Стратегическая оборона. 1941—1942 гг.
Мобилизация



Начало

Летние сборы переменного состава стрелковых дивизий в СибВО начались с 1 июня 1941 года. Вдобавок к 6000 кадрового состава каждой из дивизий было призвано по 6000 военнообязанных запаса. Таким образом, к 22 июня 1941 г. 91-я и 119-я стрелковые дивизии находились в летних лагерях и имели численность около 12 000 каждая.

Известие о нападении фашистской Германии на СССР было получено в Сибири к вечеру 22 июня. Командование Сибирского ВО во главе с генерал-лейтенантом С.А. Калининым готовилось к проведению командно-штабных учений по форсированию стрелковым корпусом водной преграды под г. Новосибирском, когда пришло известие о начале боевых действий с Германией. Командующий войсками срочно вернулся в штаб округа.

Из воспоминаний ветерана войны, жителя села Бельского Пировского района Ивана Петровича Михайлова: «Война застала меня в родной пировской деревне Туруханке. Радио у нас не было, в сельсовет приехал посыльный на лошади и сообщил председателю о начале войны. Собрались колхозники, конечно, на душе у всех было тяжко. Большое горе пришло. Немного времени прошло, через какую-то неделю и началась мобилизация. Один за другим уходили мужики, молодые парни на фронт. Женщины, дети плакали, провожая отцов, мужей, братьев, многие из ушедших не вернулись домой…»

Из воспоминаний ветерана войны, жителя Балахтинского района Михаила Ивановича Мигунова: «Великая Отечественная застала меня, 16-летнего парнишку, за работой. Была прекрасная сенокосная пора, и все первое отделение Балахтинского зерносовхоза с самого раннего утра было в поле. А когда приехали в село потрапезничать, то увидели около совхозной конторы всех жителей. Было необычно тихо, только из черной пасти «тарелки», свисавшей с высокого столба, доносились четкие, скорбные слова. Война! Все заохали, запричитали, послышался плач женщин. И началось… Мужиков забирали прямо с работы, с тракторов, с косилок. Сначала — в Балахтинский военкомат, оттуда — в Ужур, на пересыльный пункт. Ездили на конях. В то время это был самый надежный вид транспорта».

22 июня Президиум Верховного Совета СССР своим указом объявил мобилизацию военнообязанных с 1905 по 1918 годы рождения включительно на территории Ленинградского, Прибалтийского Особого, Западного Особого, Киевского Особого, Одесского, Харьковского, Орловского, Московского, Архангельского, Уральского, Сибирского Приволжского, Северо-Кавказского и Закавказского военных округов. Первым днем мобилизации назначалось 23 июня.

Из воспоминаний ветерана войны, уроженца с. Гладково Агинского района Виктора Ивановича Окуневича: «В 41-м, когда началась война, я только семь классов успел закончить, сдал документы в восьмой. Помню, собрались мы с товарищами на рыбалку. Рыбу поудили, возвращаемся назад, чувствуем, что-то не то в деревне творится, волнение какое-то, народу на улицах полно. А тут верховой скачет: «Коля, Митя, война началась, уже отцов ваших на фронт забирают…» Было это 23 июня. Среди других мужиков пошел воевать и мой отец. Больше живым я его не видел. Воевали мы на разных фронтах, ну, конечно, переписывались. А потом нету и нету весточки от него. Тревожно мне на душе стало. Однажды вызывает меня командир и не по фамилии, как было принято, а по имени называет: «Садись, Коля, посидим, поговорим». Я сразу все понял, и с тех самых пор как-то огрубел душой, ненавидеть стал фашистов…» В этот же день все части Сибирского военного округа покинули летние лагеря и выдвинулись на места постоянной дислокации, где приступили к проведению мобилизационных мероприятий и подготовке к отправке железнодорожными эшелонами в действующую армию. Все военнообязанные, призванные на военные сборы, были задержаны в частях и объявлены мобилизованными. Военкоматы начали прием мобилизованных и их отправку в войсковые части.

К оповещению военнообязанных первых очередей о призыве в армию во многих регионах Сибирского военного округа приступили раньше установленных сроков — сразу же после поступления мобилизационных телеграмм и решений состоявшихся бюро краевых и областных комитетов партии, горкомов, райкомов, партийных активов. Военкоматы организованно и своевременно вызвали работников учета для выписки и рассылки извещений, военнообязанных первых очередей о явке их на сбор оповестили уже в ночь на 23 июня. При этом следует отметить, что часть призывников в эту ночь в основном не поднималась и повестки о мобилизации были вручены не всем. Это объясняется тем, что в связи с существовавшей угрозой нападения на Советский Союз империалистической Японии они были приписаны к Дальневосточному фронту.

Ветеран войны, уроженец Козульского района Анатолий Пантелеевич Гуртовой, а в те годы простой деревенский парнишка Толя, узнал лишь на следующий день. Хоть и большая была деревня Ивановка в Козульском районе, но ни радио, ни телефонной связи еще не было, а газеты попадали сюда крайне редко: «Помню, прискакали на лошадях из райцентра нарочные, собрали у колхозной конторы людей. Много народу было. Объявили, что Германия бомбит нашу страну и тут же стали переписывать всех годных к военной службе мужчин. Мужиков и взрослых парней собрали быстро, запрягли подводы и более сорока человек выехали в районный центр. Деревня опустела, будто вымерла, напряглась и притихла: не было слышно детского смеха, зычных бабьих голосов. В глазах у каждого стоял немой вопрос: а как жить-то сейчас?»

Инвалиду войны, жителю города Лесосибирска Михаилу Михайловичу Сомову повестка пришла 22 июля 1941 года: «Прямо с поля, где пас лошадей, объехал родных, сестра благословила меня иконкой: «Дай Бог, чтобы мой любимый братик Миша хоть какой-нибудь, да вернулся живой». У лошади, к которой я подошел попрощаться, как мне показалось, навернулись слезы на глазах. Мой верный друг почувствовал разлуку.

А в целом по району мобилизация прошла организованно. Машины ехали от деревни к деревне, собирая новобранцев. Плач, стон, крик женский сопровождал каждого уходящего на фронт. Меня зачислили в санитарный батальон. Медсестры обучали нас оказывать первую помощь, делать перевязки. Но на фронт я в этот раз не попал, нас перебросили на восточную границу. Там мы строили блиндажи, пулеметные ячейки, проволочные заграждения — на случай, если японцы нападут. Потом меня направили в школу оружия, откуда 100 лучших стрелков отправили на Ленинградский фронт, в 15-ю стрелковую дивизию. Прибыли мы в Синявинские болота. Уходили на передовую батальон за батальоном, возвращались единицы».

О том, как проходил начальный этап мобилизации, достаточно ярко рассказывают документы красноярских краевых архивов, демонстрируя систему призыва в РККА личного состава и пополнения частей материально-техническим имуществом. Так, Минусинский район по плану 23—25 июня призывал 1054 человека. Задание было выполнено в срок. В Березовском районе погрузка и отправка людских и материальных ресурсов должна быть проведена 26 июня, однако уже вечером 25 июня в Ачинск был отправлен поезд в составе 240 человек, 66 артиллерийских лошадей, 10 тракторных тележек, 10 грузовых и 1 легковой автомобили. По нарядам было недодано районом: 1 легковой автомобиль, 1 мотоцикл, 10 транспортных телег и 2 автомастерские. По Артемовскому району мобилизационный наряд на 130 человек был выполнен 24 июня.

По совхозам Красноярского треста молочных и свиноводческих совхозов на 28 июня 1941 было мобилизовано 460 человек. По данным на 28 июня 1941 года, из автоотрядов краевой конторы «Союззаготтранс» взято в РККА 168 человек и 160 машин, затем к 1 июля мобилизовано еще 70 человек (из имевшихся 445 шоферов и 596 машин). По заготовительным пунктам краевой организации «Заготзерно» из 1715 военнообязанных призван 471 человек.

Первая команда новобранцев в составе 80 человек покинула Бирилюсский район 24 июня. Из крайвоенкомата ежедневно приходили телеграммы с приказами о направлении людей к определенному сроку на указанные места сборов. Военный комиссар района политрук Иванов и его заместитель техник-интендант 2-го ранга Лавошник сутками не выходили из военкомата. Для того чтобы мобилизованные команды прибывали к сборным пунктам в точно указанное время, они отправлялись ночами. Так, 4 июля в 23 часа по местному времени из райцентра отбыла команда колхозников из сорока с лишним человек. Среди них: Илья Гаврилович Газукин из д. Вознесенки (убит при освобождении Белоруссии в августе 1944 г.), Иван Антонович Солощенко из д. Малиновки (погиб в Германии в 1945 г.), Тимофей Иванович Семенов из райцентра (пропал без вести в марте 1942 г.). Почти вся эта команда погибла на фронтах Великой Отечественной войны.

