Стратегическая оборона. 1941—1942 гг.
Сталинградская оборона



На подступах к Волге

В мае 1942 года началось новое наступление немцев. Вермахт уже не имел сил для ведения активных боев на всем протяжении фронта. Германское командование рассчитывало в теплые месяцы добиться успеха на юге: разгромить советские войска, выйти к Волге, захватить Кавказ.

Советское командование не разгадало планы противника. Предполагалось, что он снова сосредоточит основные усилия на московском направлении. Ценой просчета стало падение Севастополя и разгром советских войск под Харьковом.

После этого успеха Гитлер разделил группу армий «Центр» на две части. Первая из них — группа армий «А» начала наступление на Северный Кавказ. Вторая — группа армий «Б», главной ударной силой которой была 6-я армия Паулюса, рвалась на Сталинград.

Войска Юго-Западного фронта во время отступления от Харькова понесли большие потери и не могли успешно сдерживать продвижение противника. Южный фронт по этой же причине оказался не в состоянии остановить противника на кавказском направлении.

Необходимо было преградить путь немецким войскам к Волге. Ставка Верховного Главнокомандующего 12 июля 1942 года создала новый фронт — Сталинградский. Юго-Западный и Южный фронт были ликвидированы. Вместо последнего Ставка был создан Северо-Кавказский фронт.

Сталинград в огне

№ 994110 12 июля 1942г. 04.40 Ставка Верховного Главнокомандования приказала:

  • 1. Сообщить Вам, что решением Ставки Верховного Главнокомандования с 6.00 12.7 Юго-Западный фронт ликвидируется и образуется Сталинградский фронт. Управление Юго-Западного фронта обращается в управление Сталинградского фронта. Командующий фронтом — Маршал Советского Союза т. Тимошенко. Член Военного совета фронта т. Хрущев. Штаб фронта Сталинград.
  • 3. Получение подтвердить. Исполнение донести.
  • 2. 63-й армии (быв. 5-й резервной армии) в составе: 1 сд, 153 сд, 197 сд, 127 сд, 203 сд, 14 гв. сд, [с] управлением армии, всеми частями усиления, связи и тыловыми частями, обороняя занимаемый рубеж по р. Дон, поступить в подчинение командующего Сталинградским фронтом с 6 часов 12 июля 1942 г.

По поручению Ставки Верховного Главнокомандования Начальник Генерального штаба КА А. Василевский

По возможности советские войска контратаковали. В одной из таких атак был ранен старшина 301-й стрелковой дивизии Иван Болелов, до войны работавший на енисейском теплоходе «Адмирал Макаров»: «16 мая 1942 года наша дивизия получила приказ — любой ценой взять важную высоту. С наступление темноты мы ворвались в немецкие окопы. Но уже через два-три часа немцы пошли на штурм. В этом бою я получил ранение в левую руку».

В июне-июле на Сталинградском направлении погиб 99-й отдельный истребительный батальон 21-й армии. В его составе было много красноярцев — из Назаровского, Емельяновского, Пировского, Ачинского, Боготольского и других районов края. Большинство пропали без вести 2 июля 1942 года. Погибшие в основном захоронены в Курской области.

На подступах к Сталинграду развернулась подготовка оборонительных и укрепленных рубежей. Как и при обороне Москвы, многие тысячи жителей вышли на строительство рубежей и подготовке города к обороне.

Захват Сталинграда был очень важен Гитлеру по нескольким причинам. Это был главный индустриальный город на берегах Волги и жизненно важный транспортный маршрут между Каспийский морем и северной частью Советского Союза. Захват Сталинграда обеспечил бы безопасность на левом фланге немецких армий, наступающих на Кавказ. Наконец, сам факт, что город носил имя Сталина — главного врага Гитлера — делал захват города выигрышным идеологическим и пропагандистским ходом.

В дни Сталинградского сражения появился знаменитый приказ №227. «После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину… Из этого следует, что пора кончить отступление. Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв».

Документ вводил в Красной Армии заградительные отряды. Они получили право, в случае необходимости, расстреливать отступающих без приказа солдат. Менее чем за три месяца заградотряды задержали более 140 тысяч бойцов, оставивших линию фронта. Свыше тысячи паникеров были расстреляны. Аналогичные отряды создавались и в германской армии. По воспоминаниям фронтовиков, после появления 227-приказа, части Красной Армии стали проявлять большую стойкость в боях с врагом. Беспорядочное отступление почти повсеместно остановилось.


