Стратегическая оборона. 1941—1942 гг.
А в это время в тылу…
Торговля и продовольствие


Товарный дефицит  

Советская торговля включала в себя государственную, кооперативную и колхозную торговлю. Как и вся жизнь общества, она была подвержена жесткому планированию. Короткий промежуток НЭПа, когда в стране можно было купить почти все, времена свободной торговли, эпоха подпольных миллионеров Ильфа и Петрова прошли. Частная торговля была запрещена в 1932 году, тем самым фактически подвели черту под историей НЭПа. Ведущей формой оказалась государственная торговля, с плановой деятельностью предприятий и твердыми ценами на товары. В селе ставка делалась на потребительскую кооперацию — добровольное объединение граждан сельской местности в общества и союзы. Каждый кооператив на совместные коллективные средства открывал киоски и магазины, закупал товары и продавал их по твердым ценам сельчанам, обеспечивая преимущественно своих членов-пайщиков.

Но вскоре оказалось, что совсем исключить товарно-денежные отношения из жизни общества невозможно. Власти Советского Союза придумали так называемую «колхозную торговлю», не планируемую государством, где цены устанавливались под влиянием спроса и предложения. При этом колхозники имели серьезные льготы. Их прибыль не облагалась налогом, в то время как единоличники должны были отдать государству 30 копеек с каждого заработанного рубля.

Товары народного потребления везли в край со всей страны: поезда с табачными изделиями из Ростова-на-Дону, Москвы, Ленинграда встречались с эшелонами, везшими обувь из Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону и Новосибирска, составами с трикотажными и швейными изделиями из Белоруссии и опять-таки из Москвы и Ленинграда. Галантерейные товары поставлялись из Одессы и Иркутска.

Конечно, еще в мирное время существовали постоянные проблемы с завозом, обострившиеся в военные годы. Известие о войне тут же породило очереди в магазинах. Сибиряки немало повидали на своем веку. Помнили трудности тридцатых годов, вспоминали германскую, а потом и Гражданскую войны, когда порой нельзя было купить самый обычный товар, но такой нужный и востребованный. Да что говорить, буквально год назад, с началом финской войны, магазинные прилавки опустели. Властям пришлось потратить немало усилий, чтобы решить проблему дефицита.

Известия о новой войне оглушили, напугали, возмутили. Одновременно запустился извечный хозяйственный механизм — люди отправились запасаться на черный день. А деньги у сибиряков были. Слаборазвитая легкая промышленность Советского Союза не могла удовлетворить потребительский спрос населения. Советские служащие, рабочие исправно получали заработную плату. Но вот только девать ее было некуда. Необходимые в быту вещи, одежда, да и многое другое, были дефицитным товаром. Нужно отстоять не одну очередь или иметь знакомых в торговле, чтобы приобрести модный в те времена товар. Честно отработав свои смены, получив в кассе деньги, гражданин не мог полностью их потратить. А куда девать деньги, если на них ничего не купишь? Инфляции, что при свободном экономическом развитии, поглощает избыточную денежную массу, просто не было. Продуктов хватает — куда их больше. Собственно, дефицит товаров народного потребления привел к массовым накоплениям у людей. Государство активно пыталось вернуть «излишние» деньги в оборот. Для этого запускались программы займов, раскручивалась система сберегательных книжек.

Один из красноярских магазинов в годы войны

Война все изменила. Теперь деньги доставались из «чулка», снимались вклады со сберкнижек. Так, в Канске на 27 июня утечка вкладов составила 144 тысячи рублей

Соль, спички, сигареты, мука и консервы — покупалось все. Еще 22 июня во многих магазинах с прилавков исчез хлеб. «В первые дни мобилизации в магазинах Канска образовались очереди за спичками, солью и промтоварами, — докладывал представитель Канского горкома через четыре дня после начала войны. — В очередях идут разговоры о том, что спичек, соли и продтоваров опять не будет, как это имело место в 1940 году».

А.И. Погребняк приводит архивные данные о запасах Красторга на 26 июня 1941 года. На городских складах еще оставались запасы спичек, соли, скобяных товаров и галантереи. На 200 тысяч рублей накопилось культурных товаров, на 200 тысяч — вина, а вот хозяйственного мыла и табачных изделий не стало.