На следующий день район покинули очередные новобранцы: 62 человека направлены в 542-й артполк, четверо — в 265-й саперный батальон, 194 поступили в распоряжение командира 634-го стрелкового полка. 26 июня в Красноярск уехали еще 11 мужчин в 634-й стрелковый полк и 22 человека — для работы в военном санитарном поезде. Среди них — медицинские сестры из районной больницы: Маша Степанова, Зоя Лядова, Зоя Малых и др.

Отъезд команд происходит почти ежедневно. В начале июля мобилизация проводилась небольшими группами по 18—20 человек, 25 июля уехали из района медицинские сестры, учителя: Елизавета Павловна Белоногина, Клавдия Федоровна Смирнова и другие. 29 июля на фронт отправилась команда добровольцев из 56 мужчин.

Массовый призыв 1941 года практически сразу исчерпал мобилизационные ресурсы страны. К началу 1942 года призыв в Красную Армию мог обеспечиваться в основном только за счет призывников 1923—1925 гг. рождения.

Первый призыв на фронт в деревне Ивановка Абанского района.

Из воспоминаний ветерана войны, жителя с. Гладково Саянского района Николая Мироновича Юркова: «Все шло по-старому поначалу, только работы прибавилось, потому что всех взрослых мужиков забрали на фронт. Остался в колхозе «молодняк», да ненадолго: в сентябре 1942 года подошла очередь уходить тем, кому едва минуло восемнадцать. Мои родные провожали на войну последнего, шестого сына. Собрали новобранцев в Агинском, потом на конях отправили в Заозерный на военные курсы при полковой школе. Мы ехали, не догадываясь даже, кто из нас не вернется домой с полей сражений. Вместе со мной ехали и друзья детства: Павел Васьков, Егор Кабанов, Алексей Тарасенко, Алексей Казаченко, Николай Вершинин. По дороге в обозе прибывало новобранцев из соседних районов. Я сильно подружился с Василием Грушко из д. Переясловки Рыбинского района, с которым принимал потом боевое крещение. Школа находилась на горе в Заозерном, там курсанты построили землянки, в которых и зимовали. Полгода учили боевой науке, а в январе 1943 года новоиспеченных сержантов ждал фронт. Отправляли курс в два этапа. С фронта приходили тревожные вести, и я узнал, что многие из отправленных первым этапом курсантов уже погибли в боях под Москвой, в том числе и Павел Васьков. Позже узнал, что погиб еще один сотоварищ — Егор Кабанов».

Бронирование и отсрочка

 Одновременно с мобилизацией на фронт проходил процесс бронирования специалистов для работы в промышленности. Например, из общего числа призывников 1944 года 43 767 человек для работы в промышленность было направлено 9641 человек. Таким способом государство решало проблему нехватки квалифицированных кадров, которые были так необходимы на оборонных предприятиях. Чаще всего бронирование специалистов было связано с критической кадровой ситуацией. Например, в артели «Обувщик» после мобилизации остался лишь один квалифицированный мастер, он же единственный закройщик и его призыв в ряды РККА грозил полной остановкой работы артели. В таких случаях, конечно же, специалисты оставались на своих рабочих местах либо взамен призываемых специалистов на предприятия направлялись иные кадры рабочих. Правда, далеко не все из мобилизованных для работы в промышленности были согласны с таким решением. Многие неоднократно обращались в крайком ВЛКСМ с просьбой отправить их на фронт, на передовую.

Бронь

Кроме бронирования специалистов за предприятиями существовала система отсрочки от призыва.

Так, в призывную кампанию 1942 г. были предоставлены отсрочки комбайнерам и трактористам, занятым на уборке урожая, а также студентам речного техникума и лесотехнического института, которые находились в навигации и на лесозаготовках в тайге. Однако не обошлось и без казусов. Так, например, в Аскызском районе Хакасии во время проведения призыва был отправлен на фронт единственный фельдъегерь, вследствие чего пришлось закрыть местный пункт спецсвязи. А в Манском районе у пункта спецсвязи по мобилизации были изъяты две трехлинейные винтовки, что поставило под угрозу обслуживание правительственного маршрута по доставке секретной корреспонденции и золота.

Из воспоминаний ветерана войны, жителя Лесосибирска Тимофея Акимовича Банщикова: «На начало войны мне не исполнилось еще и 18, а потом броню наложили. И все-таки в марте 1942 года добровольцем ушел в армию. За два с половиной месяца прошел школу оружия, зачислен в 730-й артиллерийский полк 248-й курсантской бригады». Из воспоминаний ветерана войны, жителя города Уяра Василия Степановича Емельяшина: «Надо сказать, что учителей в стране в то время не хватало, а потому до 1940 года их вообще не брали на военную службу. Отсрочка от призыва действовала и в 1941 году, а также в первой половине 1942 года. Но затем все изменилось. В результате огромных людских потерь наша армия истощилась. А потому стали брать на фронт тех, у кого была отсрочка, а также граждан старшего возраста. Призвали в армию и моего отца, которому было почти пятьдесят, и людей более преклонных лет. Я получил повестку в 1942 году. Мне предписывалось прибыть в город Канск, где в то время формировалась 27-я отдельная лыжная бригада. Там я встретился с моими друзьями из Уярского района — Михаилом Старовойтовым и Василием Оглоблиным. В декабре наша бригада направилась в Подмосковье. На станции Бологое мы приняли боевое крещение, попав под жесточайшую бомбежку фашистской авиации. Бригада понесла ощутимые потери, оставшаяся ее часть вошла потом под Старой Руссой в состав 170-й стрелковой дивизии».



Материальные ресурсы  

Наряду с людскими подлежали мобилизации и материальные ресурсы. Например, в первом полугодии 1943 года согласно постановлению ГОКО № 2739 от 13.1.1943 Красноярскому краю был дан наряд отремонтировать и передать в резерв ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии 382 грузовых и 29 легковых автомашин. План передачи автомашин, впоследствии уменьшенный постановлением ГОКО на 177 грузовых и 8 легковых, был выполнен в первом полугодии на 100 %.

Во втором полугодии 1943 года нарядов на поставку автомашин в Красную Армию и в промышленность не было. За сентябрь—декабрь по постановлению исполкома крайсовета и бюро крайкома ВКП(б) на ремонтных пунктах районных и городских военкоматов отремонтировано и передано народному хозяйству края 98 грузовых и 6 легковых автомашин.

Всего по краю в период войны было мобилизовано 40 902 лошади, 10 079 повозок, 3993 автомашины, 907 тракторов.

В едином порыве

  Судя по документам, хранящимся в государственном архиве Красноярского края, явка призывников на призывные пункты края в первые дни войны составила 100 %, многие отказывались от льгот по семейному положению и просили зачислить их в ряды Красной Армии. Неявки по уважительным причинам были, например, связаны с тем, что 251 человек во время призывной кампании находился на лесоразработках в тайге, в плавании на Севере (студенты речного техникума и лесотехнического института). Были приняты меры к вывозу этих людей из тайги и с Севера для прохождения призыва.

Все призывники показали себя дисциплинированными, не было ни одного случая явки в пьяном виде, не было также ни одного случая нарушения установленного порядка на призывном пункте, где несли дежурство сами призывники.

Такой патриотический подъем позволил выполнить мобилизационные наряды в полном объеме. За период с 22 июня 1941 г. по 1 ноября 1944 г. по краю в ряды РККА было призвано 561 902 человека офицерского, сержантского, рядового состава и призывников. В докладе о проведении мобилизационных мероприятий в Красноярске в 1941 г. указывалось следующее:

ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИЗЫВНОГО КОНТИНГЕНТА


1. Партийно-комсомольская прослойка из числа зачисленных в РККА:
а) членов и кандидатов ВКП(б) ........................... 3 чел.

б) членов ВЛКСМ ......................................... 3112 чел.
2. По образованию:
а) с высшим образованием призвано ............... 11 чел.
б) с незаконченным высшим и средним ........ 708 чел.
в) имеющих образование от 7 до 9 кл. . ......... 979 чел.
г) имеющих образование от 3 до 6 кл. . ....... 8719 чел.
д) малограмотных ........................................ 1980 чел.
е) неграмотных ............................................... 135 чел.

