Стратегическая оборона. 1941—1942 гг.
А в это время в тылу…
Сибирская житница



Затягивая пояса  

Война заставила сельчан напрячь все силы. Армия и тыл требовали в огромных количествах продукты питания, промышленные предприятия остро нуждались в сырье. Малочисленной, небогатой Сибири пришлось заменить плодородные и обильные житницы — Украину и Северный Кавказ — на чьих землях развернулись кровопролитные бои. Именно в сибирские регионы переместилось основное производство сельхозпродуктов. Скидок не было — главным был лозунг «Все для фронта! Все для Победы!».

Для сельского хозяйства Красноярского края это время стало большим испытанием. Плодородных земель здесь немного — лишь Минусинская котловина, пожалуй, может тягаться с украинским черноземом. Но шла массовая мобилизация, на фронт уходили почти все работоспособные крестьяне. К началу 1942 года число трактористов в крае уменьшилось наполовину, комбайнеров — на 70 %. Перед войной немецкая разведка отмечала высокую степень моторизации советского сельского хозяйства и прогнозировала, что начало военных действий нанесет по нему мощный удар. Так и вышло. На третий день войны краевые автобазы Союзсовхозтреста отправили в войска 55 автомобилей из 212 и 78 шоферов из 275. Первое время отчаявшиеся руководители хозяйств пытались схитрить и «пропихнуть» на фронт некондиционную технику — изношенные автомобили и трактора. Однако контролирующие органы жестко пресекали подобные попытки, наказывая махинаторов.

Передовой пахарь Новоселова. Усть-Абаканский район, 1942 г.

В итоге лучшая техника пошла на фронт: тракторный парк сократился на треть, автомашин почти не осталось, не хватало запасных частей. Для обработки полей земледельцам пришлось использовать даже молочных коров.

Следствием стало падение урожайности зерновых: с 8,5 центнера с гектара в 1941 году до 4,5 в 1942 году. План по хлебозаготовкам по сравнению с 1941 годом был выполнен только на 86 %. Более успешно обстояли дела со «вторым хлебом» — картофелем. Существенно расшились посевные площади. Картофельная экспансия привела к дефициту семенного фонда. Источником пополнения семенного фонда служила заготовка и посадка верхушек клубней продовольственного картофеля. Обязанность по заготовке картофельных ростков была возложена и на личные подворья.

В 1941 году в колхозах края имелось 1380 пасек, в них 109 522 пчелосемьи. Одним из лидеров по производству меда был Тюхтетский район.

Под сады и ягодники было занято 2000 гектаров. Денежный доход самого успешного садоводческого района (Минусинского) составил 644 000 рублей.

Пытаясь бороться с дефицитом рабочих рук, краевой Совет депутатов в июле 1941 года обязал местные органы привлечь к сельхозработам все трудоспособное население (включая домохозяек и школьников). Аналогичное решение принял Красноярский краевой комитет комсомола в сентябре 1941 года. Молодежные вожди направили на сельские поля десятки комсомольских бригад, тысячи школьников и пионеров. Более двухсот тысяч учеников и шесть тысяч учителей принимали участие в полевых работах. Одни только учащиеся старших классов и учителя выработали около миллиона трудодней. Так, ученики Алтайской школы Назаровского района заработали 5300 трудодней. Ученик 6 класса одной из школ Каратузского района Рояткин заработал свыше 300 трудодней, а пионерка неполной средней школы из колхоза имени Кирова Мушканцева ежедневно подвозила на подводе к скирде по четыре тысячи снопов, при норме в одну тысячу.

Женщины, подростки и старики заменили ушедших на фронт мужей, отцов и сыновей. В колхозе им. Ванеева Ермаковского района Алексеева Т.А. назначается заведующей фермой. Четыре года возглавляла бригаду Шарыпова А.С. Первая женщина-трактористка Асауленко Е.К. становится бригадиром тракторной бригады. В 1941 году Евдокия Карповна вместо нормы 180 га убрала комбайном 216 га хлебов. В 1942 году она, как лучшая труженица Ермаковской МТС, направляется на краевой слет стахановцев — передовиков сельского хозяйства. Шестидесятидвухлетний колхозник сельхозартели «14 красных партизан» Сазонов Василий Иванович за 1942 г. заработал 564 трудодня. За самоотверженный труд Василий Иванович несколько раз премировался правлением колхоза.

