Стратегическая оборона. 1941—1942 гг.
А в это время в тылу…
Неспокойный тыл


Неспокойный тыл страны Советов

К 1941 году в городах и весях Красноярского края волна преступности, поднятая коллективизацией и быстрой индустриализацией, несколько улеглась. Пришлый народ стал обживаться на новых местах, а многие матерые преступники оказались либо в тюрьмах, либо на том свете. Впрочем, милиция вскрывала все новые и новые факты нарушений законности. Тяжелая и малоповоротливая машина террора медленно отходила от кровавой вакханалии 1937—1938 годов, училась заново работать «точечно», без массовых операций, жертвами которых часто становились десятки не в чем не повинных людей. В феврале 1941 года всемогущий Народный комиссариат внутренних дел СССР был разделен на две части — Наркомат государственной безопасности (НКГБ) и Наркомат внутренних дел (НКВД). Первый выполнял функции политической полиции, в задачи второго входило поддержание порядка в стране. В Красноярске ведомственное разделение произошло в марте 1941 года. Возглавил управление НКВД Красноярского края капитан государственной безопасности Лосев. Однако два силовых ведомства существовали порознь недолго. Спустя месяц после начала войны, 20 июля, их объединили вновь. Это обернулось кадровыми перестановками. Управление НКВД в Красноярском крае возглавил его прежний начальник (с января 1939 по март 1941 года) майор государственной безопасности Иван Павлович Семенов. Выходец из семьи петербургского рабочего-слесаря, до отъезда в Красноярск работал в должности секретаря Петергофского райкома партии. В 1945 году, уже после войны, получил звание генерал-майора. Капитан Лосев стал заместителем начальника УНКВД.

Сотрудники Бирилюсского НКВД в годы войны

НКВД включало в себя десятки ведомств, наиболее известными из которых были советская милиция и пожарная охрана. Милицию как орган правопорядка создали после февральской революции 1917 года, первая пожарная команда появилась в Красноярске гораздо раньше — в 1813 году.

Кроме того, в структуре НКВД работал иностранный отдел, занимающийся разведкой и проведением специальных операций, служба контр разведки, ведомство, отвечающее за охрану важных государственных лиц и другие подразделения.

 

Главные управления в структуре НКВД

  • ГУГБ — главное управление государственной безопасности
  • ГУРКМ — главное управление рабоче-крестьянской милиции
  • ГУПВО — главное управление пограничной и внутренней охраны
  • ГУПО — главное управление пожарной охраны
  • ГУЛАГ — главное управление лагерей
  • ГЭУ — главное экономическое управление
  • ГТУ — главное транспортное управление
  • ГУВПИ — главное управление военнопленных и интернированных

В начале войны сотни работников комиссариата внутренних дел подали рапорты с просьбой отпустить их на фронт.

«Я участник боев на Халхин-Голе, за мужество и отвагу награжден орденом Красного Знамени. Всегда готов пойти в бой против фашистских кровавых псов. Буду громить их до последней капли крови, применяя свой боевой опыт», — писал в своем рапорте А.М. Крупской, сотрудник Тюхтет-ского районного отделения УНКВД.

В 1941 году в действующую армию отбыли 228 руководящих сотрудников Красноярского НКВД, в 1942 году — еще 285. Всего за годы войны на фронт ушло около 3500 сотрудников комиссариата внутренних дел.

Однако большинство добровольцев получили отказ. Мобилизация и так заметно подкосила силы местной милиции. Больше всего это сказалось на работе уголовного розыска. Некоторые районные отделения милиции умоляли управление НКВД прислать им опытных специалистов. На места ушедших на фронт охотно шли женщины, вчерашние школьники, назад брали и пожилых мужчин, ранее трудившихся в милиции. Обучение было недолгим — людей в пагонах готовили на краткосрочных курсах, организованных в Красноярске. Самых успешных отправляли за пределы края — в Хабаровскую и Омскую милицейские школы.

Война вызвала приток в регион не только массы эвакуированных и беженцев с запада, но и наплыв преступников самых разных мастей. Далеко не все призывники были готовы воевать за Родину — среди них были дезертиры и уклонисты. Некоторые из них объединялись в группы, скрывавшиеся в тайге, и доставляли немало хлопот районному руководству и милиции.