В адовом огне

К концу июля немцы оттеснили советские войска за Дон. Линия обороны протянулась на сотни километров с севера на юг вдоль Дона. Чтобы организовать оборону вдоль реки, немцам пришлось использовать, помимо своей 2-й армии, армии итальянских, венгерских и румынских союзников. Гитлеровская 6-я армия была всего лишь в нескольких десятках километров от Сталинграда, и 4-я танковая, находясь на юге от него, повернула на север, чтобы помочь взять город. Южнее группа армий «А» продолжала углубляться дальше на Кавказ, но ее наступление замедлилось.

Активное участие в боях принимал 10-й воздушно-десантный корпус, в котором было много красноярцев. В свое время выносливые сибиряки, откликнувшиеся на комсомольский призыв, добровольно пополняли десантные войска и лыжные части. У берега Волги ранение получил десантник из Балахты Михаил Кузнецов.

23 августа силы 14-го танкового корпуса армии Паулюса вышли к Волге севернее Сталинграда. Здесь солдаты 16-й танковой дивизии устроили настоящую фотосессию. Выходцы с небольших немецких земель спешили запечатлеть себя на фоне великой русской реки. Некоторые фотографии были приколоты к рапорту 6-й армии о достижении Волги.

В этот же день немецкая авиация совершила массированный налет на город. 4-я воздушная армия совершила 1 500 вылетов и потеряла только три самолета.

Цветущий город начал превращаться в огромный костер. Громкоговорители, установленные на фонарных столбах, неустанно повторяли: «Граждане, воздушная тревога!». За неделю авианалетов на город от немецких бомб погибло 40 тысяч человек.

«Я был тогда в городе и видел, как он превращается в развалины. По ночам он напоминал гигантский костер, — вспоминал маршал Василевский. — Нацистская пропаганда поспешила объявить, что «крепость большевиков у ног фюрера».

24 августа 1943 года немецкие танки перешли в наступление в районе тракторного завода. На долгие месяцы Сталинград превратился в арену боя.

К 1 сентября советское командование могло обеспечить свои войска в Сталинграде только рискованными переправами через Волгу. Посреди развалин уже разрушенного города советская 62-я армия соорудила оборонительные позиции с расположенными огневыми точками в зданиях и на заводах. Сражение в городе было жестоким и отчаянным. Немцы, продвигаясь вглубь Сталинграда, понесли тяжелые потери. Советские подкрепления переправлялись через Волгу с восточного берега под постоянной бомбардировкой немецкой артиллерии и самолетов.

Средняя продолжительность жизни новоприбывшего советского рядового в городе была иногда меньше двадцати четырех часов.

Ожесточенные бои развернулись на контролирующий город высоте — Мамаевом кургане, склоны которого обильно пропитались кровью солдат. Много недель шли бои на зерновом элеваторе. В центре города взвод сержанта Павлова превратил многоэтажку в неприступную крепость.

В сентябрьские дни командующий 62-й армией генерал Чуйков перебросил через Волгу 284-ю стрелковую дивизию полковника Батюка, состоящую в основном из сибиряков. Дивизия должна была находиться в резерве у Мамаева кургана. Однако уже 23 сентября, через несколько часов после того как солдаты Батюка ступили на западный берег реки, дивизия была брошена в атаку. Сибиряки завязли в боях в районе центрального причала. Таежные снайперы нагнали страху на солдат Вермахта. Их ночные вылазки стоили немцам больших потерь. «Теперь я знаю, что такое настоящий ужас, — писал домой немецкий солдат. — Заслышав малейший шорок, я вскидываю автомат и стреляю, пока он не раскалится».

По возможности советские войска контратаковали

Участник Сталинградского сражения артиллерист Иван Корнилович Демин из Курагинского района вспоминал: «Я воевал в составе 40-й гвардейской дивизии в зенитной батарее. Мы прикрывали переправы через Волгу. Помню, как с утра до вечера и даже ночью немцы бомбили город на русской реке. Наши войска несли большие потери».

У завода «Баррикады» закрепилась еще одна сибирская дивизия — 308-я стрелковая полковника Гуртьева. Элитная немецкая 100-я егерская дивизия безуспешно атаковала позиции сибиряков.

В это время несчастье постигло 92-ю особую бригаду. Она была сформирована из моряков с Тихого океана, в числе которых было много выходцев из Приангарья. Командир и комиссар фактически бросили бойцов на передовой и отправились в тыл. Растерявшиеся солдаты попытались самостоятельно переправиться на правый берег Волги. Самодельные плоты попали под артиллерийский огонь. Возглавивший остатки бригады майор Яковлев в течение суток отбил семь немецких атак.