Шарыповский район родился в канун войны, и в первые военные месяцы в районе продолжалось формирование органов управления, предприятий и учреждений, без которых невозможно функционирование территории. В июне 1941 года открыто отделение Госбанка, в августе — судебный участок. В июле этого же года на основании решения исполкома Хакасского областного совета в районе организуется райпотребсоюз, объединяющий потребительские общества Шарыповское, Берешское, Дубининское, Ивановское, Оракское, Парнинское и Костинское. В суровом 1941 году в полеводческих бригадах работало восемнадцать стационарных торговых лавок, которым доведен план товарооборота в объеме 135 тысяч рублей, а также обязательный ассортимент продовольственных и промышленных товаров. В ассортимент не забывали включить аптекарские товары (лекарства) и даже колесную мазь для телег.


Карточная система и продовольственное снабжение 

В стране начался перевод экономики на военный лад. Были введены законодательные ограничения на торговлю товарами, которые можно использовать для нужд военной промышленности. Так, была запрещена продажа свинцовых печатей. Практически прекратился выпуск посуды из олова. Для распределения продуктов питания была введена карточная система. Нельзя сказать, что карточки сильно удивили граждан. За последнюю четверть века они вводились уже в третий раз.

Альтернативы карточной системы в тех условиях просто не существовало. Война нарушила естественное развитие экономики. Житница Советского Союза — Украина — стала ареной ожесточенных боев. Нарушились транспортные поставки — железнодорожные составы, речные суда, автомобили десятками, сотнями, тысячами мобилизовывались для нужд фронта. Трактор, что ранее тащил за собой плуг или сеялку, теперь разбитыми фронтовыми дорогами волок на позиции орудие. Этого мало, село — основной поставщик продовольствия для страны — осталось без рабочих рук. Миллионы здоровых мужчин, в мирное время играючи осуществлявших посевные и уборочные, получили в руки оружие. У них появилась новая, более важная задача — остановить врага, рвавшегося вглубь советского государства. Существование мирной системы торговли долго продлиться не могло. В стране не было излишков продуктов.

В 1942 году в Эвенкийском округе вываривали соль для собственных нужд и для засолки рыбы на фронт (соль вываривали на реках Чингадо и Тутончаны, на озере Воеволи, на Куюмбинском месторождении в Байкитском районе). Соль варили в специальных варницах (котлах), для чего необходимо было заготовить и подвезти дрова. Дневная норма выработки на солевара за 8-часовой рабочий день составляла 150 кг, 1 кг вываренной соли стоил 10 копеек.

Тотальный дефицит вел к голоду и катастрофе. В этих условиях советские власти вынуждены были пойти на жесткое централизованное распределение товаров и продукции. Иначе невозможно было накормить армию, поддержать силы рабочих у станка, дать шанс выжить старикам, больным и детям. В условиях ограниченного количества ресурсов обеспечить выживание большей части населения, сохранить генофонд страны и по возможности поддержать все категории населения как-то иначе было нельзя.

Карточная система — способ снабжения населения товарами народного потребления в условиях дефицита. В этом случае для покупки товара следует не только заплатить за него деньги, но и предъявить одноразовый талон, дающий право на его приобретение. Карточки (талоны) устанавливают определенные нормы потребления товаров на человека в месяц.

В Красноярске хлебные карточки появились 1 сентября 1941 года, 10 ноября система распространилась на Игарку, поселок Памяти 13 Борцов, Иршу, поселок Усть-Абаканского лесозавода, Уяр, Эвенкию.

Существовала жесткая градация. Так, рабочие получали по карточкам от 500 до 1000 граммов хлеба в день; служащие и иждивенцы — по 400 граммов; дети до 12 лет — по 300 граммов. Полный рацион питания должны были получать дети, находившиеся в яслях и детских садах. Вот только

в Красноярском крае из общего числа детей ясли посещали 22 процента. Да и распределялись продукты питания по яслям зачастую по остаточному принципу.

По воспоминаниям жителей Иланского района: «В школе детям давали по 50 г хлеба и чайной ложечке сахара-сырца коричневого цвета. Хлеб взвешивался с точностью до миллиграмма, довесочек прикалывался спичкой. Да если бы это был хлеб. Мука, а в ней картофель, трава, клевер. Все месиво — это и был хлеб. Нормы выдачи хлеба ежемесячно пересматривались и утверждались. Дорожили каждой крошечкой».

Так, в Канском районе колхозы имени Чкалова и «Ударник» в течение нескольких месяцев подряд не выделяли продуктов для детских заведений. Полагались по карточкам и другие продукты, но выдавались они не всегда. Для многих хлеб стал фактически дороже золота. На некоторых предприятиях нерадивых работников, просто опоздавших или выдавших бракованную продукцию, нередко штрафовали урезанием хлебной пайки. По тем временам потерять 200 граммов было настоящей трагедией.