Иногда дезертиры добровольно выходили из тайги. Как пример можно привести сопроводительную записку военкома, адресованную 15 мая 1943 года командиру 140 в/ч г. Ачинска: «Ставлю Вас в известность, что все упомянутые в списке лица ранее дезертировали из воинских частей. В настоящее время они добровольно вышли из тайги. Особому отделу вашей части их следует взять под особый контроль. НКВД Бирилюсского района вышлет материал в отдельности на каждого». В прилагаемом списке десять фамилий. За исключением одного, все мужчины будут храбро сражаться в штрафных батальонах, будут ранены, награждены орденами и медалями. Судьба старообрядца, сбежавшего в очередной раз, родом он из д. Никифоровка, закончится трагично. Скрываясь в тайге, дезертир попадет в засаду, будет ранен, и смерть его настигнет в лазарете ачинской тюрьмы.

Дезертиров боялись. Они насиловали женщин, занимались грабежами и разбоями на дорогах, забивали колхозный скот. При исследовании архивных документов Бирилюсского райвоенкомата был установлен любопытный факт — дезертирами становились малограмотные или вообще неграмотные мужчины. Цинизмом и жестокостью прославилась в Бирилюсском районе банда Юрика Вагеля, действовавшая в Зачулымском сельсовете. Банда была уничтожена в конце войны.

Из рассказа «Дезертиры» Александра Анатольевича Кржижановского, жителя Северо-Енисейского района, бывшего директора школы в Пит-городке: «Люди золотой тайги особенно остро это чувствовали: удаленность приисков друг от друга, бездорожье, отсутствие зачастую телефонной связи, малочисленность населения золотого прииска, отсутствие многих мужчин делали семьи подчас беспомощными в обезвреживании разгулявшихся по тайге банд. Даже родная тайга для сибиряков, каждый ее знакомый-презнакомый уголок сеяли страх перед жителями. Женщины боялись ходить в лес без сопровождения мужчин даже группами, выйти в лес в одиночку мужчине с ружьем — это значило положиться на самого себя в случае, если на него вдруг выйдут какие-то люди».

Кроме дезертиров угрозу представляли противники советского режима, не до конца выбитые репрессиями 30-х годов. Известен случай, когда бывший белый офицер в течение двух суток отстреливался от сводной группы чекистов и милиции в одном из северных районов края. Также велика была вероятность проникновения в наш индустриальный край и нацистских агентов с целью дестабилизации обстановки в советском тылу. Поэтому практически сразу с началом боевых действий на советско-германском фронте милиция была переведена на усиленный режим работы. В 20-х числах июня отменили отпуска. Ветеран НКВД Красноярского края М.П. Федорченко вспоминала, что первая часть рабочего дня длилась с 8 до 17 часов, затем перерыв до 20 часов — в это время женщины ходили домой поспать и накормить детей. Те, кто жил далеко, ходили на квартиры знакомых, чтобы поспать хотя бы час-два. С 20 до 24 часов люди снова шли работать. Возвращались к семейным очагам глубоко за полночь, и то, если не было партийных и комсомольских собраний.

Приказом НКВД СССР № 104 от 11.02.1943 для личного со -става милиции были установлены новые специальные звания: комиссар милиции 1-го ранга, комиссар милиции 2-го ранга и комиссар милиции 3-го ранга. Для старшего начсостава: полковник милиции, подполковник милиции, майор милиции. Для среднего начсостава: капитан милиции, старший лейтенант милиции, лейтенант милиции, младший лейтенант милиции. Для младшего начальствующего состава — старшина милиции, старший сержант милиции, сержант милиции, младший сержант милиции и старший милиционер.

Такой режим работы был не прихотью милицейского начальства. В крае с первых месяцев войны активизировались преступники-рецидивисты. Помимо дезертиров, в окрестностях крупных населенных пунктов бродили настоящие бандитские группы, состоявшие из уголовников, бежавших из мест лишения свободы или скрывавшихся от суда. Эти вооруженные группы совершали дерзкие преступления. Их ликвидацией занимались отделы по борьбе с бандитизмом. Участились случаи краж из магазинов, квартир, складов, продовольственных карточек у граждан. Объем работы значительно увеличился, а опытных работников не хватало.