Сын красного партизана и первого коммунара 17-летний паренек Ваня Глуховченко своим трудом заслужил отличную характеристику, в которой председатель колхоза им. Ванеева Г.И. Середин пишет: «На вспашке конным плугом Ваня перевыполнял норму выработки и давал 120—130 %. На сеялке тоже был передовым. Хорошо трудился и на отгрузке зерна». Член правления колхоза им. Ванеева первая ударница Лобова Е. по прежнему была впереди, отмечал в характеристике председатель колхоза: «Вручную выкашивала 60—70 соток трав и вывязывала 900—1200 снопов за световой день».

С помощью рабочих, служащих, школьников в первую осень войны сельское хозяйство края смогло дать государству 40 миллионов пудов зерна. Площадь озимых была увеличена по сравнению с 1940 годом на 100 тысяч гектаров.

Несмотря на то что люди, трудившиеся в тылу, отдавали все силы завершению уборки урожая, 8 сентября 1941 года в исполнительный комитет Каратузского совета депутатов трудящихся пришло постановление президиума СНК и секретаря ЦК товарища Сталина «Об опасном отставании уборочных работ по Красноярскому краю». В связи с этим было сказано: «Об обязательном трудовом участии в уборочных сельскохозяйственных работах всего трудоспособного населения. Питание — в порядке авансирования под заработок, а также начисление трудодней. Установить рабочее время государственных, кооперативных и общественных организаций на время уборки урожая с 6 сентября по 1 октября с 7 часов утра до 16 часов, с перерывом на обед 30 минут и далее с 16:30 до 1 часа ночи».

Труженицы колхоза «Светлый путь» Бирилюсского района, 1942 г.

Основным законом жизни на селе стало выполнение и перевыполнение дневной нормы на 120—150 %. Так, пахари Тюхтетского района И. Хвощовский и Тихонович выполняли ежедневную норму на 140 %. Колхозники Сергеев и Хатькевич из колхоза имени Калинина норму по боронованию выполняли на 130—135 %, сеяльщики Каштальянов и Сидоров — на 150 %. Трактористы Харитонов и Чертусев вспахивали 42—45 га за смену.


Женщины на трактор

Особенно важно было подготовить кадры механизаторов взамен ушедших в армию. Трактористы, комбайнеры, шоферы обучались в специальных школах или на курсах при МТС. В течение зимы 1941—1942 годов было подготовлено 17 183 тракториста, 2883 комбайнера, 1515 шоферов. При этом изменился подход к организации набора. До войны на курсы комбайнеров людей набирали месяцами. Теперь уклонистов приравнивали к дезертирам, и курсы набирались за несколько дней. Механизаторов стали готовить из домохозяек, студентов, старшеклассников, служащих. В результате в 1942 году на село было направлено 426 комбайнеров, трактористов, штурвальщиков и 20 ремонтных бригад.

Уже на пятый день войны газета «Красноярский рабочий» вышла с призывом: «Женщины-колхозницы! Изучайте трактор, заменяйте трактористов, ушедших на фронт!» На следующий день корреспонденты газеты сообщили: «Березовка. За руль трактора уже село 18 женщин. Четыре женщины-комбайнера заменят мужчин. Решено при Березовской МТС организовать курсы женщин и невоеннообязанных».

В годы войны колхоз «Пробуждение» Кежемского района оказался на плечах женщин и детей. В селе первой трактористкой стала Раиса Андреевна Брюханова. Ее примеру последовали подруги Анна Яковлевна Пономарева, Наталья Петровна Панова, Клавдия Семеновна Петрова, Александра Фроловна Черных. Девушки учились на курсах механизации при Кежемской МТС, осваивали ХТЗ и ЧТЗ. Работать приходилось в очень трудных условиях — не хватало горючего, запасных частей, приходилось во всем экономить.

Для работы на колхозных полях Ермаковская МТС начала в 1941 году обучение 88 человек. Это были курсы трактористов, комбайнеров и помощников комбайнеров. Среди курсантов было 55 девушек и женщин.

Трактористка Моисеевской МТС М.А. Коваленко. Краснотуранский район

В колхозе «Красный партизан» села Березовского Курагинского района был сформирован и работал на полях тракторный отряд, состоящий в большинстве из женщин. Бригадиром был Иван Харитонович Туренко. В отряде было несколько тракторных бригад. Первую бригаду возглавляла Аграфена Потехина. Вместе с ней работали трактористки Ефросинья и Зоя Козлитины, Мария Шпак, Евдокия Васильева, Анна Филатова.