Политико-моральное состояние призывников хорошее. Призыв прошел с большим патриотическим подъемом и без аморальных явлений. Подавляющее большинство призывников подчеркивало свое большое желание немедленно пойти в ряды действующей армии. Например, призывник Н.М. Мозгунов (Каратузский район) подал заявление в призывную комиссию, в котором писал: «Прошу принять меня в РККА, т.к. я хочу защищать свою любимую Родину от немецких гадов. Мои два брата находятся на фронте — бьют немецких бандитов и я, третий брат, хочу тоже вместе с ними громить немецких захватчиков».

Значительное число призывников отсеивалось по морально-политическим соображениям и национальному признаку, а также не призывались дети кулаков, лишенцев, административно-ссыльных или репрессированных органами НКВД. Из отчета секретаря Артемовского РК ВКП(б) от 24 сентября 1941 г. тов. Иванова: «По решению Бюро Крайкома ВКП/б/ от 17/IХ-1941 «Об отборе комсомольцев-лыжников» мы не выполнили. Произвели большой отсев по морально-политическим соображениям, так как оставшиеся комсомольцы-лыжники являются детьми кулаков или репрессированных органами НКВД. [Поэтому] Всего послано 46 человек вместо 90 человек».

Все еще живы... Краснотуранские выпускники 1941 г. в бору



Из курсантов — в рядовые

Катастрофические потери, понесенные Красной Армией в летне-осеннюю кампанию 1941 года, колоссальная убыль подготовленного кадрового личного состава, пропавшего в Белоруссии, Вяземском и Киевском «мешках», прорыв германской армии к Москве заставляли Ставку ВГК изыскивать новые пути пополнения армейской пехоты, несущей самые тяжелые людские потери.

14 октября 1941 г. вышло постановление ГКО № 796сс «О формировании стрелковых бригад», которым предписывалось к 28.10.1941 сформировать 50 курсантских стрелковых бригад (№ 11—60) во внутренних военных округах. На укомплектование указанных частей обращалось 40 000 курсантов из военных училищ, 40 000 курсантов полковых школ, 20 000 политбойцов и 116 000 бойцов из числа выздоравливающих после ранения. Подчеркивая особую важность назначения этих частей, НКО рекомендовал принять решительные меры для полного обеспечения количественного и качественного состава бригад. Постановление принималось в те дни, когда после вяземской катастрофы Западный фронт действующей армии практически перестал существовать, и путь на Москву оказался открыт для моторизованных соединений вермахта.

К этому времени на территории Сибирского военного округа дислоцировалось достаточно большое количество военно-учебных заведений РККА, перемещенных из оккупированных территорий. В них обучались 17—19-летние сибирские парни, те самые комсомольцы-добровольцы, которые не подходили по возрасту под призыв, но всей душой рвались на фронт.

В октябре 1941 года Сибирский военный округ приступил к формированию 5 курсантских стрелковых бригад: 41-й в Татарске, 42-й в Барнауле, 43-й в Новосибирске, 44-й в Красноярске и 45-й в Кемерове. Красноярская 44-я ОСБ была сформирована 19 октября 1941 года приказом Сибирского военного округа за № 0073 от 16.10.1941. В состав каждой бригады входили 4 отдельных стрелковых батальона и артиллерийский дивизион, а также отдельный минометный дивизион, отдельный батальон связи, 6 рот противотанковых ружей, рота автоматчиков, разведрота и медико-санитарная рота.

Из воспоминаний ветерана войны, жителя п. Курагино Степана Ивановича Ломтева: «В начале ноября 1942 года мне пришла повестка в армию. Вручили ее, когда я приехал домой на каникулы. Из нашего села одновременно призвали 12 человек. Посадили на подводы и повезли в Новосибирск, в военное училище, где мы должны были учиться год на средних командиров. Но получить звание курсантам так и не довелось, через семь месяцев, когда начались бои на Курско-Орловской дуге, нас в срочном порядке отправили на фронт. В июле училище подняли по тревоге, погрузили в вагоны и повезли под Белгород. Там после комиссии я попал в десантные войска. После месяца тренировок на аэродроме нас направили на передовую. В первом же бою от роты численностью 120 человек осталось всего двенадцать».

Высадка воинского эшелона

44-я отдельная стрелковая бригада с управлением и бригадными частями в Красноярске развернула 4 стрелковых батальона в Ачинске, Абакане, Канске и Ужуре. Ее пополнили курсанты Ачинского пехотного, 1-го Киевского пехотного, 1-го Киевского артиллерийского, Киевского связи, Орджоникидзеградского автомобильно-мотоциклетного военных училищ, Харьковской и 66-й окружной школ младших авиаспециалистов, школ младшего начсостава полков 43-й запасной стрелковой бригады, иных военно-учебных заведений округа. Формированием соединения до приезда командира бригады полковника А.Я. Миронова руководили последовательно генерал-майор А.Т. Волчков и комбриг А.С. Остроумов. Партийная организация Красноярского края приложила все силы, чтобы достойно укомплектовать и снарядить бригаду.

14 ноября 1941 года 44-я отдельная стрелковая курсантская бригада, как одно из самых боеготовых соединений СибВО, убыла из Красноярска на фронт, чтобы в составе 1-й Ударной армии начать контрнаступление советских войск под Москвой.



Комсомольские и партийные наборы

Как уже отмечалось выше, Закон о всеобщей воинской обязанности от 1-го сентября 1939 года опустил планку призывного возраста в Красную Армию с 21 года до 19 лет. Однако поступать в армию добровольно разрешалось с 18 лет, а зачислять в военные училища — с 17.

В условиях огромной нехватки рядового, младшего и среднего начсостава в действующей армии с началом войны Государственным комитетом обороны было принято решение развернуть по стране широкое добровольческое движение по вступлению в ряды Красной Армии, а говоря проще — провести еще одну мобилизацию лиц, не подходящих по юному возрасту к официальному призыву. Сделать это было достаточно легко, поскольку в начальный период Великой Отечественной войны советская молодежь проявляла в большинстве своем широкий энтузиазм и желание попасть на фронт. Основной упор был сделан на комсомольские организации — речь шла о «добровольном призыве» молодых ребят 1922—1924 гг. рождения в «элитные» части и на «элитные» специальности — десантников, лыжников, летчиков, истребителей танков и, конечно, политбойцов.

В октябре 1941 года в Бирилюсском районе прошел набор комсомольцев-добровольцев для 10-го десантно-воздушного корпуса. В этом списке мальчики, шагнувшие со школьной скамьи в пламя войны. Каждый из этих ребят сдал нормы на значки БГТО, ГТО, ПВХО. Вот их имена: Дмитрий Логинов, Иван Коляков, Григорий Демиденко, Матвей Чулков, Гаврил Паршуков, Василий Иванов и другие. Из этого набора добровольцев Василий Горелов погибнет в бою под Сталинградом в сентябре 1942 года, там же в конце сентября погибнет его друг Григорий Демиденко, Иван Коляков будет убит при освобождении Украины и т. д. 7 октября на защиту Москвы отправились 101-й, 119-й, 121-й и 201-й отдельный комсомольский лыжные батальоны. Среди них были комсомольцы Леонид Агеев, Матвей Виссарионов, Иван Мазепа, Петр Ляхов и другие. Почти все они погибли.

Мобилизация комсомольцев в Красноярском крае проходила по конкретным спецзаданиям ЦК ВКП(б), ЦК ВЛКСМ и Сибирского военного округа. Как правило, всем районным и городским комитетам партии и комсомола спускались «разверстки» на необходимое количество человек по набору, затем «кустовые» отборочные комиссии вызывали комсомольцев на свои заседания с предложением вступить добровольно в Красную Армию.