В этих условиях на помощь борцам с преступностью пришли собаки. Тогда эта служба не называлась кинологической. Были проводники со служебно-розыскными собаками. Между ними развернулось настоящее «социалистическое соревнование». В 1942 году, благодаря собакам, были раскрыты десятки преступлений. Интересно, что успешное применение служебно-розыскных собак убедило в их полезности даже отъявленных скептиков из милицейского начальства. Теперь милиционеры почти всегда брали с собой на место происшествия служебную собаку.

Только в апреле-июне потерпевшим были возвращены вещи на сумму более 70 тысяч рублей. Больше других раскрыл преступлений проводник В.И. Крамаренко с собакой Джеком — 19. На втором месте был В.С. Кунгурцев — раскрыл 12 преступлений, в дальнейшем он добился еще более высоких показателей и был удостоен поощрения приказом наркома внутренних дел.

К 1942 году поток эвакуации схлынул, милиция края в основном приспособилась к новым условиям работы. Но ситуация оценивалась как напряженная. В Канском районе действовала преступная группа, специализировавшаяся на разбойных нападениях и кражах. Ликвидировать ее помогли умелые действия сотрудника уголовного розыска С.М. Грачева и милиционера П.В. Трусова. А на правобережье Красноярска продолжительное время действовала группа уголовников, которые занимались грабежами, кражами, убийствами, вызывая сильное беспокойство граждан. Группа сотрудников милиции под руководством М.Д. Титаренко провела успешную операцию по задержанию этой преступной группы.

В марте 1942 года начали наводить порядок в рабочем поселке Красноярского завода № 4. По решению бюро горкома партии там установили суточный милицейский пост. В поселке началось патрулирование силами местных жителей под руководством сотрудника НКВД. На учет поставили все возможные притоны — милиционеры могли появиться там теперь в любое время дня и ночи. Только за неделю в рабочем поселке было ликвидировано три воровских группировки, арестованы 14 граждан, совершавших как простые, так и квалифицированные кражи.

В июле1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за успешное выполнение заданий правительства по охране общественного порядка, проявленные при этом отвагу и мужество орденом Красной Звезды был награжден начальник краевого управления милиции З.М. Якубсон, орденом «Знак Почета» — начальник отдела уголовного розыска М.Д. Титаренко и начальник управления милиции Хакасской автономной области А.Д. Мусаев, медалью «За отвагу» — начальник Канского районного отдела милиции И.И. Осипов.



Операция «Радиоприемник»

25 июня 1941 года вышло Постановление Совета Народных Комиссаров СССР за № 1750 «О сдаче населением радиоприемных и радиопередающих устройств». Тем самым советское руководство стремилось не допустить распространения среди граждан «неофициальной информации» о ситуации на фронте. Целью было пресечение приема радиолюбителями зарубежных передач. Например, с территории Китая или Японии могло быть организовано вещание на восточную часть СССР.

Жителям Красноярского края, так же как и другим жителям страны, предлагалось сдать радиоприемники на ответственное хранение государству до конца войны добровольно. В СССР действовала система регистрации радиоприемников. Этот привычный сегодня предмет домашнего обихода тогда считался почти роскошью. Всего на руках в крае имелось около 2,5 тысячи приемников. Их надлежало передать на склады. К 4 июля в городе на хранение было сдано почти 1200 аппаратов. По квартирам и домам ходили сотрудники милиции и радиоузлов, часто они выявляли приемники, приобретенные на черном рынке или завезенные с других территорий страны. Зарегистрирована техника не была. В сельских районах Красноярского края, как выяснилось в ходе операции, число частных приемников было близко к нулю.

Почти четыре года единственными источниками новостей о положении в стране для большинства горожан в крае были громкоговоритель на улице да «сарафанное радио». Последнее подчас рождало самые невероятные слухи. 28 августа 1941 информатор докладывал в городской комитет партии: на РайТЭЦ распространяются слухи о том, что командующий Западным фронтом маршал Советского Союза Тимошенко оказался предателем. Якобы по его вине Красная армия оставила 600 городов. Распространение дезинформации остановил помощник директора ФЗО Хасанович. Он заявил, что слухи были запущены врагами народа.

Из Постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 25 июня 1941 г. № 1750 «О сдаче населением радиоприемных и радиопередающих устройств»: «Установить, что лица, не сдавшие в установленный срок радиоприемники и передатчики, подлежат уголовной ответственности по законам военного времени. Возложить на органы Наркомвнудела и Государственной безопасности наблюдение за выполнением населением настоящего постановления».