Курсы трактористов в Краснотуранском районе

Из воспоминаний Ульяны Павловны Салиной — трактористки военных лет Абаканской МТС: — Я родилась в 1914 году в селе Ново-Свинино. Затем работала в колхозе «Красный сеятель». В 1935 году окончила курсы трактористов при Абаканской МТС, где был создан женский тракторный отряд из 6 человек. Помню, что со мной работали Фрося Тропина и Александра Володина. Бригадиром была Аксинья Петровна Рязанцева. Работали на тракторах ХТЗ посменно — днем и ночью, освещая дорогу фонарем.

Когда началась война и не стало мужчин на селе, я выучилась на комбайнера. Уже осенью 1941 года стала работать на прицепном комбайне «Сталинец». Сама его и ремонтировала, он прослужил мне 8 лет без замены. Приходилось пешком ходить в мастерскую и обратно в поле, а на себе нести запчасти.

Бирилюсский район, 1943 г.

Убирали хлеб днем и ночью, домой приезжали в субботу, чтобы помыться и опять ночью в поле. Штурвальными у меня были девушки и подростки-мальчишки. И все равно не успевали убирать осенью весь хлеб. Возили снопы в скирды. Зимой молотили на этом же комбайне.

В селе Моисеевка Краснотуранского района домохозяйка Матрена Никитична Гуркова стала работать вместо мужа, ушедшего на фронт. Девушки и женщины Моисеевской МТС, чтобы заменить мужчин, стали учиться на курсах трактористов. Замечательные знания показывали А.Е. Вологии-на, Е.Н. Марьясова, М.В. Ахмостина, А.С. Благо-дарнова, К. Белькова, А. Гарбузова, А. Самойлен-кова, А. Кривохижа. Почти 170 человек посещали районную школу механизаторских кадров, курсы трактористов и комбайнеров при машинно-тракторных станциях. В районной газете «Социалистический путь» появилось открытое письмо трактористки Моисеевской МТС М.Т. Корниенко «Женщины и девушки-трактористки Красно-туранского района, давайте соревноваться!». Она обязалась на своем колесном тракторе выработать за сезон 600 га мягкой пахоты, не допустить брака. В Тубинском молмясосовхозе доярки Александра Лихачева, Евдокия Веретено и Елена Бережная взяли на себя обязанности старших гуртоправов. Евдокия Федоровна Медведева возглавила ферму № 2. Их мужья-фронтовики знали, что женщины не подведут, будут работать так же хорошо, как и они. И женщины действительно не подвели. Ферма годовой план хлебосдачи выполнила успешно, а задания по мясу и молоку реализовала на 166 %.

В колхозе им. Щетинкина, когда началась хлебоуборка, повариха полевого стана Федосья Сот-никова организовала из семи человек звено вязальщиков снопов. В звено вошли бригадир огородной бригады Нина Семеновна Тангизова, доярка Анастасия Егоровна Мальцева, свинарка Кристинья Григорьевна Булаева, заведующая свинотоварной фермой Мария Андрияновна Суворова и счетовод колхоза Федор Сидорович Мисин связали 14 000 снопов на площади 12 га за один день. Сотникова раскидывала вязки на кучи, Тангизова, Мальцева, Вакенгут и Булаева расстилали и клали на кучки, а Мисин и Суворова вязали.

В Листвяговской сельхозартели «Красный партизан» была создана бригада из сорока человек в возрасте от 55 до 83 лет. 74-летняя Ксения Ивановна Mapьясова вязала по 50—60 снопов, 83-летняя Варвара Алексеевна Девяшина, несмотря на возраст и плохое зрение, вязала до 30 снопов, 64-летняя Клавдия Ивановна Марьясова — до 60 снопов. Люди трудились, чтобы быстрее и полностью убрать урожай. Колхозницы Узинской сельхозартели Мария Дергачева, Антонина Лох-мытко и Любовь Керина ежедневно увязывали по 1200—1400 снопов.

Курсы трактористов при Курагинской МТС

Из воспоминаний жительницы Краснотуранского района П.Л. Ермолаевой: «Тяжело было женщинам в войну. Убрали хлеб, надо везти в заготзерно. А мужиков в деревне не осталось. Сгрузили на подводы мешки, довезли до места и сами же разгружаем. Сколько кулей с зерном переносили на своих плечах. Когда приходила пора сенокоса, по месяцу дома не жили. Все вручную, везде пешком. Покосы за 7 км были. Навьючишься поклажей и идешь. За день накосишься, что ни рук, ни ног не чуешь, а идти домой опять пешком. 3имой дрова рубили, возили на конях. А дома также работы хватало. До 12 часов ночи каждый день прядешь. А напрядешь да побелишь — сыновьям пошьешь рубашонки да штанишки. Трудно было женщинам в войну. День и ночь работали, а дома дети. Прибегут с работы и не знают чем покормить: голодно было. А для фронта ничего не жалели, отдавали из дома, что могли».