Михаил Жиров, Аркадий Мутовин, Андрей Пустынский перед отпракой на фронт. Богучанский район

Справка крайкома ВКП(б) от 19.01.1942 о мобилизации комсомольцев в РККА в 1941 году дает точную картину распределения количества мобилизованной «союзной» молодежи:

Назначение Количество мобилизованных Дата исполнения
1. Политбойцы 114 чел. 03.07.1941
2. На политработу 200 чел. 12.07.1941
3. В 3-й отдел Народного комиссариата обороны [контрразведка] 2 чел. 17.07.1941
4. Заместители политруков 100 чел. 28.07.1941
5. Политбойцы 600 чел. 05.08.1941
6. Для укомплектования бригады № 3971 [43-я запасная сбр] ответственными секретарями комсомольских бюро 4 чел. 10.08.1941
7. В аэроклубы края 391 чел. 17.08.1941
8. На курсы радиоспециалистов 606 чел. 24.08.1941 25.09.1941
9. На политработу в воздушно-десантные войска, в распоряжение ЦК ВЛКСМ 7 чел. 24.09.1941
10. В воздушно-десантные войска Приволжского военного округа 1108 чел. 20.09.1941
11. В лыжные войска 2531 чел. 25.09.1941
12. В лыжные войска 1518 чел. 03.10.1941
13. В 44-ю стрелковую бригаду лыжников 200 чел. 29.10.1941
14. Заместители политруков на курсы усовершенствования политсостава 300 чел. 25.11.1941
15. На сборы инструкторов истребителей танков 152 чел. 05.12.1942

Из воспоминаний ветерана войны, жительницы Лесосибирска Марии Ивановны Новопашиной: «Известие о начале войны запомнилось на всю жизнь. Был яркий солнечный день. С подружками мы возвращались из леса, увидели, как со всех сторон к центру села бежали люди. Крики, плач, стоны. Мы тоже побежали, узнали, что началась война. В первый же день многие комсомольцы и коммунисты подали заявление с просьбой отправить их на фронт. Мобилизация проходила организованно. Я пошла работать в больницу дезинфектором, но это меня не устраивало. Как настоящая комсомолка, я тяжело переживала сообщения с фронта, не могла стоять в стороне от грозных событий войны. И подала заявление с просьбой отправить меня на фронт. Направили в Красноярск на курсы медсестер, по окончании которых была зачислена в одну из воинских частей — № 1289 110-й дивизии 50-й армии. Она двигалась с Дальнего Востока, в Красноярске к ней присоединились сибиряки». Всего за период с июля по декабрь 1941 года из краевой организации ВЛКСМ по данным спецзаданиям было мобилизовано 8768 членов ВЛКСМ. Кроме этого, 11 566 комсомольцев было мобилизовано в Красную армию на общих основаниях. Таким образом, с момента начала Великой Отечественной войны, в течение II полугодия 1941 года, из края в действующую армию ушло 20 314 комсомольцев.

Необходимо отметить, что речь шла о молодежи, имеющей в основном начальное или неполное среднее образование и не явившейся самостоятельно в военкоматы по каким-либо причинам для добровольного поступления в армию и военные училища. Также стоит указать, что в 1941 г. отборочные комиссии вели достаточно серьезный отсев «добровольцев». Так, в «Докладной о наборе комсомольцев-добровольцев в воздушно-десантные и лыжные войска Красной Армии по Ачинскому кусту» приведены следующие данные:

Из общего количества прибывших на отборочную комиссию 947 комсомольцев было отобрано по набору 808 человек Из них только 119 человек являлись военнообязанными, остальные были призывниками 1922 (340 чел.), 1923 (305 чел.) и 1924 (44 чел.) годов рождения, причем среднее образование имел только 31 человек, а подавляющее большинство закончило 4 класса начальной школы (239 человек), либо имело 7-летнее образование (156 человек). 137 комсомольцев (14,5 %) были «отклонены от посылки в Красную Армию» по следующим причинам: как члены семей раскулаченных, родственники осужденных лиц, высланных и изъятых органами НКВД — 42 комсомольца; как неустойчивые и заявившие, что никогда не ходили на лыжах, — 73 комсомольца; как заявившие, что добровольно не желают, а пойдут по призыву, — 7 человек; по семейным обстоятельствам и болезни — 5 человек; оставивших дома и утерявших комсомольские билеты — 5 человек, по национальности — 2 человека (1 поляк и 1 эстонец), по молодости — 4 человека.

Однако и «отлученным» от призыва в армию недолго оставалось ждать момента, когда они наденут военную шинель.

Мобилизационные мероприятия коснулись и партийных органов. Чаще всего членов партии призывали для укомплектования штата политработников в армии. Так, уже 1 июля 1941 г. пришел наряд на мобилизацию партийцев: «…наша Родина требует для защиты Отечества в качестве политруков лучших, преданных товарищей, посылки их в РККА, а также дачи на них характеристик. Есть решение Сталинского РК ВКП(б) о выделении 5 человек коммунистов».

С начала Великой Отечественной войны до середины 1943 г. в Красную Армию призваны и ушли добровольцами на фронт из города Красноярска 2667 человек коммунистов и 8341 комсомолец. Из районов края было призвано коммунистов по партмобилизации более 3000 человек и более 15 000 комсомольцев. Из воспоминаний ветерана войны, жительницы поселка Зеленый Бор Минусинского района Галины Георгиевны Ушаковой: «Решение идти на фронт вместе с солдатами возникло как нечто необходимое, значимое, не требующее выбора и не имеющее альтернативы. После объявления военных действий с Германией я сразу направилась в военкомат, зачисляться в добровольцы. Однако отправить 20-летнюю девчонку под пули сразу не решились. Предложили работу в трибунале, ссылаясь на мое юридическое образование. Отказалась! Не по душе мне, говорю, ребят судить, не мое это. В тот день мне, конечно, отказали. …Как-то не думалось о том, что с войны возвращаются не все... Важно было другое — мы не хотим бросать Отечество в трудную минуту, когда оно ведет войну. А что это за война, кто в ней виноват и кто ее затеял — все это будто бы не важно! С такими убеждениями после трехмесячных курсов медсестер я была зачислена в 542-й пулеметно-артиллерийский отдельный полк, в должности санинструктора. Первые месяцы наш батальон отражал нападение под Ленинградом». По данным государственного архива Красноярского края, с 22 июня 1941 г. по 1 ноября 1944 г. в крае призвано в РККА офицерского, сержантского, рядового состава и призывников 561 902 чел., из них офицерского — 8300, сержантского — 22 043, рядового — 32 600 человека.

По данным районных архивов Красноярского края в годы ВОВ:
Из Богучанского района ушли на фронт 3219 человек, не вернулись с войны 1238 человек.
Из Курагинского и Артемовского районов около 17 000 жителей были призваны и добровольцами ушли на фронт, около 6000 из них не вернулись с полей сражений.
Из Идринского района призваны на фронт 5309 человек. Из них погибли, умерли от ран, пропали без вести 2581 человек.
Из Иланского района на фронт ушли 10 045 человек, вернулись — 6500 человек.
Из Каратузского района в период мобилизации 1941—1945 гг. на фронт было призвано 10 842 человека, вернулись 7319 человек.
Из Кежемского района на фронт ушли 2679 человек. Не вернулись 1360 человек, в том числе 393 пропали без вести.
Из Краснотуранского района призвано 5700 человек, вернулись 1262 человека.
Из Курагинского района на фронт ушел 12 601 человек, вернулись 5195 человек.
Из Назаровского района на фронт ушли 15 000 человек, не вернулся каждый третий.
Из Норильска на фронт ушли 7606 человек.
Из Партизанского района ушли на фронт 6358 человек, не вернулись 3058 человек.
Из Саянского района на фронт призвано по мобилизации 4343 человека. Призвано за этот период молодежи на действительную военную службу 132 человека. Из призванных и мобилизованных непосредственно в боевых действиях на фронтах ВОВ участвовали 4200 человек, в том числе 23 женщины. Погибло в период ВОВ 2179 человек, в т. ч. 4 женщины. Вернулся в район с фронтов ВОВ 1691 человек.
Из Тюхтетского района на фронт ушли 5300 человек, не вернулись — 2519.
Из Уярского района ушли на фронт 7710 человек, не вернулись — 3068.
Из Шарыповского района за период с 1941 по 1945 годы было призвано в действующую армию 8149 человек. Население района тогда составляло 19 282 человека.

Проводы полка на фронт. Рис. Б.Я. Ряузов. 1943 г.

