Мы должны это помнить!

 

Наш народ все реже и реже вспоминает страшные дни Великой Отечественной войны. Мы стали забывать страх молодых и отважных юношей и девушек, которые без раздумья отдавали свои жизни за Родину или во имя Родины, может быть, за будущее. Теперь сложно сказать, почему людей не страшила смерть, мучения и тяготы войны. В то страшное время даже дети старались помочь, чем только могли.

Меня всегда удивляло, почему, когда моя мама смотрит фильм про войну, то плачет. Я спрашивал: «А почему ты плачешь?» Она мне задавала встречный вопрос: «Неужели тебе не жалко этих людей!?»

Сейчас я и сам стал сопереживать героям, благодаря которым мы можем почувствовать боль, радость или разочарование, страх. А еще я стал жутко ненавидеть фрицев. Хотя понимаю, что это, наверное, самовнушение, я же лично их не видел!

Но мои родители донесли до меня, как это страшно и жутко.

Когда началась война, моей прабабушке было шесть лет. Жила она с родителями в деревне на Украине. Немцы облюбовали земли вблизи Черного моря. Везде, всюду были немцы. В деревнях они много вешали, избивали и уродовали людей, потому что им так хотелось. Фашисты думали, что войну мы уже проиграли.

Когда прабабушка рассказывала мне о кошмарах войны глазами шестилетней девочки, мне становилось не по себе.

Раз в неделю мама моей прабабушки, Стюра, отправляла её на другой хутор за керосином. Дорога была трудная - снег, сугробы. Двенадцать трудных километров за «жизнью». Так называли керосин. На салазках (сейчас мы так даже не говорим!) маленькая девочка тащила на санях небольшую ёмкость с жидкостью. Мама каждый раз, отправляя дочь в такое сложное путешествие, не знала, вернётся ли она назад. Но так как она была самая старшая, она и ходила!

У меня был замечательный отважный прадед - Воронов Николай Николаевич. Он прошёл всю войну, дважды был сильно ранен. Имел множество наград, которые, к сожалению, не сохранились, они были украдены.

Николай Николаевич воевал в Японии, победу он встретил там же со своими товарищами. Когда он был жив, то не любил говорить о войне. Только часто повторял: «Главное, что бы ни было войны!»

Умер он в 79 лет, очень хороший был человек. Он навсегда останется в памяти моей семьи. И я обязательно расскажу о нем своим детям.

Шрамы и боль на судьбах людей нужно помнить!

Воронов Виктор, 9 «А» класс, школа № 82

 
разработка — ООО "СибПэй"