В целом дыхание войны не смогло нанести непоправимого вреда сельскому хозяйству в 1941— 1942 годы. Несмотря на трудности, сельчане смогли выполнить главную задачу — голодая сами, накормили фронт.

Осенью 1941 года по Красноярскому краю было засеяно озимых культур на 100 тысяч гектаров больше, чем в 1940 году. В 1942 году впервые было посеяно около 5000 гектаров сахарной свеклы.

Тракторист Василий Туревич. Ермаковский район

В 1942 году поголовье крупного рогатого скота уменьшилось по краю почти на 15 %, но коровы и быки использовались в период сева как тягловая сила.

Из газеты «Сельский труженик» Тасеевского района от 2 июля 1942 года: «Большую пользу приносит в сельхозработах обученный крупнорогатый скот. Много раз заседало правление колхоза «Красная Звезда» д. Сухово, выносило решение — обучить крупнорогатый скот, и на решениях останавливались. В одном из решений возложили на товарищей Мезенцева Егора и зав. МТФ Коваленко изготовить ярма и руководить обучением коров, но эта задача осталась неразрешенной.

Скоро начнется сеноуборка, для этой важной кампании необходимо обучить коров работам, здесь правление колхоза должно проверить свои решения и к невыполнившим принять соответствующие меры».

В колхозах Козульского района было мало техники, запчастей к ней. Многие работы выполнялись вручную, на лошадях, коровах, волах. Руководителями колхозов, бригадирами тракторных бригад были женщины. Теряя на фронте своих мужей, детей, мужественно переносили утраты и лишения. Работали день и ночь до изнеможения. На лошадях, запряженных в плуги, женщины ежедневно вспахивали по 2 гектара пашни, что составляло более двух норм.

В марте 1942 года в Тюхтетском районе широко распространилось патриотическое нагорновское движение, получившее свое название в честь Валентина Нагорного из колхоза «Красный партизан» Краснотуранского района. Старожилы района помнят, что именно в это время в хозяйствах были восстановлены существовавшие до войны звенья высокого урожая. Женщины садились за рычаги тракторов, а подростки учились пахать и боронить на коровах. Вожак районной молодежи в годы войны Клавдия Ивановна Воробьева непосредственно сама выезжала в колхозы района и на местах распространяла метод Нагорного: «Девушки, на трактор!»

Весной 1942 года комсомольцы и молодежь района организовали звенья по высадке корнеплодов. В хозяйствах района заготовили 6000 штук свеклы, 5000 штук моркови, 130 000 штук турнепса. К 21 апреля заготовили на весь район семена капусты, свеклы, моркови, огурцов, редиса и других овощей.

За одну декаду в августе 1942 года тюхтетцы сдали 3200 центнеров зерна государству. Немало героических дел было на счету и у работников животноводства района. Трудились они в годы войны на 90 фермах крупного рогатого скота, 78 свиноводческих, 90 овцеводческих, 89 птицеводческих, 19 кролиководческих, 2 звероводческих и 77 пасеках. Их трудом было произведено и сдано государству 4145 центнеров мяса, 1 364 516 кг молока, 18 729 кг шерсти, 975 шкур крупного рогатого скота, 8327 овчин, 1372 шкуры свиней, 178 501 штук яиц, 711 центнеров меда. Отправлено для фронта лошадей 182 головы, свиней — 1296, овец — 3881, крупного рогатого скота и молодняка — 2101 голова, птицы — 480 штук.

Из воспоминаний бывшего уполномоченного Иланского райкома партии М. Пац: «В начале войны в ряды Красной армии из колхоза им. Калинина нашего района были мобилизованы все годные к военной службе. В д. Баево осталось 9 стариков, 4 инвалида, 3 тракториста, женщины, девушки и подростки 12—16 лет. Руководить хозяйством с такой рабочей силой одному было очень тяжело. В 1942 году я был направлен в колхоз им. Калинина уполномоченным Иланского районного комитета партии для оказания помощи по организации и проведению политмассовой работы среди колхозников, мобилизации людей на выполнение хозяйственных задач и государственных планов.