ИСПОЛКОМ БАЛАХТИНСКОГО РАЙСОВЕТА ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ

Постановление совместного заседания исполкома Балахтинског райсовета депутатов трудящихся и бюро райкома ВКП(б), от 3 августа 1943 года


О ПРОВЕДЕНИИ ПРИПИСКИ К ПРИЗЫВНОМУ УЧАСТКУ
ГРАЖДАН МУЖСКОГО ПОЛА 1926 ГОДА РОЖДЕНИЯ


В целях успешного проведения приписки к призывному участку граждан 1926 года рождения и подготовки к очередному призыву исполком райсовета и бюро РК ВКП(б) ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. План проведения приписки, предоставленный райвоенкомом, утвердить…
2. Обязать райвоенкоматов. Тимофеева произвести оборудование приписного пункта, украсив его наглядными пособиями, лозунгами, плакатами.
3. Установить на приписном пункте воинскую дисциплину и уже сейчас при приписке прививать призывникам формы военной дисциплины, разъяснить и требовать от них дисциплины в период подготовки к призыву, добиться, чтобы к дню призыва призывники 1926 года рождения пришли хорошо обученными, грамотными и здоровыми бойцами.
4. Обязать райвоенкоматов. Тимофеева и зав. военным отделом РК ВКП(б) тов. Иконникова широко развернуть массово-политическую работу с призывниками на приписном пункте, разъясняя им первомайский приказ тов. Сталина, вопросы текущего момента, последние постановления партии и правительства. Для проведения массово-политической работы с призывниками на приписном пункте утвердить тов. Иконникова, которому привлечь коммунистов в качестве агитаторов и беседчиков, а также организовать встречу с фронтовыми орденоносцами и стахановцами колхозов и предприятий.
5. Обязать всех председателей сельсоветов и секретарей первичных партийных организаций добиться того, чтобы обеспечить 100%-ную явку на приписной пункт допризывников 1926 года рождения, а также повседневно вести работу по подготовке к очередному призыву, ставя главной задачей ликвидацию неграмотности среди призывников, оздоровительные мероприятия и военное обучение, мобилизуя их на выполнение стоящих перед колхозами и совхозами по сенокошению и уборке урожая.
6. Обязать зав. райздравом тов. Ширан обеспечить приписную комиссию квалифицированными врачами, всех призывников, нуждающихся в лечении, поставить на учет, прикрепить к соответствующим лечебным учреждениям и проследить за их лечением.
7. Обязать зав. РОНО тов. Зиновьеву выделить на приписной пункт двух квалифицированных учителей для проверки грамотности призывников. Всех выявленных неграмотных или малограмотных прикрепить к ближайшим школам для обучения, установить контроль за посещаемостью занятий и качеством обучения, закончить обучение в полтора два месяца.
8. Предложить уполномоченному райсовета физкультуры и спорта организовать среди граждан, родившихся в 1926 году, военнофизкультурную работу, добиваясь, чтобы все они в ближайшее время сдали нормы на значок ГТО.
9. Обязать райвоенкома тов. Тимофеева изучить приписной контингент по его деловым и политическим качествам в целях правильного распределения его по родам войск.
10. Контроль за выполнением настоящего постановления возложить на зав. военным отделом РК ВКП(б).


Секретарь Балахтинского зам. пред. исполкома

Райкома ВКП(б) райсовета

/Козлов/ /Чаусов/

В годы Великой Отечественной войны массовым явлением стало привлечение женщин для службы в Вооруженных силах. Оно было связано как с собственным волеизъявлением представительниц слабого пола, воспитанных в духе советского патриотизма, так и с принудительным призывом женщин, прошедших специальную военную подготовку, в ряды Красной Армии. Так, в 1944 г. в Красноярском крае было призвано 1443 женщины, 836 из которых были отправлены на фронт, а остальные распределены на работу в промышленности.

 

Красноярские воинские формирования  

Директивой НКО Сибирскому военному округу в соответствии с действующим мобилизационным планом было предписано на базе управления округа и его войсковых соединений сформировать 24-ю общевойсковую армию. 27 июня была получена директива Ставки Главнокомандующего, уточняющая задачи армии.

Директива Ставки ГК № 0042 командующему войсками Сибирского военного округа о формировании и задачах армии
27 июня 1941 г.
1. Вы назначаетесь командующим армией, которая формируется в СибВО.
Членом Военного совета назначен член Военного совета СибВО, начальником штаба — начальник штаба СибВО.
2. В состав армии включается: 52 ск (91, 119, I66 сд), 53 ск (107, 133, 178 сд), 23 и 26 мк. 3. Армию сосредоточить в районе ст. Нелидово, Белый, Дорогобуж, Гжатск, Ржев, Штарм — Вязьма. Армия подчиняется непосредственно Наркому.
4. Задача армии — подготовить и занять оборону, имея главную полосу сопротивления ст. Нелидово, Белый, выс. 262, Дорогобуж, Гжатск, Ржев. Перед фронтом армии создать предполье, а в глубине оборонительного района создать полосу заграждений с противотанковыми препятствиями.
5. Для выполнения этой задачи, руководства выгрузкой и сбором войск Вам надлежит с небольшой опергруппой прибыть в район сосредоточения самолетом.

ЖУКОВ

26 июня 119-я и 91-я стрелковые дивизии, 52-й стрелковый корпус приступили к погрузке по железной дороге. 29 июня из Ачинска убыла 91-я стрелковая дивизия, 30 июня — ушли 32 эшелона красноярской 119-й. С 8 по 10 июля красноярцы прибыли к месту сосредоточения в города Ельню и Сычевку Смоленской области и вошли в состав 24-й армии резерва Главного командования.

11 августа 1941 года, в самый разгар жестоких боев на Московском направлении, Государственный комитет обороны принял постановление № 459сс о формировании новых 85 стрелковых и 25 кавалерийских дивизий во внутренних военных округах страны. Из этого числа только в Сибирском военном округе должны быть сформированы 12 стрелковых и 4 кавалерийских дивизии. Сроки готовности стрелковых дивизий определялись к 15 декабря 1941 года.

В этот же день командующему СибВО поступила директива НКО СССР № Орг/2/539010 с приказом следующего содержания: «1. Сформировать 362-ю, 364-ю, 366-ю, 368-ю, 370-ю стрелковые дивизии, 77-ю, 87-ю кавалерийские дивизии.
2. Дислокацию дивизий установить:
362 сд — Омск
364 сд — Омск
366 сд — Томск
368 сд — Тюмень
370 сд — Новосибирск
372 сд — Барнаул
374 сд — Красноярск
376 сд — Кемерово
378 сд — Ачинск
380 сд — Славгород 382 сд — Канск
384 сд — Ишим, Ялуторовск
73 кд — Бийск
75 кд — Новосибирск
77 кд — Омск
87 кд — Барнаул


3. Укомплектование дивизий произвести за счет русских, украинцев и белорусов».

Приказом командующего СибВО № 0051 от 26.08.1941 на территории Красноярского края с 1 сентября началось формирование 374-й, 378-й и 382-й стрелковых дивизий. Младший рядовой состав призывался из запаса за счет русских, украинцев и белорусов 1900—1918 гг. рождения. Укомплектование средним и младшим начсоставом должно было окончиться к 20 сентября, рядовым составом — к 23 сентября.

Из чеканных строк приказа ясно, что теперь Сибири нужно было поднимать по мобилизации «отцов» — 30—40-летних мужиков, старший призывной возраст. Хорошо обученные, прошедшие недавно службу в РККА, физически развитые и закаленные, получившие образование молодые парни ушли из СибВО с кадровыми дивизиями еще в начале войны. Теперь настала очередь их отцов и старших братьев. Документы свидетельствуют: дивизии укомплектовывались личным составом запаса, проходившим действительную службу в кадрах Красной Армии в переменном составе или призывавшегося в ряды Красной Армии на разные сроки. Имелся небольшой процент участников событий у оз. Хасан и р. Халхин-Гол. Средний возрастной состав 25—35 лет.

 

Теперь в бой должны были идти те самые таежные охотники и рыбаки, бывшие сибирские партизаны, колхозники и рабочие, шахтеры и золотодобытчики, которые пережили разруху Гражданской войны, голод, коллективизацию, индустриализацию, репрессии и лагеря, но все вынесли на своих плечах. И пошли баржи вниз по Ангаре и затем вверх по Енисею до Красноярска, до краев набитые мобилизованными сибирскими мужиками.

382-я дивизия создавалась в Канске. Она состояла в основном из военнообязанных, мобилизованных восточной группы районов: Канского, Тасеевского, Дзержинского; северной группы районов: Богучанского, Кежемского, Пировского, Северо-Енисейского, Удерейского, городов Игарки, Дудинки и Канска. Как пишет В.К. Логинов в книге «В бой идут сибиряки…», «Это были немногословные, выносливые и смекалистые люди с Ангары и Енисея — рабочие промышленных предприятий, таежные охотники и следопыты. На первом же занятии по огневой подготовке они показали отличные результаты».