Монетный кризис

К лету 1942 года в Красноярском крае возник необычный дефицит. Из оборота стала исчезать мелкая разменная монета. Отделение Госбанка СССР выпустило в обращение на территории края в январе-мае мелочи на 33 тысячи рублей. Обратно вернулось менее 2 тысяч. Куда делись деньги? Как выяснила милиция, осели на руках у населения. В кризисной ситуации люди предпочли копить монеты, тем более что их производство сокращалось.

В советской денежной системе 1941 года имелись следующие монеты - 1,2,3,5,10,15 и 20 копеек.

Однокопеечные монеты в 1942-1944 гг. не чеканились вообще. Двухкопеечные монеты были выпущены в 1942 г. только на сумму в 9 руб. (450 шт.). В 1943-1944 гг. двухкопеечные монеты не выпускались. Трехкопеечники и пятаки не чеканились в 1942 и 1944 гг.

Монеты достоинством в 10, 15 и 20 коп. изготовлялись в течение всех лет войны, но производство их составляло около половины довоенного уровня (в среднем около 200 млн шт. в год).

Советские монеты чеканились в Ленинграде. В августе 1941 года производство мелочи в городе на Неве прекратили, оборудование эвакуировали в Пермскую область. Вновь начать выпуск монет удалось только осенью 1942 года. В течение года страна обходилась довоенными копейками.

К тому же монеты выпускались из ценных металлов — меди, никеля. Они остро требовались военной промышленности. Похожая ситуация сложилась и в других странах — участницах Второй мировой войны: в Канаде монеты стали выпускать из сплава меди и цинка, в Германии вообще обменяли мелочь на бумажные деньги. Министр пропаганды рейха доктор Геббельс даже обратился с призывом к молодежи — проверить копилки.

В Советском Союзе поиском монет занялась милиция. Недостачу находили быстро. Были установлены жесткие лимиты — в кассах количество мелочи не должно превышать 3—10 рублей в зависимости от категории магазина. В Красноярском крае выявили ряд нарушений этих норм. В Иланском районе сразу в двух торговых точках при норме в три рубля было выявлено 15 и 17 рублей. В селе Сухобузимо в ходе проверки культмага — 24 рубля при лимите 10 рублей. Кассир магазина уверяла, что монету приберегла — в конце учебного года надо было рассчитываться за учебники, которые школьники должны были принести на продажу.

Досталось и эвакуированным. Многие из них тоже везли с собой разменную монету. У переселенки из Ленинграда хранилось 300 рублей мелочью — по крайней мере, сигнал об этом поступил в милицию.

Несмотря на усилия по изъятию монет у населения и торговли, их нехватка ощущалась всю войну. Помогала только инфляция — цены росли, и номинал мелочи уже не позволял приобрести на нее что-либо стоящее. Но все это было еще впереди, а в 1942 году магазины в крупных городах края — в Красноярске, Ачинске, Канске, Абакане — вынуждены были давать сдачу бумагой — почтовыми марками.

 


Враг № 3

Спекуляция была настоящим бичом советской экономики. В условиях постоянной нехватки товаров, спекулянты стали незаменимым людьми для тех, у кого были деньги и кто не хотел стоять в очередях за самым необходимым. Неофициально перепродавцов называли «врагом № 3» — после политических противников режима и уголовников. Спекулянтами становились самые разные люди — и те, кто сколотил на этом состояние в 1920—1930-е годы, и те, кто просто решил реализовать когда-то купленный, но сегодня ненужный ему продукт. С точки зрения советского закона, нарушителями были и подростки, перепродававшие лукбатун, приобретенный у колхозников.

Из воспоминаний жителя Красноярска Василия Споялова: «Правый берег Енисея был мало населен, там были лесопилки — пилился лес. Но там, где сейчас Торговый центр и кинотеатр «Родина», было большее поле батуна. Мы ездили туда на «ученике» (пригородный поезд). Рабочие этого совхоза резали батун и кучками продавали на поле — одна кучка — 1 рубль. Мы с Сашей покупали 5 кучек, привозили со станции Злобино в город и продавали у клуба Карла Маркса, то есть у ПВРЗ, по рублю пучок. И выходило у нас 200—250 рублей. В такие дни мы могли купить и булку хлеба или ведро картошки (булка хлеба тогда весила 2,5—3 кг). Иногда на нас нападала шпана, и деньги у нас отбирали».