Всю тяжесть нелегкого земледельческого труда взяли на свои плечи женщины, девушки и подростки. На каждом участке, будь то на поле в посевную, в покос на заготовке сена, на жатве, на взметке стогов, скирдовке хлеба, на фермах и на других, казалось бы, порой непосильных работах все трудились, не жалея себя.

Особенно самоотверженно трудилась Анна Петровна Вой това. Она возглавляла бригаду косарей, своим личным примером увлекала подруг на высокопроизводительный труд. Под стать своему бригадиру работали Варвара Логинова, Мария Кондрашова, Наталья Пономарева, Мария Старовойтова, Ева Сырцова, Евдокия Семченко и другие.

Тяжело было в колхозе с пахотной землей. Занимались этой работой в основном подростки. На лошадях они трудились наравне со взрослыми. Добрым словом можно упомянуть Виктора Герингера, Августа и Андрея Маркусов, Николая Шаповалова, Сергея Черятника, Ивана Пономарева и других пахарей.

Колхозники колхоза имени Кирова Большеулуйского района по итогам лета 1942 года, благодаря хорошо поставленной пчеловодческой работе, собрали большое количество меда. Это позволило выдать на каждый трудодень по 4 рубля.


Удар по серым хищникам

К концу 1941 года в Красноярском крае серьезно обострилась проблема хищников. Особенно досаждали волки. В связи с массовой мобилизацией на селе почти не осталось промысловиков-охотников. Голодные волчьи стаи нападали на колхозные стада, нанося хозяйствам серьезный, часто непоправимый в военных условиях урон.

Особенно распоясались волки в Боградском районе Хакасии. В декабре 1941 года серая стая за одну ночь вырезала 470 овец в колхозе «Заветы Ильича». В другом хозяйстве — «Красный партизан» — в то же время волки убили 85 овец. Подобное, хотя и в меньших масштабах, происходило в Бейском и других районах края.

Решением проблемы занялись партийные и советские руководители в Красноярске. Для уничтожения хищников было рекомендовано сформировать в районах бригады охотников-волчатников. Их обеспечили оружием, боеприпасами и капканами. Всего на борьбу с хищниками было выделено 340 человек, из них 120 человек — в Хакасии, и 50 — на Таймыре.

Волчатники получали неплохое вознаграждение — колхозники могли рассчитывать на 5—10 трудодней за каждого убитого хищника, работники других предприятий — 160 рублей за шкуру взрослого зверя и 50 рублей — за шкуру волчонка.

Всего в 1942 году необходимо было отстрелить 900 волков. Этот план был выполнен.


Красноярский «Водоканал» в годы войны

Индустриализация 1930-х годов, заметно повлиявшая на облик городов Красноярского края, не принесла жителям региона значительного улучшения жилищно-коммунального обслуживания. Крупнейшие теплоцентрали работали в основном на обогрев предприятий, а жилье отапливалось старым дедовским способом — за счет печей. Даже вода подавалась далеко не во все дома. Это благо было уделом в основном жителей каменных и кирпичных домов.

В Красноярске водопровод протяженностью около 12 километров начали строить еще при императоре Николае Романове, он был сдан в эксплуатацию в 1913 году. В 1936 году была создана организация, отвечающая за эксплуатацию водопровода и канализации в городе — Красноярский городской коммунальный трест «Водоканализация». Примечательно, что централизованной системы канализации в Красноярске не было.

В 1937 году развернулось большое строительство. Водопроводы уложили на проспекте Сталина, улице Советской, в слободах III Интернационала, Труда и поселке Кронштадт. А на улице Ленина проложили треть километра керамических труб. Они как раз и должны были стать началом системы канализации. Однако из-за отсутствия финансирования проложенный трубопровод пришлось законсервировать, и вернулись к его восстановлению только после войны. Очистные сооружения планировалось построить в устье Качи, а затем на острове Татышев. Однако остров удалось отстоять — горсовет постановил оставить его «для культурного развития».

Нехватка средств (деньги приходилось буквально «выбивать» в Москве) и опытных специалистов тормозила процесс превращения Красноярска в современный город. Главным достижением предвоенного периода можно считать строительство третьей нитки дюкера с острова Посадного и реализацию плана 1938 года по развитию водопроводной сети — ее протяженность к концу 30-х годов составила около 50 километров.