Со школьной скамьи — на фронт. Выпуск 1941 г. Туровской школы Абанского района

374-я дивизия развернула управление и штаб в Красноярске, однако ее отдельные части были разбросаны от ст. Боготол до ст. Иланская и г. Назарово. Красноярский гарнизон и так был переполнен различными запасными частями и военно-учебными заведениями, так что пришлось рассредоточивать полки и подразделения дивизии вдоль железной дороги. Качество личного состава не отличалось от 382-й стрелковой: «В дивизию пришли сибиряки разных возрастов и профессий: ангарские охотники, енисейские рыбаки, золотоискатели из Удерея, рабочие, крестьяне и интеллигенция края, изо льдов и снегов Заполярья и теплого Минусинска», — говорится в «Боевом пути 374-й стрелковой дивизии».

378-я стрелковая дивизия дислоцировалась в Ачинске, Минусинске и Абакане. Ее костяк составили жители юга Красноярского края — Минусинского, Курагинского, Каратузского, Ермаков-ского, Усинского районов и Хакасской автономной области. Офицерский состав комплектовался из выпускников Ачинского, Киевского и Таллинского военно-пехотных училищ, эвакуированных в Сибирский ВО. Формирование дивизии было возложено первоначально на начальника Ачинского военно-пехотного училища, затем с 20 сентября стало прибывать командование дивизии.

Уже 23 июня 1941 года первая команда № 2575 сибиряков-шарыповцев в количестве 203 человек со станции Красная Сопка была направлена Березовским РВК в Ачинск для комплектования 503-го стрелкового полка. В последующие дни уроженцы Шарыповского района поступали на пополнение 561-го стрелкового полка, 142-го медсанбата, 169-го отдельного зенитного дивизиона, 172-го отдельного артиллерийского дивизиона, формирование которых проходило в городе Ачинске, 374-й и 119-й стрелковых дивизий — в Красноярске, 378-й стрелковой дивизии, которая разворачивалась в Ачинске и Абакане.

Укомплектовавшись личным составом, дивизии приступили с начала октября к боевой учебе, которая проходила в крайне неблагоприятных условиях. Начальник штаба 378-й стрелковой дивизии майор Аксельрод свидетельствовал: «За весь подготовительный период дивизия не имела хотя бы минимального количества вооружения, обеспечивающего нормальный ход боевой подготовки. К моменту отъезда дивизии на вооружении имелось винтовок — 4,1 %, станковых пулеметов — 2,3 %, ручных пулеметов — 9 %, 120-миллиметровых минометов — 0 %, 82-миллиметровых минометов — 1,8 %, 50-миллиметровых минометов — 2 %, 76-миллиметровых дивизионных и полковых пушек — 6 %, 122-миллиметровых гаубиц — 0 %, 45-миллиметровых пушек — 11 %, 37- или 76-миллиметровых зенитных пушек — 0 %, буссолей — 6,3 %, биноклей — 1,1 %.

Все это создавало большие трудности при подготовке и обучении, при наличии 45 % необученного личного состава. Однако к концу формирования, согласно акту приема, дивизия получила оценку «удовлетворительно».

Слабым был и средний и младший начсостав, взятый из запаса или военного выпуска 1941 года, не имеющего практического боевого опыта.

Штабы также были подготовлены слабо и комплектовались начсоставом, в большинстве своем призванном из запаса, с узким политическим кругозором и низкой общей грамотностью. Подобная ситуация была характерна и для 374-й, и для 382-й дивизий.

10 ноября 1941 года 374-я, 378-я и 382-я стрелковые дивизии получили приказ штаба СибВО о готовности к погрузке и убытию на фронт. Красноярские соединения поступали в подчинение 59-й армии, управление которой было сформировано в Сибирском ВО. Из шести стрелковых дивизий армии три были сформированы на Красноярской земле.

13 ноября 1941 года 378-я стрелковая дивизия погрузилась в эшелоны на станциях Ачинск, Минусинск, Ададым. 14 ноября со ст. Канск убыла 382-я стрелковая дивизия. 374-я стрелковая дивизия выехала 15 ноября со станций Красноярск, Боготол, Иланская. Их путь лежал на Волховский фронт.

 



И отцы ушли, и братья ушли…  

Не успели опустеть казармы красноярских военных городков, как в конце ноября 1941 г. вновь пришел приказ о формировании очередных воинских соединений. По постановлению ГКО № 935сс от 22.11.1941, приказом войскам СибВО № 0093 от 8.12.1941, в Сибири надлежало сформировать взамен убывших еще большее количество дивизий, с невиданными ранее четырехсотыми номерами, а также дополнительно восемь отдельных стрелковых бригад. Дивизии должны были быть укомплектованы личным составом полностью к середине февраля 1942 года и вооружены к концу марта.

Главным управлением формирований Красной Армии для дивизий была определена следующая дислокация новых соединений:


442-я сд — Омск
450-я сд — Славгород
144-я осбр — ст. Прокопьевск
443-я сд — Томск
451-я сд — Канск
145-я осбр — ст. Каргат
444-я сд — Тюмень
452-я сд — Ишим
146-я осбр — ст. Калачинская
445-я сд — Татарск
453-я сд — Бийск
147-я осбр — ст. Чистоозерная
446-я сд — Алейск
454-я сд — Новосибирск
148-я осбр — ст. Мошково
447-я сд — Красноярск
455-я сд — Новокузнецк
149-я осбр — ст. Мундыбаш
448-я сд — Кемерово
137-я осбр — Анжеро-Судженск
449-я сд — Абакан
140-я осбр — ст. Клюквенная

Стрелковые дивизии по директиве генштаба вначале имели цифровые наименования с 442-й до 455-й включительно. Соответственно, для Красноярского края стояла задача подготовить и отправить три стрелковые дивизии — 447-ю, 449-ю и 451-ю и одну 140-ю стрелковую бригаду.

 

Однако потом, уже в январе 1942 года, было решено этим сибирским дивизиям присвоить имена тех соединений, которые в первые месяцы войны понесли значительные потери и были выведены из состава действующей армии, не утратив боевых знамен и штабных архивов. Решено было сформировать в Канске 228-ю, Красноярске 301-ю, Абакане 309-ю стрелковые дивизии.

Перед ответственными за формирование командирами и сотрудниками военкоматов стоял один вопрос: из кого формировать новые части? Было приказано призывать всех с 1898 по 1923 гг. рождения включительно. То есть «выгребали» уже последних годных к воинской службе, от 18-летних зеленых призывников до 45-летних «пожилых дядек».

Когда в 1942 году на южном направлении сложилась крайне тяжелая обстановка, в крае зародилось новое патриотическое движение — создание добровольческих соединений

Из воспоминаний ветерана войны, жителя Шушенского района Михаила Трофимовича Сыпалова: «Если честно, то я сам себя призвал. В начале августа 1942 года в армию призывали молодежь, кому исполнилось или скоро должно исполниться 18. А мне еще 17 не было. Пришлось пойти на обман, сказать, что 1 октября исполнится 18 лет. Меня осмотрели врачи, как сейчас помню, это были две бабушки. Вес 47 к г, рост 1,47 м. Таких в армию не брали, тем более во флот. Поругались на меня, но заветный допуск поставили. Распределили в стрелковую роту. На следующий день утром на станции Октябрьской посадили в поезд, который отправился в сторону Находки. Мы приехали в деревню, где формировали полк морской пехоты. Первые три месяца нас учили на снайперов, готовили «по-суворовски». Тяжеловато было, ведь до этого даже не видел снайперскую винтовку, но приноровился быстро. Попадал в мишень и с 300 метров, и с 1000. Только трое из всех сдали экзамен «на отлично», и я в том числе. Как отличника военно-морского флота, меня отправили в отдел контрразведки «Смерть шпионам».

По инициативе крайкома ВКП(б) в июле 1942 г. в Красноярске была сформирована 78-я Сталинская добровольческая бригада красноярцев-сибиряков, более половины личного состава которой было сформировано из коммунистов и комсомольцев. Поток заявлений был чрезвычайно велик — 28 тысяч, поэтому шел индивидуальный отбор. Требовалось всего 4 тысячи человек. Своих лучших представителей направили красноярские предприятия: паровозовагоноремонтный завод, локомотивное депо, речники и другие. Они выделили автомашины, экипировали бойцов и снабдили всем необходимым. 14 сентября 1942 г. бригаде в торжественной обстановке на площади Революции в Красноярске было вручено Красное знамя крайкома и крайисполкома, после чего добровольцы приняли военную присягу и отправились на фронт, где сражались за Родину в составе Калининского фронта.

С марта 1942 г. на передовой находилась 140-я отдельная стрелковая бригада, сформированная в поселке Уяр Красноярского края. Бойцы бригады героически сражались в Синявских боях, защищая Ленинград и область от немецко-фашистских захватчиков.