Для горняков и шахтеров, сталеплавильщиков, прокатчиков и рабочих из вредных цехов оборонной промышленности месячные нормы снабжения повышались до 3200 граммов мяса и рыбы, 900 граммов жиров и 2000 граммов крупы и макарон.

Отдельно существовали учреждения коммерческой торговли 1 5 октября 1 941 года Наркомторг СССР разослал пояснения, регламентирующие такую торговлю, кафе, рестораны, буфеты устанавливали наценку в 200 процентов. Продавцам рекомендовано изучать покупателя, дабы избежать скупки товаров спекулянтами. Впрочем, в 1942 году коммерческая торговля была свернута

Продукты питания распределялись прежде всего по многочисленным столовым, и лишь остатки направлялись в магазины. По решению местных властей и в зависимости от ресурсов устанавливались порядок и нормы продажи в городах остальных продовольственных товаров, в частности овощей. Молоко в городах направлялось преимущественно для обеспечения детей, детских и лечебных учреждений, рабочих, занятых на вредных производствах, и в систему общественного питания. Соль и чай продавались повсеместно, но в определенных количествах, по отдельным талонам или карточкам.

Постановлением СНК СССР от 19 февраля 1942 го да рабочие оборонной и тяжелой промышленности, транспортники были переведены на централизованную систему снабжения через ОРСы (отделы рабочего снабжения). В первой половине года в Красноярском крае ОРСы были организованы при заводах № 4, 477, 580, 703, «Красный Профинтерн», «Коммунар». К декабрю 1943-го ОРСы были созданы на 25 предприятиях. Через 54 магазина и 109 столовых снабжались 90 тысяч рабочих.

 

Нормы снабжения продовольственными товарами на человека, г

Группы населения Хлеб (в день) Сахар и кондитерские изделия (в месяц) Мясо и рыба (в месяц) Жиры (в месяц) Крупа и макароны (в месяц)
Рабочие ИТР первой категории 800 800 2200 600 1500
Рабочие ИТР второй категории 600 600 1800 400 1200
Служащие первой категории 500 600 1200 300 800
Служащие второй категории 400 600 1200 300 800
Иждивенцы 400 400 500 200 600
Дети до 12 лет 400 400 400 300 800

«Вначале работающим на заводе выдавали спецпаек в магазине по улице Вейнбаума, — вспоминал рабочий 327-го завода Александр Левицкий. — Вскоре магазин закрыли. Положено было 800 граммов и все. В 1943 году норма была уменьшена до 700 граммов. 100 граммов хлеба по решению митинга отдавали фронту. При потере хлебная карточка не возобновлялась. Хлеб и кипяток — вся еда».

Тем не менее обслуживание через сеть при ОРСах давало рабочим преимущество перед остальными категориями населения. По данным Е.В. Деминой, их карточки отоваривались значительно лучше, чем у всех остальных жителей города.

Дополнительное питание получали беременные женщины. Война грозила обернуться демографической катастрофой. Мужчины — на фронте, женщины — у станка. Рожать в такое время? Дело сродни подвигу. Количество новорожденных резко сократилось. Будущее страны оказалось под угрозой. И власти с помощью продуктовых пайков попытались стимулировать рождаемость. С шестого месяца беременности и два месяца после нее женщины получали 400 граммов масла, 300 — сахара, 600 — крупы, 6 литров свежего молока ежемесячно. Женщины, сдающие грудное молоко в консультации системы Наркомздрава, получали дополнительное продовольствие.

В селе с продуктами питания было проще — крестьянин обеспечивал себя сам, иной раз продавая излишки оголодавшим горожанам. Конечно, похвастаться разносолами на столе могли лишь немногие сельчане. Основная масса крестьян питалась крайне однообразно. Главенствовал картофель, который для разнообразия — по возможности, конечно, — стремились готовить различными способами. Помимо «второго хлеба» выращивались овощи: свекла, огурцы, капуста, огородная зелень и таежные ягоды были основными источниками витаминов. Счастливцы, что имели в домашнем хозяйстве корову, могли поддержать свой рацион молоком. А вот каждый килограмм зерна был на особом счету. Чтобы растянуть запасы, в муку добавляли капусту, отруби, лебеду. От этого хлеб распадался, и его приходилось есть ложками.