Впрочем, другим городам и районным центрам края повезло еще меньше. Коммунальная отрасль в них часто ограничивалась несколькими водокачками. Кстати, водокачки и сегодня можно увидеть на улицах населенных пунктов Красноярского края.

В Красноярске на всем протяжении водопроводной сети устанавливались водоразборные колонки и будки. Водоразборная будка представляла собой целый комплекс и включала не только колонку, но и строение с печкой, помогающей отогревать водоподающий механизм в самые жестокие морозы. В Красноярске к 1940 году таких будок было более пятидесяти. Интересно, что они помогали решать и остро стоявший в городе жилищный вопрос. Зачастую «водоливы» — люди, отпускающие воду населению и следящие за техническим состоянием и исправностью водобудки, жили в ней же. При необходимости и инженеры, и слесари также жили в домах при колонках.

РешетовВажную роль в снабжении Красноярска водой играли водозаборы крупных предприятий. Они питали водой как производство, так и жилые кварталы рабочих. Правда, в основном населению вода подавалась через водоразборные колонки

В 1940 году управляющим красноярским трестом «Водоканализация» стал коммунист Андрей Иванович Решетов, получивший инженерное образование в Томске. До своего нового назначения Решетов работал на железной дороге в должности начальника станции, а коммунальным трестом руководил до 1947 года. В начале войны коллектив «Водоканализации» насчитывал примерно 150 человек.

Жил новый управляющий очень скромно — в водоразборной будке на улице Бограда вместе с семьей.

С 22 июня 1941 года трест становится стратегическим предприятием. Поэтому допуск на объекты водоснабжения (водопровод к тому времени имел протяженность свыше 40 километров) был ограничен. Пропуска получили лишь около 40 человек — инженеры и слесари.

Как и в других отраслях, в тресте началась мобилизация. Уже к 25 июня 1941 года из «Водоканали-зации» на фронт были призваны мотористы Петр Бакин и Петр Чеботашев, слесарь Сергей Грызунов и шофер Климентий Олейнюк.

ОлейнюкГерой Советского Союза Климентий Карпович Олейнюк родился в 1916 году. До войны работал водителем в тресте «Во-доканализация» в Красноярске. Пулеметчик 20-й гвардейской стрелковой дивизии, гвардии рядовой. Участвовал в форсировании реки Южный Буг в 1944 году. Погиб смертью храбрых, отбивая атаки немцев на советский плацдарм 31 марта. Похоронен в Вознесенском районе Одесской области, в братской могиле.

За время войны трест буквально обезлюдел. Ушли на фронт почти все слесари-водопроводчики, землекопы, чернорабочие, ушел главный бухгалтер Георгий Иванович Протасевич, забрали на другие участки городского хозяйства инженеров Зеленского и Блощицына и всех техников водопровода.

Некоторые, уходя на фронт, не увольнялись и не забирали трудовых книжек. Далеко не все вернулись домой, а их трудовые книжки до сих пор хранятся в архиве отдела кадров «Водоканала». Например, трудовая книжка слесаря Александра Михайловича Рудича. Он был призван в РККА в сентябре 1941 года. Пропал без вести в декабре 1941 года. Также до сих пор хранится трудовая книжка землекопа Павла Степановича Рузавина, военная судьба которого неизвестна.

Приказ по тресту «Водоканализация»

Ушедших мужчин заменяли представительницы слабого пола. В июле на смену технику Якову Шагалову пришла техник Малахова. Сейчас известно, что в годы войны на красноярской водопроводной сети работали всего четыре слесаря — Федор Степанович Арясов, Валентина Егоровна Арясова, Дарья Титовна Сычева и Андрей Павлович Долюк. Долюк считался лучшим слесарем-инструментальщиком, но был инвалидом — не имел ноги. Перед спуском в водопроводный колодец, взяв инструменты, он отстегивал деревянный протез.

Стоит отметить, что слесари по городу тогда ходили пешком, никакой техники у них не было. Тяжелый инструмент на равных носили и женщины, и мужчины. На равных и работали.

В отсутствие централизованной канализации в Красноярске действовал ассенизационный обоз. В 30-е годы был организован трест очистки, куда обоз и вошел. Немногочисленные многоэтажные дома Красноярска оборудовались септиками. Нечистоты собирались в специальные емкости под зданиями. Оттуда они бочками вывозились за город. Ассенизационный обоз был гужевым — иногда по несколько десятков телег. Но для большинства красноярцев септики были недоступны, и они пользовались удобствами во дворе.