В апреле 1943 г. было принято решение сформировать отдельный добровольческий батальон автоматчиков, который по окончании обучения был также отправлен на фронт.

К зиме 1943 г. мобилизационный ресурс края был полностью исчерпан. Практически все здоровое мужское население было мобилизовано в действующую армию. Всего из Красноярского края было призвано более 462 000 человек — одна четвертая часть всего населения. Оставались только деды, женщины, дети, инвалиды и подростки 16—17 лет. Военкоматы бились над выполнением задач нового призыва, но собрать нужное количество людей было невозможно физически. Этих семнадцатилетних парнишек законно, на основании постановления ГКО, и направляли в запасные части.

Из воспоминаний ветерана войны, уроженца села Березовского Шарыповского района Алексея Лыкина: «Шли месяцы, прошло полтора года, а войне не было конца: она все больше пожирала моих земляков. Не заметили, как прекратили проводить митинги, на которых давали наказ уезжающим на фронт бить врага беспощадно. Не слышно стало духового оркестра с мелодиями патриотических песен. Повседневность проводов обильно поливалась слезами, уже никто не верил в скорое возвращение солдат с победой. Призывная комиссия военкомата заседала каждый день. В армию призывали даже тех, кто в мирное время оставался негодным, снимали с «брони». Военкоматы и комсомол уже не искали добровольцев. К 1943 году в стране был исчерпан возрастной резерв призывников, которые могли бы преодолевать тяжесть службы в условиях военного времени. В армию стали призывать семнадцатилетних и льготников, которые были крайне необходимы в народном хозяйстве. В тылу их заменяли женщины и старики. Обстановка военного времени заставила и нас, пятнадцати-, шестнадцатилетних, ускоренно мужать, расставаться с юностью. В семнадцать с половиной лет я стал курсантом артиллерийского училища, а в восемнадцать, в ноябре 1943 года, был уже на фронте».

Действительно, уже ничего не помогало в мобилизации людских ресурсов, годных для службы в армии. Их просто не было. К лету 1944 года Красноярский краевой военный комиссар выпустил «грозный» приказ № 021 от 07.06.1944, в котором практически расписывался в бессилии органов местного военного управления Красноярского края по организации призыва:

«Проверкой работы РВК [районных военкоматов] в мае месяце 1944 г. по изысканию людских ресурсов и выполнению ими нарядов на отправку пополнения для запасных и учебных частей округа установлено, что вопросами изъятия людских ресурсов РВК занимаются очень плохо, эту основную работу пустили на самотек, не использовали источники поступления ресурсов. Установленный Военным Советом округа ежемесячный план мобилизации ресурсов в мае месяце военкоматами края выполнен на 49,6 %. Только один Красноярский горвоенкомат выполнил полностью майские наряды. Артемовский, Ачинский, Бири-люсский, Боготольский, Большемуртинский, Дзержинский, Манский, Назаровский, Рыбинский, Советский, Сталинский, Тюхтетский, Уярский РВК продолжают из месяца в месяц срывать выполнение нарядов на подачу пополнения фронту, потеряв всякое чувство ответственности перед Родиной и фронтом. Артемовский и Тасеевский РВК в мае 1944 г. не призвали в армию ни одного человека, годного к строевой службе, а Советский, Дзержинский, Бирилюсский, Большемуртинский, Манский и Тюхтетский дали по 1—3 чел.»

Именно поэтому летом 1944 г. в Красноярском крае была проведена перерегистрация всех военнообязанных, одной из целей которой было навести порядок в военно-учетных документах и изыскать призывной контингент. О результатах этих мероприятий говорится в отчете об инструктивном совещании председателей сельсоветов и военно-учетных работников края от 1944.:

«Повсеместно в крае до начала работы комиссий проводились подворные обходы и облавы по проверке документов. В результате этих мероприятий выявлено:
дезертиров Красной Армии — 24 чел.; дезертиров промышленности — 124 чел.; уклоняющихся от учета и призыва — 136 чел.; военнослужащих с просроченными отпускными документами — 6 чел.
Из числа выявленных передано суду:
дезертиров — 24 чел.;
уклоняющихся от учета и призыва — 10 чел.
Оштрафовано — 126 чел.
В процессе работы по счислению учетных данных выявлено:
проживающих на территории края и не состоящих на учете — 277 чел.;
выбывших без снятия с учета — 125 чел;
призванных в армию и продолжающих состоять на учете — 120 чел.;
умерших, но числящихся на учете — 37 чел;
осужденных и заключенных под стражу — 56 чел;
дезертировавших из предприятий — 62 чел.
…Выявлено незаконно забронированных 58 человек, из которых 31 человек призван в армию.
В результате проведенной перерегистрации имеются следующие изменения в людских ресурсах.
Из общего числа переосвидетельствованных признаны:
годными к строевой службе — 3548 чел.;
годными к нестроевой службе — 15 690 чел.;
годными к физическому труду — 2403 чел.
Предоставлены отсрочки — 835 чел. Негодных с переосвидетельствованием через 6—12 месяцев — 5218 чел.
Негодных с исключением с военного учета — 29 141 чел.
Не призванных по морально-политическим соображениям — 297 чел.
Не призванных по национальному признаку — 1950 чел.
За период перерегистрации выявлено незаконно забронированных 223 человека, из них призвано в армию 158 чел.
В процессе перерегистрации комиссии пересматривали лиц, не призванных в армию по политико-моральным соображениям. В результате пересмотра призвано и направлено в войско 54 чел., из них 26 человек, годных к строевой службе…
Проведенная перерегистрация выявила дополнительные людские ресурсы для Красной Армии и пополнила ее ряды.
Дезертиры промышленности направлены на предприятия. Перерегистрация дала возможность райвоенкоматам навести надлежащий порядок в оформлении документации по бронированию».



Запасные войска. Подготовка пополнения

 С началом войны задача подготовки пополнения для действующей армии возлагалась на запасные войска. Части запасных войск должны были разворачиваться с началом мобилизации, готовить рядовой состав, младших командиров и младших специалистов различных военно-учетных специальностей и отправлять их в составе маршевых батальонов и рот на театр боевых действий. Создание кадров запасных частей и соединений началось с 1939 г.

Запасные части готовили рядовой состав, младших командиров и младших специалистов различных военно-учетных специальностей и отправляли их на фронт в составе маршевых батальонов и рот на фронт

В конце июня 1941 г. в Красноярском крае была развернута 43-я запасная стрелковая бригада с управлением в Красноярске, полки которой дислоцировались в Красноярске (105-й зсп), Ачинске (128-й зсп), Канске (120-й зсп) и Боготоле (289-й зсп). Также в составе бригады были сформированы 38-й запасной артиллерийский полк, 31-й запасный батальон связи, 35-й запасный саперный батальон. В бригаду направлялись призывники, прошедшие предварительную подготовку в общественных организациях — в Осоавиахиме, обществе Красного Креста.

Эта бригада решала тяжелую задачу приема и подготовки мобилизованных в условиях острейшей нехватки командных и политических кадров, очень низкого уровня материального снабжения. Дисциплина «хромала» как среди рядового, так и среди командного и начальствующего составов.

Вот что говорилось в ноябрьском отчете 1941 г. о состоянии 43-й запасной стрелковой бригады: «Бытовые условия частей неудовлетворительны. Помещений не хватает. Личный состав ночевал на вокзале и в коридорах разных зданий. Довольствие бригады не налажено. Масса бойцов не обмундированы, имеют рваную одежду и обувь и поэтому не выходят на тактические и строевые занятия в поле. Исключительно плохо обстоит дело с постельными принадлежностями. Большинство красноармейцев спят на голых нарах, не раздеваясь и не снимая обуви, большой процент вшивости».

Приказы по бригаде пестрят вопиющими случаями. Например, в приказе от 18 июня 1942 г. говорится:

«Лейтенант 105-го зсп Буданов ушел из лагерей в город Красноярск с малокалиберным револьвером и, напившись до бесчувствия, в квартире одной гражданки открыл стрельбу и убил одного гражданина, за что лейтенант Буданов привлекается к уголовной ответственности. Лейтенант 289-го зсп Малаев ушел из лагеря в г. Боготол с учебным револьвером и, напившись до бесчувствия, уснул в городском саду. Лейтенант 289-го зсп Курочкин, проходивший мимо спящего лейтенанта Малаева, вытащил у него револьвер и большую сумму денег, за что лейтенант Курочкин привлекается к уголовной ответственности. ВРИД командира минометного батальона 120-го зсп Гуськов ушел из лагерей в г. Канск с револьвером и, напившись пьяным, открыл на улице стрельбу, ранив одного командира запаса».