Тайга в то лихолетье была спасительницей — давала людям возможность хоть как-то разнообразить питание. Заготовками занимались целые бригады — дикоросы, смола-живица, древесина.

Повезло семье Ксенофонта Чиркова, которому в июне 1941-го шел одиннадцатый год. «Переживали зиму… весной переходили на подножный корм — осот, крапиву, лебеду. Хорошо хоть корова была. У других и коров забирали за долги. Налоговая инспекция не считалась ни с чем: нет денег, значит, давай корову. Один бог знает, как жили, недоедая и работая от рассвета до заката».

Но все же крестьяне кормились. Выживали сами, обеспечивали фронт сытными пайками, кормили города. Колхозные рынки оставались единственным легальным местом, где можно было приобрести товар без карточки. Только без денег там появляться не стоило. Цены отличались от государственных в разы. При этом государство поддерживало «толкучки» — так назывались в народе рынки и базары. В июне 1942 года, когда немцы рвали Южный фронт и стремились к Сталинграду и на Кавказ, управления железных дорог получили приказ: в местных и пригородных поездах выделить один вагон для проезда колхозников и молочниц, везущих сельскохозяйственные продукты для продажи в городе. Курсировал специальный вагон по маршруту «Краевой центр — станция Иланская». Этот маршрут стал постоянным для колхозников восточных районов. В распоряжении колхозного рынка имелось несколько автомобилей, предназначенных для подвоза сельских торговцев на рынок.

Из воспоминаний жительницы Иланского района О.П. Лавровой: «Менялись вещи, все обесценивалось. Ценились хлеб, соль, мыло. На рынке граненый стакан муки «Ассорти» стоил 25 руб. Деньги… отпускные на руки не получали, они ложились на сберкнижку на твое имя, но кто их получал? Каждый понимал: война не на жизнь, а на смерть, надо помочь государству… Война сразу весь человеческий люд — взрослых и детей — разбила на тех, кто душой и телом вставал на защиту Отечества, и тех, кто, используя момент, набивал карманы — были и такие, их немного, но они, как гниющая падаль, отравляли воздух, боль от их дел была нестерпимой».

С 1 мая 1942 года в Красноярском крае была введена продажа промышленных товаров по карточкам. Они делились на три группы:

  • для рабочих — 125 купонов-единиц;
  • для служащих — 100 купонов-единиц;
  • для иждивенцев — 80 купонов-единиц.

Сами товары условно оценивались числом купонов-единиц. Так, по данным Е.В. Деминой, метр хлопчатобумажной ткани соответствовал 15 купонам, метр льняной ткани — 20, обувь — 50, пальто шерстяное — 40.

С целью облегчения сложного положения красноярцев в снабжении непродовольственными товарами местные умельцы изыскивали и применяли нетрадиционные технологии для производства и изготовления самых необходимых предметов гигиены и домашнего обихода. Так, красноярская артель «Химик» в июле 1942 года выпустила свыше 6 тонн хозяйственного мыла. Ввиду недостатка жиров мастер артели Гольдич, стахановки Рыжне-ва и Чернышева успешно применили для производства мыла белую глину. После соответствующей обработки с добавлением 20 % хозяйственного мыла белая глина вполне пригодна для стирки белья, мытья рук и посуды. Первая партия мыла из глины в количестве 4 тонн была получена магазинами горторга… Кроме мыла артель освоила выпуск зубного порошка…

Для жителей Крайнего Севера выдавалось двойное количество купонов. При этом сохранялся острый дефицит промышленных товаров. Даже имея нужное количество купонов, не всегда можно было приобрести необходимые товары. Позже горожанам стали выдавать товары не по купонам, а по специальным орденам — только остро нуждающимся слоям населения.

В 1942 в Эвенкийский национальный округ завозили следующие виды товаров: мука, крупа, макароны, хлеб, мясо и птица, колбасные изделия, рыба разная, молоко и молочные консервы, масло животное, масло растительное, прочие жиры, сыр, яйца, консервы, сахар, кондитерские изделия, соль, картофель, чай, овощи, фрукты и ягоды, алкогольные напитки и др.


Источники: Демина Е.В. Торговля и снабжение населения Восточной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Красноярск, 2007. Красноярский край в истории Отечества. Кн. 3. Красноярск, 2000. Материалы ГАКК. Материалы районных архивов Красноярского края. Погребняк А.И., Мариненко Л.Е., Алексеев О.Г. Торговля Красноярского края в советский период. Красноярск, 2009.

 
разработка — ООО "СибПэй"