Однако милиция таких торговцев, как правило, не трогала. В поле ее зрения чаще попадали дельцы, реализовывавшие товар оптовыми партиями. А таких, судя по оперативным документам НКВД, хватало. Только за май 1942 года было возбуждено более 70 уголовных дел против спекулянтов, арестовано 58 человек. Капитал, изъятый у них, оценивался в 65 тысяч рублей, в том числе на 19 тысяч рублей советских денежных знаков.

Главными товарами спекуляции были хлеб, табак, спиртные напитки и продовольственные карточки. «Стали массовым явлением факты спекуляции кожобувью и кожаными изделиями работниками сапожных мастерских и артелей, в связи с ростом цен на рынке на эти виды товаров», — говорилось в докладе управления милиции НКВД края в адрес Красноярского горкома ВКП(б).

Война породила новый вид преступности, связанный с продовольственными и промтоварными карточками. Они тоже стали предметом спекуляции. Их подделывали и воровали прямо в типографиях. Весной 1942 года краевое карточное бюро приняло решение уйти от практики изготовления карточек в разных местах. Был определен один подрядчик — типография «Красноярский рабочий». Карточки печатали там, причем на специальной бумаге. Волна подделок пошла на спад. Однако карточки продолжали оставаться ходовым товаром. Ради них люди шли на преступления. В Красноярске женщина убила семилетнюю девочку, мать которой уехала за город. Добычей злоумышленницы в квартире, где жила погибшая, стали семь карточек на хлеб.

 


Взрыв в детском саду

Трагический случай произошел в Красноярске 3 сентября 1942 года. В детском саду Енисейского речного пароходства раздался взрыв. Ранения получили две воспитательницы и семеро детей. Следователям потребовалось меньше суток, чтобы установить причины ЧП.

Город, дававший оружие фронту, был буквально напичкан опасной продукцией для военных. Воспитанник детсада нашел взрыватель гранаты на дороге около речного вокзала. Его он и принес в детский сад в день происшествия в качестве игрушки. Роковую роль сыграла человеческая глупость. Забрав у ребенка игрушку, воспитательница начала разбирать ее прямо в группе детей.

«Несмотря на запрещение приносить детям в детские сады посторонние предметы, и этот контроль возлагается на воспитательниц, последние вместо того, чтобы отобрать у ребенка взрыватель, занялись его разборкой» — отмечалось в спецсообщении заместителя начальника технического отдела НКВД Красноярской железной дороги Зиновьева в адрес партийного руководства Красноярска.

 


Красноярские пожарные в годы войны

Как и в милиции, в управлении пожарной охраны Красноярского края с началом войны были отменены отпуска, начался призыв в действующую армию. Уже 4 июля было объявлено о новом графике работы — с 10 до 16:30 и с 20 часов до часу ночи. А с 12 июля ГУПО НКВД переводит части пожарной охраны и пожарных команд на трехсменное дежурство.

Несмотря на мобилизацию, штат пожарной охраны быстро восстанавливается. Активно идут на борьбу с огнем женщины, рабочая молодежь, возвращаются пожилые мужчины. Преемственность поколений в пожарной охране была высокой. Часто сыновья приходили на смену отцам, нередко вместе работали братья и сестры. Отец и сын Морозовы

По окончании Свердловского пожарно-технического училища задолго до начала войны поступил на пожарную службу молодой красноярец Александр Морозов, ставший позднее подполковником технической службы. Александр Александрович в годы войны заслужил звание «Лучший работник пожарной охраны». Уже после войны то же самое пожарное училище окончил его сын Владлен, связавший свою жизнь, по примеру отца, со служением Родине.

В период войны в Красноярском пожарном управлении трудился и Рувим Бронер, также посвятивший свою жизнь борьбе с пожарами. Бронер приехал в Красноярск из Ленинграда, окончив пожарный техникум. После войны он стал заместителем начальника Красноярского управления пожарной охраны.

Техническое оснащение было слабым. Так, в региональном центре на 1 января 1941 года был всего 31 пожарный автомобиль. К началу 1942 года их число выросло до 32, то есть на одну машину. Но из-за недостатка запчастей в эксплуатации находилось всего две трети автомобильного парка. Впрочем, даже это было прогрессом — с конной тяги на автомобильную ГУПО было переведено в 1940 году. К началу Великой Отечественной войны пожарные команды имели на вооружении пожарные автомобили ПМЗ-1, ПМЗ-2 и ПМГ-1.