Запуск водопроводной колонки на улице Крайней

Нечистоты были серьезной угрозой для перенаселенного города. В 1944 году заведующая краевым отделом здравоохранения Астафьева сообщала в городской комитет партии о том, что «Красноярск невиданно загрязняется». «Появилась новая, никем не сдерживаемая практика — превращение ранее центральных улиц — ул. К. Маркса, Урицкого, Перенсона, Диктатуры и т.д. в помойные ямы и сборники нечистот», — писала она. А ведь Красноярск только что перенес эпидемию дизентерии. В итоге к очистке города пришлось привлекать не только Горком-мунхоз, но и НКВД.

Война не остановила развитие водопроводного хозяйства края. Водопроводная сеть в Красноярске незначительно, но все-таки разрасталась. Во время войны в водоснабжающих предприятиях страны начали внедряться установки хлорирования питьевой воды. В 1942 году такая установка была запущена и в Красноярском тресте «Водоканализация». Качество воды контролировалось каждые два часа. Постепенно возрастала и мощность водозабора. В 1941 году Красноярск потреблял 744 кубометра воды в час, но уже тогда воды не хватало. В 1943 году в город подавалось уже 1140 кубометров воды в час.



Лыжный марафон

Осенью 1941 года стало ясно, что немецкая пехота с наступлением зимы будет тонуть в российских снегах. Впрочем, как и советская. В условиях российского бездорожья расчет на технику мог не оправдаться. Как обеспечить подвижность стрелков Красной Армии? Выход был найден почти сразу, помог в этом исторический опыт. Еще в летописях XV века встречались первые упоминания об использовании лыж в военном деле. В 1444 году лыжная русская рать успешно обороняла Рязань от золотоордынских войск. Уже в XVI-XVII веках вооруженные лыжники Московии совершали успешные рейды против литовцев и поляков. Традиции были продолжены в Русской императорской армии, а затем и в РККА. В «зимней» войне с Финляндией прославились отряды лыжников из студентов Ленинградского института физической культуры. Они проникали в тыл противника, совершая дерзкие нападения на штабы и линии связи. А отряд под командованием Александра Лодейникова углубился на 80 километров за линию фронта, вышел на офицерскую базу, окружил ее и забросал гранатами.

Первые красноярские лыжи ушли на фронт в 1941 году

К началу Великой Отечественной, лыжный спорт в стране был необычайно популярен. Он входил в систему подготовки допризывной молодежи. В рамках физкультурно-оборонной работы лыжный спорт по значимости находился на одной планке с автомотоподготовкой, штыковым боем, гимнастикой и гранатометанием. В Красноярском крае лыжный кросс относился к числу наиболее массовых мероприятий. В 1941 году соревнования лыжников собрали 82 000 участников (правда, часть из них совершали пеший поход), в 1942 году – уже 119 000. Все это позволило начать формирование в регионе лыжных частей. В 1942 году к отправке на фронт готовились 24-ая, 25-ая, 26-ая и 27-ая отдельные лыжные бригады.

Лыжные подразделения отличает высокая мобильность

Вместе с тем уже в 1941 году была поставлена задача обеспечения военных лыжами. Дело в том, что раньше в промышленных количествах их делали в основном в Карельской АССР. Однако Петрозаводск с его развитой деревообработкой был захвачен союзными германской армии финскими войсками. На помощь пришли территории Сибири. 9 августа 1941 года состоялось совместное заседание Красноярского краевого комитета ВКП(б) и крайисполкома, по итогам работы которого было принято постановление «О плане производства лыж на август-сентябрь 1941 г.». Предстояло изготовить 85 300 пар лыж и палок к ним.

Лыжные батальоны Красной Армии защищали Москву

При этом часто руководителей мало интересовало, имеется ли на том или ином предприятии необходимое оборудование и сырье – береза.

«По законам военного времени все директивы – задания, спускаемые ГКО по производству, носили характер безоговорочности и безаппеляционности, т.е. строго обязательны для выполнения в указанные сроки. За невыполнение этих заказов следовал суд военного времени. Наказанием, как правило, было: замена срока осуждения посылкой на фронт в штрафные подразделения для искупления вины своей кровью», - вспоминал начальник ОТК Игарского лесокомбината в те годы Р.В.Исаев.

