карточкам взвешивая до последнего грамма.

Однажды Анастасия Ивановна получала хлеб на детский сад, а одна женщина схватила довесок и давай его рвать зубами и глотать. Женщины в очереди закричали: «Бейте её, она у детей хлеб отбирает». А она упала на пол, прижала хлеб к себе, кусает кусок и кричит: «Хоть убейте, я есть хочу, я есть хочу».

От нехватки продовольствия и голода, который начался, страдали все люди, но дети сильнее всего. В детском саду , где работала Анастасия Ивановна, дети умирали от голода, умерших складывали штабелем под лестничной клеткой на улице, чтобы весной похоронить. А как дети хлеб ели! Нет, не кусали, отщипнут крошечку в рот, посидят- отщипнут, снова в рот. Плакали взрослые, а что могут сделать - ничего. Из листьев капусты варили хряпу, заправляли отрубями. Поедят её дети, отходят к печке греться, с дровами тоже туго было, а сами шепчут: « есть, есть, есть».

Взрослые и дети ловили крыс, потому, что их можно съесть. Их было много, так как кошек и собак уже не было…. От этого мороз по коже, сколько выдержали, умирали, но не сдавались, наверно мы сегодня так не сможем.

Весной стало полегче ушёл холод, а летом ещё лучше, грядки делали где могли, какие семена были то и выращивали, так прошло лето. А немцы всё бомбят и бомбят.

В начале сентября было принято решение эвакуировать детский сад на большую землю. 6 сентября на поезде детей и персонал отправили к Ладожскому озеру, там, на двух катерах к другому берегу. А немцы всё бомбили и бомбили. Снова на поезд, с пересадками до Красноярска, там поезд на Абакан. Детей кормили на станциях, спасибо люди помогали. Из Абакана привезли в Минусинск в дом глухонемых, там всем дали по куску белого хлеба и горячий, сладкий чай. Дети смотрели на этот хлеб, выпучив глазёнки, нюхали его, отщипывая по привычке, припивали сладким чаем, будто никогда этого не пробовали. Из Минусинска на трёх машинах 8 октября 1942 года приехали в село Тигрицкое: 92 ребёнка, 8 воспитателей, заведующая, завхоз, прачка, портниха, 2 няни, сторож. В селе под детский сад выделили 2 дома, колхозы дали по корове. Сами готовили сено, садили огород, сеяли просо, заготавливали дрова и всё прочее.

Когда кончилась война, в июне 1945 года детский сад вернулся в Ленинград. А Анастасия Ивановна осталась в селе Тигрицком, так как вышла замуж. Сын Юра умер в селе Тигрицком, отравившись при опылении садов. У второго мужа было двое детей, а потом Анастасия Ивановна родила ещё двоих. Работала Анастасия Ивановна разнорабочей, словом куда пошлют.

Награждена Анастасия Ивановна медалями: за оборону Ленинграда, за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны и юбилейные.

Заканчивая своё сочинение, не могу не задать вопрос себе и всем остальным:

« Неужели современное поколение России отличается от наших прадедов? Неужели мы не сможем так бороться, мучаясь и страдая как они? Неужели мы забудем уроки истории и для нашего народа мы всё низвели на уровень денег, вещей, положения?» Сегодня мне кажется, что мы что-то потеряли, наверное, это духовную связь поколений. Мне бы очень хотелось, чтобы нить связующая нас укрепилась, ведь мы внуки и правнуки тех, кто выстоял и выстрадал нашу великую Победу! Отстоял право на существование нашей страны и наших народов. И если мы это не поймём и не осознаем, то наша доля быть в мусорной корзине истории.

Я учусь в седьмом классе, услышав о конкурсе сочинений «Мой дед - герой», несмотря на то, что по возрасту я не подхожу, тем не менее, по совету своего учителя я решила написать о Куш Анастасии Ивановне - жительнице блокадного Ленинграда. Я с ней не знакома, её уже нет в живых, но она моя соседка, мы с ней жили на одной улице. Но то, что рассказал мой учитель Дмитрий Михайлович, о её жизни меня взволновало. Ведь та боль, те страдания, которые судьба отмерила для неё перекликаются с историей всего народа, всей России. Своё сочинение я решила назвать «Женская доля». Война уже давно не мужская работа, война это слёзы, пот, кровь русской женщины, где бы она не находилась, в тылу или на фронте, она делала всё для приближе-ния победы.

История одной женщины, а сколько выпало несчастий на её плечи, их хватит на сотни людей, а тут всё одной. Вот она – женская доля Анастасии Ивановны Куш.

Родилась 1 ноября 1911 года, в деревне Большие Клабужцы в 140 километрах от Ленинграда. Пяти месяцев отроду осталась без матери. Чтобы выжила, отец носил Анастасию Ивановну по деревне к женщинам, у которых малые дети, чтоб те кормили грудью. Вскоре отдал её в детский дом, а в 6 лет забрал. Вроде жизнь начинается, надо радоваться, так отца парализовало, мачеха отправила Настю к своей сестре, где она пасла коров, было ей тогда 8 лет. В12 лет сродная сестра мачехи позвала в Ленинград, работать в детском саду - няней. Так Анастасия Ивановна стала жительницей Ленинграда. В 18 лет вышла замуж, через 8 лет в 1937 году родился сын Юра. До самой войны работала Анастасия Ивановна няней в детском садике.