Эти машины были оснащены современными для того времени центробежными двухступенчатыми насосами Д-20 или 4Д-90, работавшими, как и сегодня, от пожарных гидрантов. Их недостатком было отсутствие закрытой кабины для пожарников. По рассказам ветеранов, пожарным при возвращении с вызова приходилось привязывать себя к поручням, чтобы удержаться на автомобиле в обмерзшей, обледенелой боевой одежде.

Телефоны имели практически все пожарные части — сигналы о пожаре поступали с городской телефонной станции. Но дежурные были и на пожарной вышке — каланче. Она имелась в Красноярске и других городах — с каланчи хорошо просматривался весь город. Правда, к началу 1940-х годов в Красноярске уже было довольно много высотных зданий, мешавших такой системе работы по предупреждению ЧП.

Сотрудники Красноярского управления пожарной охраны в годы войны. Средний ряд: в центре начальник ОПО П.Н. Москалев, второй слева Р.Я. Бронер, крайний справа начальник 3-го отдела П.Л. Чернобук

Летопись пожарной охраны сохранила данные о потерях в 1941 году. 21 октября при тушении пожара трагически погибла боец ВПК-2 1-го отряда ВПО НКВД Шкляр Анна Марковна. Она до конца выполнила свой долг. В приказе УНКВД по Красноярскому краю записано: «Сожалеем о преждевременной смерти мужественного и отважного бойца и выражаем уверенность, что ее преданность делу борьбы с пожарами послужит дальнейшему укреплению дисциплины и усилению боеспособности пожарной охраны НКВД Красноярского края».

Красноярские пожарные в годы войны

На территории районов Красноярского края пожарным часто приходилось выполнять функции милиции и даже армейских частей. Ониние и помещения были спасены, электростанция принимали активное участие в розыске и задер- в тот же день дала городу электроэнергию. За сажании преступников. Так, на территории Северо-моотверженную работу по тушению пожара всему Енисейского района с июля 1942 года в тайге личному составу Енисейской ГПК была объявле-скрывалась бандитская группа, совершившая на благодарность. несколько вооруженных ограблений и убийство работника золотоприискового управления. Для ликвидации бандгруппы в марте 1943 года были командированы пожарный инспектор Терновых и поселковый комендант Логинов. Они смогли не только установить местонахождение преступников, но и обезоружить их. Начальник УНКВД края объявил бойцам благодарность и выдал каждому денежное вознаграждение в сумме 300 рублей.

В марте 1 943 года подразделения Красноярской городской пожарной охраны частично переводятся на 2-сменный порядок несения службы. Освободившийся личный состав задействован на профилактической и противопожарно-массовой работе в городе. Однако телефонисты, каланчисты и шоферской состав команд несет службу в прежнем режиме.

С 10 апреля 1943 года введены новые знаки различия для начальствующего и рядового состава ОПО и УНКВД — погоны. Начальнику ОПО Фесенко Георгию Павловичу и заместителю по политчасти Березину Василию Ивановичу были присвоены воинские звания капитана. Таким образом, пожарные были уравнены в правах с другими сотрудниками НКВД.

С началом эвакуации промышленных предприятий в Красноярск с запада страны нагрузка на ГУПО НКВД значительно выросла. Пожарное управление принимает под охрану восстановленные после эвакуации предприятия. 21 ноября 1941 года объявляется штат пожарной охраны завода № 580 - 43 человека. С 1 января 1942 года принят под охрану завод № 4 им. КЕ. Ворошилова (Красмаш), с 12 августа - завод № 703 (завод комбайнов), с 25 ноября - завод № 863 (механический), 10 декабря - фабрика № 6 (кинопленочная фабрика).

Отметим, что в годы войны в крае произошло несколько крупных пожаров, для ликвидации которых потребовались большие усилия пожарной охраны.