Один из крупнейших лесопромышленных комплексов края действовал на севере и носил название трест «Севполярлес». В его подчинении находились лесопильные заводы в Маклаково и Енисейске и лесокомбинат в Игарке. Уже в четвертом квартале 1941 года Маклаковскому лесозаводу было поручено дать армии 5 000 высококачественных лыж. Никакого оборудования и специалистов для такого производства предприятие не имело. Пришлось все начинать с нуля. На заводе создали специальный цех. Его начальником стал откомандированный из Игарки Р.В.Исаев.

 

Организация лыжного производства не так проста, как кажется на первый взгляд. Чтобы сделать качественный продукт, необходимо выполнить десятки операций. К тому же в «Севполярлесе» не было даже технологических схем. Их нашли в тетрадках у доцента Красноярского лесотехнического института Самойлова. Станки завезли в Маклаково из Игарки. Их разместили в помещении бывшей конюшни. Вопрос с кадрами решили за счет спецпереселенцев – поляков и румын. Березу привезли с правого берега Енисея, в 5-10 километрах от лесозавода. Сначала дали задание рабочим самостоятельно, то есть кустарно делать лыжи, но даже при хорошем качестве, о выполнении плана не могло быть и речи. Одновременно с ручным изготовлением лыж срочно монтировалось поступающее из Игарки оборудование и отрабатывалась технология.

В Тюхтетском районе края действовала Двинская лыжная фабрика. Кроме лыж она также освоила производство дефицитного пихтового масла.

Готовую партию лыж повез сдавать в Красноярск главный инженер Маклаковского лесозавода т. Замараев. Волнений и тревог было много – с какой оценкой лыжи будут приняты военным ведомством? К большой радости они были приняты без особых претензий к качеству. Государственный заказ был выполнен и 5000 лыж сданы досрочно!

После снятия плана лыж спеццех Маклаковского лесозавода перешел на производство ящиков для противотанковых мин и выпуск деревянной части военных повозок.

Из воспоминаний Р.В. Исаева: «Необходимо отметить, что рабочие работали добросовестно, с воодушевлением. Мне особенно запомнился рабочий Попов – столяр, один из передовиков и энтузиастов. А таких было много. В то время на кровавом поле брани отступала с горечью отступала наша армия, и иначе работать было нельзя. Нарушений трудовой дисциплины совершенно не было. Из мастеров особенно энергично работал товарищ Кравченко Михаил Демьянович, возвращенный с фронта по ранению. Он ведал участком заготовки лыжных болванок из лесопиления, их рассортировкой и отбраковкой. Спасибо ему за лепту, внесенную в Победу над врагом. Он был простым и настоящим тружеником, несмотря на инвалидность».

Интересно, что в мирное время на проектирование нового цеха и запуск производства понадобилось бы не менее 2-х лет. А тут на голом месте, без знаний и опыта производства лыж, без квалифицированных кадров и готовой сырьевой базы в течение двух месяцев было организован лыжный цех!

К тому времени выпуск лыж был развернут на других предприятиях Красноярского края. Так, в Иланском районе местный промышленный комбинат в 1942 году сделал 1 698 пар лыж и 5 000 лыжных палок. В 1943 году было выпущено уже 5 000 пар лыж. Производство лыж действовало и в Красноярске.

Однако не все предприятия справились с выполнением «лыжной программы». Так, Красноярская мебельная фабрика по состоянию на 14 октября 1941 г. произвела всего 170 пар лыж при задании в 4200 пар. Руководство предприятия не смогло своевременно подготовить производственные мощности к выпуску военной продукции. Директор фабрики за срыв заданий по производству лыж для фронта был снят с должности, исключен из партии и отдан под суд.


Источники От Енисея до Эльбы: боевой путь красноярских формирований / сост. Ю. Г. Попов. — Красноярск: 1975 г. Газета «Красноярский рабочий» №257 за 1943 год Русский архив: Великая Отечественная. т. 17.6 (1-2). — М, 1996 г. Дневник И.И.Иванова — МУК музей «Мемориал Победы», г. Красноярск Материалы Музея жд г. Красноярска: Поклонимся тем годам,- 2005, с.31. Война и общество.ч.2: Психология солдата — М, 2004 г. Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: Исторический опыт России — М.,1999 г. Пушкарева Л.Н. Источники по изучению менталитета участников ВОВ — М., 2002 г. Воспоминания Р.В. Исаева «Все для фронта, все для Победы!» из фондов Лесосибирского городского архива Материалы архивного отдела администрации Иланского района Материалы архивного отдела администрации Партизанского района Материалы архивного отдела администрации Тюхтетского района ГАКК, ф.-п.17, оп.1, д.655.

 
разработка — ООО "СибПэй"