Немецкая тяжелая артиллерия превращала здания в руины. «Бои велись в полуразрушенных, полузасыпанных комнатах и коридорах многоквартирных домов, где еще можно было увидеть вазу с цветами или раскрытую тетрадь, с домашним заданием, оставленную ребенком на столе», — вспоминал писатель Василий Гроссман.

«Враг невидим, — писал немецкий генерал Штрекер другу, — Засады в подвалах, развалинах домов, руинах заводов приводят к большим потерям в наших частях». Один немецкий солдат писал родным: «Не беспокойтесь, не волнуйтесь, скоро я лягу в землю, и мои страдания кончатся. Мы часто говорим себе, что русские вот-вот сдадутся, но эти грубые невежественные люди никак не хотят понять, что их положение безнадежно».

Немецкие атаки натыкались на «волнорезы» — так советские солдаты называли здания, занятые пехотинцами с тяжелым оружием. В их окрестностях устраивались танковые засады

Нередко на развалинах вспыхивали ожесточенные рукопашные бои. Массированных атак не было, имели место ожесточенные скоротечные схватки. Бои велись штурмовыми группами по 6-8 бойцов в каждой.

В этом аду нелегко было выжить раненым. Но все равно их пытались спасти. Отделением санитаров 100-го артиллерийского полка командовал красноярец старшина Георгий Колмаков. Его подчиненные, преодолевая страх, ползали под огнем противника, вытаскивали раненых с поля боя, а потом тащили до медчасти. Физически развитый Колмаков сначала вел счет раненым, которых лично вынес с поля боя. Вскоре личный счет достиг 92 человек. А потом лавина раненых накрыла санитаров и полевые госпитали. Колмаков прекратил вести личный счет — сбился.

Немецкие солдаты предпочитали вести наступление, укрывшись за массивными «танковыми тушами», чьи орудия подавляли огонь противника. В этих условиях, самыми опасными врагами панцерваффе стали советские бронебойщики. В одном из таких боев окончил свою Сталинградскую эпопею бывший десантник, а ныне бронебойщик 124-го стрелкового полка Константин Буравлев. Раненого балахтинца доставили в госпиталь, но здесь во время авианалета немецких бомбардировщиков солдат получил второе ранение.

Где-то неподалеку от позиций Буравлева в смертный бой вступила группа гвардии капитана Иннокентия Герасимова. Советский офицер родился в поселке Памяти 13 бойцов, был секретарем Казачинского районного комитета комсомола. В августе 1941 года добровольцем ушел на фронт.

2 сентября группа из девяти бронебойщиков и взвод автоматчиков во главе с Герасимовым встала на пути 20 немецких танков 16-й танковой дивизии генерала Хубе. Немецкую технику прикрывал крупный отряд пехоты. Бои шел несколько часов. Герасимов подбил головной танк, когда на позиции советских бойцов обрушился град артиллерии. Немецкие танки маневрировали, пытаясь обойти позиции горстки бойцов. Бесполезно. Не смогла прорваться и пехота противника. К концу боя на позициях остались живыми лишь трое советских солдат. В том числе раненый в руку капитан Герасимов. Перед их позициями горели 12 немецких танков. За этот бой сибиряк получил звание Героя Советского Союза.

В сентябре под Сталинградом был образован Донской фронт под командованием генерал-лейтенант Константина Рокоссовского. В далеком 1919 году его дивизион первым ворвался в освобожденный от белых Ачинск, а потом Рокоссовский возглавил формировавший в Красноярске 30-й кавалерийский полк. Теперь на его Донской фронт была возложена задача по окружению немцев под Сталинградом

В ноябре, после трех месяцев кровавой бойни и медленного, дорогостоящего наступления, немцы достигли берега Волги, захватив 90 процентов разрушенного города, и разрезали сохранившиеся советские войска на две части, из-за чего те попали в два узких котла. В дополнение ко всему этому, на Волге образовалась корка льда, мешающая подходу лодок и грузов. Несмотря ни на что, борьба, в особенности на Мамаевом кургане и на заводах в северной части города, продолжалась также неистово, как и до того. Сражения за тракторный завод, заводы «Красный Октябрь» и «Баррикады» (обороняемый сибиряками из 308-й стрелковой дивизии Гуртьева) стали известны всему миру. Пока советские солдаты продолжали защищать свои позиции, ведя огонь по немцам, рабочие заводов и фабрик ремонтировали поврежденные советские танки и оружие в непосредственной близости от поля боя, а иногда и на самом поле боя.