Так, в ночь на 11 декабря 1943 года произошел пожар на Енисейской городской электростанции. К прибытию пожарной команды большая часть здания была в огне, помещения заполнены густым едким дымом. Бойцы и командный состав ГПК под командованием помощника начальника ГПК Зырянова М.И., несмотря на отравления дымом, самоотверженно вели борьбу с огнем. Оборудование и помещения были спасены, электростанция в тот же день дала городу электроэнергию. За самоотверженную работу по тушению пожара всему личному составу Енисейской ГПК была объявлена благодарность.

Диспетчер пожарной части завода № 4 О.Г. Карнаухова

А 16 марта 1944 года возник пожар в Енисейском детдоме № 2. Огонь быстро распространялся в сторону расположения комнат, где спали дети. Несмотря на исключительно трудные условия — отсутствие света и большую задымленность — умелые и энергичные бойцы и командиры городской пожарной команды приостановили распространение огня и эвакуировали детей из горящего здания. Начальник УНКВД объявил благодарность начальнику ГПК Зырянову М.И., начальникам караулов Поплюйкову Г.Л., Смирнову С.Я., командирам отделений Кузьменчук Д.А., Деревянченко П.И., бойцу Шадриной М.В.

Страдали от пожаров и подразделения НКВД. В декабре пожаром была уничтожена малая обогатительная фабрика Норильского комбината НКВД. Пожар возник от оставленной без надзора электронагревательной спирали для сушки бетона. В течение января дважды случались загорания на Красноярской базе Норилькомбината НКВД, несколько пожаров и загораний на объектах Краслага НКВД.

Как выяснилось в ходе проверки, противопожарное состояние большинства объектов лагерей и колоний признано неудовлетворительным: средств пожаротушения и воды на случай пожара недостаточно, пожарная охрана небоеспособна, ее штат не укомплектован, личный состав и строевые лошади используются на хозяйственных работах. По итогам инспекции были приняты меры — вплоть до увольнения ответственных руководителей пожарных служб.

Несмотря на множество проблем — нехватку квалифицированных кадров, техники, топлива, пожарная охрана Красноярского края внесла достойный вклад в работу тыла страны. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года и распоряжения МВД СССР от 1946 года, личный состав пожарных частей, внесший достойный вклад в дело охраны социалистической собственности от пожаров в годы войны, награжден медалью «За победу над Германией в ВОВ 1941 —1945 гг.». В числе награжденных ею — красноярцы Андронович, Антропов, Афанасьев и многие другие.

Накануне победного салюта, 6 мая 1945 года, от взрыва паров бензина произошел пожар в резервуаре на Злобинской нефтебазе. Бойцы и командиры ГПК-4 и ВПК-2 НКВД, прибывшие на место, правильно и умело организовали тушение пожара. Несмотря на опасность взрыва, тушение горящего бензина производили с крыши резервуара через смотровой люк. В результате самоотверженной работы пожар был ликвидирован, горючее спасено. Личный состав, принимавший участие в тушении пожара, был поощрен денежными премиями, а старшина спецслужбы Крутяков Е.Х. и сержанты спецслужбы Сергин П.М и Емельянов П.М. награждены нагрудными знаками «Отличный пожарник».

  

Покой им только снился

Руководящий состав УНКВД по краю, 1944 г.

Советские войска уже гнали врага на запад, а в тылу шла вечная борьба с преступностью. По данным прокуратуры, большинство преступлений совершалось на территории городов. Зачастую фиксировалась серийность. Так, в октябре 1944 года граждане Прошкин, Свечкин, Головецкий, Филинов и Чинаков под угрозой ножа отобрали одежду у гражданки Борзовой. Несколькими часами позже они точно так же раздели гражданку Купрееву.

В 1944 году в общежитии студентов музыкального училища в Красноярске, на улице Карла Маркса, 69, был убит рабочий обувной фабрики «Спартак» 16-летний Лифанов. Как выяснили следователи, причиной гибели стала бытовая ссора из-за девушки. Преступника удалось задержать. Им оказался ровесник погибшего, ударивший соперника ножом.

В январе 1943 года руководство и партбюро УНКВД обратилось с призывом ко всем сотрудникам органов и личному составу войск НКВД развернуть сбор средств на изготовление двух дивизионов зенитных пушек «Красный чекист». Сбор был завершен к первомайскому празднику. Вскоре пришла телеграмма изКремля: «Передайте работникам Управления НКВД по Красноярскому краю, бойцам, командирам, политработникам войск НКВД Красноярского гарнизона, сотрудникам милиции, пожарной охраны и Норильского комбината, собравшим 1 855 817 рублей на строительство зенитных пушек и 1 070 700 рублей облигациями в Фонд обороны СССР, мой боевой привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин».