Помимо кадровой подготовки, 43-я ЗСБ отвечала за формирование новых воинских соединений. Комбриг генерал-майор Волчков, не выдержав напряжения, к концу 1941 г. слег в горячке. Не хватало обмундирования, топлива для обогрева казарм, питание отпускалось по самым низким нормам, из-за отсутствия оружия и учебных пособий практически невозможно было наладить нормальную боевую учебу молодого пополнения. Были и случаи дезертирства — с момента формирования бригады до 1 октября 1941 г. из нее дезертировало 33 человека.

Каждый полк бригады имел очень большой штат переменного состава — более 4 тысяч человек, т. е. в составе бригады могло находиться более 12 тысяч человек личного состава. Учитывая, что капитальные казарменные здания стали использоваться для размещения эвакуированных из прифронтовой территории военно-учебных заведений, размещение личного состава запасных частей было очень стесненным.

В 43-ю зсб готовили стрелков, пулеметчиков, лыжников, артиллеристов, саперов, связистов, снайперов, пулеметчиков, истребителей танков и воинов иных специальностей.

Из месяца в месяц, несмотря на все недостатки и трудности, из 43-й запасной стрелковой бригады, точно в срок уходили на фронт маршевые роты и батальоны. Бригада достойно, напрягая все силы, выполняла свою боевую задачу и давала фронту надежное пополнение.

Чтобы сохранить на фронте преемственность традиций и боевого опыта, маршевые подразделения Красноярской запасной стрелковой бригады, как правило, направлялись в действующие красноярские части и соединения. Но иногда, по нарядам штаба СибВО или непосредственно ГКО, они уходили и в другие сибирские и даже несибирские соединения. То же получалось и при выходе красноярцев из госпиталей. Поэтому солдаты и офицеры из Красноярского края находились на всех фронтах, во всех действующих армиях и во всех родах войск.

В июне 1944 г. все запасные бригады, готовившие пополнение для фронта, были преобразованы в дивизии. 43-я запасная стрелковая дивизия продолжала свою деятельность до конца 1944 г., а затем была расформирована за отсутствием возможностей пополнения из Красноярского края. Посылать на фронт было просто некого. На территории Сибирского военного округа в 1944—1945 гг. не было сформировано ни одного нового воинского соединения.

Всего за годы Великой Отечественной войны на территории Красноярского края было сформировано, обучено и отправлено на фронт более 20 воинских соединений и отдельных специальных частей. Среди них 14 стрелковых дивизий, 7 бригад, 4 артиллерийских полка, 3 авиаполка, укомплектованный женщинами края 133-й батальон линейной связи, три отдельных комсомольско-молодежных батальона.

  

КАРТА ФОРМИРОВАНИЯ КРАСНОЯРСКИХ ВОИНСКИХ СОЕДИНЕНИЙ


За годы войны на территории Красноярского края были сформированы, обучены и отправлены на фронт более тридцати воинских соединений и отдельных специальных частей. В основном готовились стрелковые маршевые роты и батальоны. Кроме стрелков-пехотинцев готовились артиллеристы, лыжники, пулеметчики и воины других родов войск и специальностей. Также на войну с немецкими фашистами отправились воинские части, дислоцированные на территории края до 22 июня 1941 года. На фронтах сражались и красноярские авиационные бомбардировочные полки.



Красноярск

119-я стрелковая дивизия (сд). С 1942 года — 17-я гвардейская Краснознаменная ордена Суворова II степени Духовщино-Хинганская стрелковая дивизия. 30 июня 1941 года убыла в Смоленскую область.
374-я стрелковая дивизия (сд). Отдельные части дивизии формировались на территории от станции Боготол до станции Иланская и города Назарово. 374-я сд убыла 15 ноября 1941 года на защиту Ленинграда.
447-я стрелковая дивизия (переименована в 301-ю сд).
44-я отдельная стрелковая бригада (с апреля 1943 года — 62-я стрелковая дивизия) с управлением и бригадными частями в Красноярске. 4 стрелковых батальона 44-й осб формировались в Ачинске, Абакане, Канске и Ужуре. Убыла 14 ноября 1941 года под Москву.
78-я Сталинская добровольческая стрелковая бригада. Убыла на Калининский фронт в сентябре 1942 года.
365-й Сибирский полк. Убыл на фронт в составе 119-й сд.
392-й корпусный пушечный артиллерийский КрасноярскоСмоленский Краснознаменный полк. В июле 1941 года прибыл на станцию Ржев.
542-й корпусный пушечный артиллерийский полк. 7 июля 1941 года занял боевую позицию под городом Белым.
510-й гаубичный артиллерийский полк резерва Главного командования. 29 июня 1941 года убыл на Калининский фронт.
30-й бомбардировочный авиационный полк (в феврале 1942-го переименован в 77-й бап ) — в июле 1941 года из летних лагерей в Черногорске убыл на Калининский фронт. Первые боевые вылеты с 3 марта 1942 года на Западном фронте. В мае 1942-го в боевых вылетах потерял все самолеты, расформирован.
1-й скоростной бомбардировочный авиационный полк (с 22 ноября 1942 года переименован в 22-й гвардейский). С января 1941 года — в Ашхабаде, с августа по октябрь 1941-го — Иран, из Ирана 18.10.1941 на Западный фронт, на оборону Москвы.
673-й ночной бомбардировочный авиационный полк (нбап сформирован на базе Харьковской военной авиашколы стрелковбомбардиров) — со 2 декабря 1941 года на Волховском фронте.
В августе 1942 года переименован в 673-й штурмовой авиаполк (шап), с 5 февраля 1944 года переименован в 142-й гвардейский шап.



Ачинск

91-я стрелковая дивизия (сд) — 29 июня 1941 года убыла в Смоленскую область.
378-я стрелковая дивизия (сд). Формировалась в Ачинске, Минусинске, Абакане.



Канск

382-я стрелковая дивизия (сд). Убыла 14 ноября 1941 года на Волховский фронт.
451-я стрелковая дивизия (переименована в 228-ю).
224-й отдельный стрелковый полк (осп).
346-й легкий артиллерийский полк.
504-й легкий артиллерийский полк.
128-й, 291-й, 292-й лыжно-стрелковые полки.
25-я, 26-я, 27-я отдельные лыжные бригады. На Северо-Западном фронте с февраля 1943 года.



Абакан (Черногорск)

449-я стрелковая дивизия (переименована в 309-ю).
675-й ночной бомбардировочный авиационный полк (нбап) сформирован в Абакане на базе 1-й Киевской ВАШППО. С декабря 1941 года — на Северо-Западном фронте. Расформирован как небоеспо собный в январе 1942 года.
678-й ночной бомбардировочный авиационный полк (нбап) сформирован в Абакане на базе 1-й Киевской ВАШППО и аэроклубов. С декабря 1941 года — на Западном фронте. С июля 1942 года переименован в 678-й транспортный авиаполк (тап).
679-й ночной бомбардировочный авиационный полк (нбап) сформирован в Черногорске на базе Красноярского и Черногорского аэроклубов). С февраля 1942 года — на Карельском фронте. С сентября 1942 года переименован в 679-й транспортный авиаполк (тап).
799-й автотранспортный батальон. Осенью 1941 года убыл под Ленинград.



Станция Иланская

24-я отдельная лыжная бригада. На Северо-Западном фронте с февраля 1943 года.

Станция Клюквенная (ныне станция Уяр)
421-й стрелковый полк.

Уяр

140-я отдельная стрелковая бригада. В марте 1942 года убыла на Ленинградский фронт.



43-я запасная стрелковая бригада с управлением в Красноярске, полки которой дислоцировались в Красноярске (105-й зсп), Ачинске (128-й зсп), Канске (120-й зсп) и Боготоле (289-й зсп). Также в составе бригады были сформированы 38-й запасной артиллерийский полк, 31-й запасный батальон связи, 35-й запасный саперный батальон.


Источники: Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (Подольск Московской обл.). Российский государственный военный архив (Москва). Архив Красноярского краевого военного комиссариата (Красноярск). Архивные отделы администраций Агинского, Балахтинского, Пировского районов. Дороги Победы. Ветераны фронта и тыла Красноярского края о Великой Отечественной войне 1941—1945 годов. Красноярск, 2005. С. 49. Логвинов В.К. В бой идут сибиряки. Красноярск, 1977 г.

 
разработка — ООО "СибПэй"