В начале июня 1941 года Анастасия Ивановна вместе с детским садом выехали в летний лагерь, здесь и застала их война. До осени они оставались в лагере, как не пытались выехать в Ленинград ничего не получалось. Только с приближением немцев вывезли их в город, а эвакуировать в глубь страны не успели, город блокировали.

Мы сегодня знаем, что самой тяжёлой была зима с 1941 на 1942 год. Город подвергался постоянным артобстрелам и бомбёжкам. Страшно было лечь спать, потому, что можно было не проснуться. Однажды пошла Анастасия Ивановна к сестре, было тихо, а потом бомбы посыпались. От взрыва на улице, в доме стёкла повылетали, схватили Юру и по битому стеклу босиком бросились в бомбоубежище. А там народу битком, протиснутся негде, так и стояли всю ночь, присесть негде было.

Был случай, когда Анастасия Ивановна осталась ночевать у знакомой. Во время бомбёжки упавшая бомба пробила четырёх этажный дом насквозь. Счастье, что не взорвалась, но от удара дом всё равно раскололся.

Но самым страшным для ленинградцев был - голод! Мы не знаем, что значит умереть от голода, и дай Бог, чтобы не узнали. А в Ленинграде зимой 1941-1942 годов на сутки давали 125 грамм хлеба, если можно его назвать хлебом, что в него только не добавляли, а муки с каждым днём становилось всё меньше и меньше. Получали по карточкам взвешивая до последнего грамма.

Однажды Анастасия Ивановна получала хлеб на детский сад, а одна женщина схватила довесок и давай его рвать зубами и глотать. Женщины в очереди закричали: «Бейте её, она у детей хлеб отбирает». А она упала на пол, прижала хлеб к себе, кусает кусок и кричит: «Хоть убейте, я есть хочу, я есть хочу».

От нехватки продовольствия и голода, который начался, страдали все люди, но дети сильнее всего. В детском саду, где работала Анастасия Ивановна, дети умирали от голода, умерших складывали штабелем под лестничной клеткой на улице, чтобы весной похоронить. А как дети хлеб ели! Нет, не кусали, отщипнут крошечку в рот, посидят- отщипнут, снова в рот. Плакали взрослые, а что могут сделать - ничего. Из листьев капусты варили хряпу, заправляли отрубями. Поедят её дети, отходят к печке греться, с дровами тоже туго было, а сами шепчут: « есть, есть, есть».

Взрослые и дети ловили крыс, потому, что их можно съесть. Их было много, так как кошек и собак уже не было…. От этого мороз по коже, сколько выдержали, умирали, но не сдавались, наверно мы сегодня так не сможем.

Весной стало полегче ушёл холод, а летом ещё лучше, грядки делали где могли, какие семена были то и выращивали, так прошло лето. А немцы всё бомбят и бомбят.

В начале сентября было принято решение эвакуировать детский сад на большую землю. 6 сентября на поезде детей и персонал отправили к Ладожскому озеру, там, на двух катерах к другому берегу. А немцы всё бомбили и бомбили. Снова на поезд, с пересадками до Красноярска, там поезд на Абакан. Детей кормили на станциях, спасибо люди помогали. Из Абакана привезли в Минусинск в дом глухонемых, там всем дали по куску белого хлеба и горячий, сладкий чай. Дети смотрели на этот хлеб, выпучив глазёнки, нюхали его, отщипывая по привычке, припивали сладким чаем, будто никогда этого не пробовали. Из Минусинска на трёх машинах 8 октября 1942 года приехали в село Тигрицкое: 92 ребёнка, 8 воспитателей, заведующая, завхоз, прачка, портниха, 2 няни, сторож. В селе под детский сад выделили 2 дома, колхозы дали по корове. Сами готовили сено, садили огород, сеяли просо, заготавливали дрова и всё прочее.

Когда кончилась война, в июне 1945 года детский сад вернулся в Ленинград. А Анастасия Ивановна осталась в селе Тигрицком, так как вышла замуж. Сын Юра умер в селе Тигрицком, отравившись при опылении садов. У второго мужа было двое детей, а потом Анастасия Ивановна родила ещё двоих. Работала Анастасия Ивановна разнорабочей, словом куда пошлют.

Награждена Анастасия Ивановна медалями: за оборону Ленинграда, за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны и юбилейные.

Заканчивая своё сочинение, не могу не задать вопрос себе и всем остальным:

« Неужели современное поколение России отличается от наших прадедов? Неужели мы не сможем так бороться, мучаясь и страдая как они? Неужели мы забудем уроки истории и для нашего народа мы всё низвели на уровень денег, вещей, положения?» Сегодня мне кажется, что мы что-то потеряли, наверное, это духовную связь поколений. Мне бы очень хотелось, чтобы нить связующая нас укрепилась, ведь мы внуки и правнуки тех, кто выстоял и выстрадал нашу великую Победу! Отстоял право на существование нашей страны и наших народов. И если мы это не поймём и не осознаем, то наша доля быть в мусорной корзине истории.

Компанченко Анна Сергеевна, ученица 7 класса, Тигрицкая школа №9

 
разработка — ООО "СибПэй"