А весной 1945-го в слободе III Интернационала действовала группировка воров и грабителей в составе 12 человек во главе с Беляниным и Федоровым. В марте и апреле они совершили пять грабежей. Действовали преступники достаточно дерзко — проникая в дома, они загоняли хозяев в подполье, забирая ценные вещи. Их потом реализовывали на колхозном рынке. В ходе расследования дела выяснилось, что с преступниками связана госпитальная медсестра. 30-летняя женщина, кандидат в члены партии, помогала подозреваемым в хранении вещей. В ходе обыска у нее нашли имущество с трех грабежей. 16 апреля 1945 года медсестра была арестована.

Отдельной головной болью милиции были дети. Только в Красноярске насчитывались сотни беспризорников и безнадзорных детей. В 1944 году было задержано более 2000 несовершеннолетних, 138 из них по совокупности деяний отправились в исправительные колонии.

В структуре региональной преступности превалировали кражи. Так, в первом квартале 1944 года было зарегистрировано 2089 этих преступлений. Во втором квартале совершено 1383 кражи, в третьем уже 3075. Разбои и случаи бандитизма исчислялись единицами. За девять месяцев зарегистрировано всего 139 грабежей, 43 убийства.

Вот только раскрываемость преступлений оставляла желать лучшего. К примеру, по кражам она была на уровне 50 процентов. Прокурорская проверка того времени показала, что нередки были случаи возбуждения уголовных дел через неде лю и более. В качестве примера в архивных документах приводится кража у гражданки Егоровой в Красноярске. Преступление произошло 20 июля, а уголовное дело возбуждено 7 августа. 10 сентября произошла кража у гражданки Песеговой. Участковый Сапогов получил информацию об этом на следующий день, приступил к расследованию 14 сентября, но обыск у подозреваемого, фамилия которого была известна с самого начала, провел лишь 23-го. Естественно, ворованных вещей он не нашел.

В 1944 году начался сбор средств на постройку танковой колонны «Красноярский чекист». Тогда было собрано 745 776 рублей наличными и 1 543 765 рублей облигациями. Ответом на новый патриотический почин была вторая благодарственная телеграмма Верховного главнокомандующего Сталина.

Нужно отметить, что милиция испытывала огромные трудности с кадрами. Опытные сотрудники были на фронте либо вели борьбу с националистическим подпольем в западных областях Советского Союза.

Довольно часто фиксировались случаи хулиганства. Особенно в состоянии алкогольногоопьянения. К примеру, пьяный экспедитор базы Норильскстроя Семенов сел на два года за избие ния инвалида-фронтовика Гамаюнова.

Часто ареной действий хулиганов становились театры и клубы. Так, в 1944 году хулиганы разбили стекло кассы, а ворвавшийся в зал инвалид избивал зрителей костылями. Директор кинотеатра «Октябрь» жаловался, что ворвавшийся в помещение пьяный субъект стал избивать публику в вестибюле. В кинотеатре «Ударник» инвалид избил билетершу. Больше других пострадал Красноярский театр драмы. 8 ноября директору пришлось мобилизовать актеров, чтобы выгнать из зала четыре десятка пьяных. 12 ноября здесь случилась поножовщина. А 15 ноября в Mузкомедию «проникли» без билетов сразу 200 человек.


Источники: Русский архив: Советско-японская война 1945 года: история военно-политического противоборства двух держав в 30—40-е годы. Документы и материалы. В 2 т. 18. М.: Терра, 1997. Летопись пожарной охраны Красноярского края (1853—2003). М., 2003. Материалы, предоставленные Народным музеем ГУВД Красноярского края. Материалы, предоставленные музеем УГПС МЧС РФ по Красноярскому краю. Материалы сайта общества «Мемориал». www.memorial.krsk.ru Материалы Государственного архива Красноярского края. Ф.П. 17, Оп.1. Д. № 742, 759, 778, 848. Ф.П. 26. Оп.14. Д. 21. Л. 18. Великая Отечественная война: 60 лет Победы. Сборник материалов. Красноярск, 2005. «Красноярский рабочий». 1939. 22 ноября. Семенов.

 
разработка — ООО "СибПэй"