«В развалинах разрушенного волжского города рухнули и привычные шаблоны вождения войск, потеряли свой смысл прописные истины, которым учили нас в военных академиях и школах, — вспоминал бывший командир саперного батальона Вермахта майор Гельмут Вельц. — Участки, занимаемые дивизиями, имеют протяженность всего километр. В ротах от 10 до 30 активных штыков. При атаках на каждые пять метров линии фронта приходится одно орудие. Расход боеприпасов возрос десятикратно. Так называемой нейтральной полосы во многих случаях нет вообще. Вместо нее — тонкая кирпичная стена. Иногда линия фронта проходит даже вертикально, когда мы, к примеру, засели в подвале, а противник — на первом этаже, или наоборот. Захват небольшого цеха — дневная задача целой дивизии и равнозначен выигранному сражению».

Немецкое командование рассчитывало сбросить оставшихся в живых защитников Сталинграда в Волгу. Казалось еще немного усилий и германские солдаты начнут новый поход, уже по противоположному берегу реки.

Советское командование готовило контрнаступление и не могло позволить, чтобы пал Сталинград. Поэтому в горнило войны бросались новые части.

11 ноября началось последнее немецкое наступление в Сталинграде. Шесть германских дивизий атаковали советские позиции. Дивизия полковника Батюка закрепились на Мамаевом кургане и не отступила. Севернее, в районе завода «Баррикады, в критическом положении оказалась 138-я дивизия полковника Лютикова. Немцы прорвали советские позиции в районе завода «Красный Октябрь» и 62-я армия оказалась разрезана. Утром немцы ввели в бой свежие силы, часть из которых нацелилась на нефтяные цистерны на берегу Волги. И снова армию спасли сибиряки.

В эту ночь по тревоге был поднят 3-й батальон 92-й отдельной стрелковой бригады. В числе солдат было много выходцев из Приангарья. Владимир Верхотуров, до войны — секретарь Кежем-ского райкома комсомола, был политруком в роте противотанковых ружей.

Из воспоминаний гвардии капитана в отставке Владимира Михайловича Верхотурова: «В ночь на 12 ноября батальон был брошен в контратаку. Первой шла в бой наша рота с задачей очистить берег и закрепиться на его обрыве, с последующей задачей овладеть бензобаками на Тувинской улице. Следом шла рота автоматчиков политрука В.Р. Быкова из Кежмы. Началась рукопашная. Трудно было в темноте отличить своих от чужих. Утром немцы пытались сбросить нас в Волгу. После минометного огня началась атака. В ответ полетели противотанковые гранаты, мы открыли автоматный огонь».

Бойцы 92-й бригады с почтительность относились к Герману Толстоухову из Кежемского района. Во время пеших маршей он без труда нес пулемет «Максим» весом в 75 килограмм и две коробки с запасными пулеметными лентами. В рукопашном бою немецкие солдаты не смогли устоять против сибирского богатыря. Двух солдат противника Толстоухов просто утопил в Волге.

«Бензобаки переходили из рук в руки, — вспоминал генерал Чуйков. — Краснофлотцы скинув шинели, в одних тельняшках и бескозырках, сами переходили в атаки».

Один взвод, оставшись без боеприпасов, отправил в тыл раненого с донесением: «Перед нами крупные силы противника. Открывайте огонь по нашей позиции. Прощайте товарищи, мы не отступили».

Сибиряки отбили три атаки, а потом пошли в наступление, заняв одну из сторон железнодорожной насыпи. В этом бою Михаил Верхотуров получил два ранения. Были подбиты три немецких танка. Боем руководил командир роты противотанковых ружей лейтенант Шпорт.

13 ноября 1943 года командир 95-й дивизии полковник Горишной сообщал в штаб, что группа Шпорта ведет бой в окружении на берегу Волги. Связи с ней нет. Когда 19 ноября удалось прорваться к сибирякам, оказалось, что в 3-м батальоне осталось в строю лишь три солдата.

Немцы упустили свой шанс. Карающий меч Красной Армии опустился на шею 6-й армии Вермахта.


Источники: Ултургашев С.П. Пирятинская Краснознаменная. Красноярск, 1985 г. Они сражались за Родину, Абан, 2004. Весны не умирают, Абакан, 2005 г. Герои Минусинской земли, Абакан, 1996 г. Рябков А. Боевой путь дивизий и бригад стрелковых и воздушно-десантных войск Красной Армии в Великой Отечественной войне, С.-Петербург, 2008 г. Гаупт Вернер, Сражения группы армий «Юг», М.Эксмо, 2006 г. Ньютон Стивен, Курская битва: немецкий взгляд, М.Яуза-Эксмо, 2006 г. Битва за Днепр, 1943 г. М, Хранитель — Аст, 2007 г. Гордость земли балахтинской, Красноярск, 2005 г. Муниципальный архив Каратузского района. Данные ОБД-Мемориал.

 
разработка — ООО "СибПэй"