Стратегическая оборона. 1941—1942 гг.
Первый отпор


Смоленское сражение  

Гитлеровский генерал Франц Гальдер 3 июля 1941 года сделал запись в своем дневнике: «Едва ли будет преувеличением утверждать, что кампания против России выиграна за 14 суток».

Пока в Германии раскрывали бутылки с шампанским, ожидая падения Москвы, в Советском Союзе готовились дать сражение в Смоленских воротах. Междуречье Западной Двины и Днепра — кратчайший путь к центру страны. За многовековую историю России по этой дороге нередко к столице рвались враги и вокруг Смоленска шли кровопролитные сражения. Уверенные в успехе немецкие генералы собирались разбить советские войска в районе города. После чего без бронетехники, одной пехотой, занять Москву. Танковые группы предполагалось бросить на Киев и Ленинград.

В СССР из военных округов, находившихся на западной границе, в первые дни войны создавались фронты. Северо-Западный фронт (командующий генерал-полковник Федор Исидорович Кузнецов) был создан 22 июня 1941 года в Прибалтике. В него входили 8-я, 11-я и 27-я армии — всего 34 дивизии (из них 6 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Северо-Западного фронта.

Западный фронт (командующие: генерал армии Дмитрий Григорьевич Павлов, с 30 июня — генерал-лейтенант Андрей Иванович Еременко, со 2 июля — маршал Семен Константинович Тимошенко) был создан 22 июня 1941 года в Белоруссии. В него входили 3-я, 4-я, 10-я и 13-я армии — всего 45 дивизий (из них 20 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Западного фронта.

Юго-Западный фронт (командующий генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос) был создан 22 июня 1941 года в Западной Украине. В него входили 5-я, 6-я, 12-я и 26-я армии — всего 45 дивизий (из них 18 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Юго-Западного фронта.

Южный фронт (командующий генерал армии Иван Владимирович Тюленев) был создан 25 июня 1941 года в Молдавии и Южной Украине. В него входили 9-я и 18-я армии — всего 26 дивизий (из них 9 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Южного фронта.

Сбитый под Смоленском советский бомбардировщик

Советское командование в спешке разворачивало войска. Командующий Западным фронтом маршал Семен Тимошенко располагал семью армиями. В ста километрах восточнее Смоленска Ставка Главного командования развернула второй стратегический эшелон из шести общевойсковых армий. Они были созданы из соединений, переброшенных из тыловых районов страны. В том числе 24-я армия генерала Калинина, переброшенная из Сибирского военного округа: 91-я, 107-я, 119-я, 133-я, 166-я, 178-я стрелковые дивизии.

119-я стрелковая дивизия была кадровым соединением, сформированным в 1939 году в Красноярске. В нее входили 365-й, 421-й, 634-й стрелковые полки. Участвовала в Финской войне. 22 июня почти вся дивизия была в Красноярске. Только саперный батальон был отправлен на запад. 29 июня дивизия покинула Красноярск. В начале июля ее воины разгрузились в районе Ржева и Сычевки. Там до конца сентября бойцы строили укрепления. Командовал дивизией генерал Березин.

Направление Белый — Сычевка прикрывала 91-я стрелковая дивизия. Она была сформирована в августе 1939 года в Ачинске на базе 281-го полка. В ее состав входили 503-й, 561-й, 613-й стрелковые, 321 артиллерийский, 740-й гаубично-артиллерийский полки и другие части. Командиром был полковник Никита Лебеденко, комиссаром Николай Шляпин. Свое боевое крещение дивизия получила в борьбе с финнами в 1940 году на Карельском перешейке.

Немцы смогли добиться превосходства над первым эшелоном Западного фронта. На 1 советский танк приходилось 7 немецких, на 1 орудие — 1,7 немецких, на 1 советского солдата — 1,5 немецких.

Смоленское сражение началось 10 июля. Уже в первый же день немецкие танковые клинья вскрыли оборону советских войск. Группа Гуде-риана прорвалась у Шклова. Три советские стрелковые дивизии почти не имели артиллерий и остались без поддержки с воздуха. Группа Гота пошла в прорыв в районе Витебска. Этот удар грозил выходом немецкой армии в тыл фронта Тимошенко. Контратаки советских войск не смогли остановить противника. 15 июля восточнее Смоленска немцы перехватили магистраль на Москву. 16-я, 19-я и 20-я армии оказались охвачены с трех сторон.

В районе Невеля был окружен 51-й стрелковый корпус.

Наступающего на восток противника остановила боевая группа генерала Константина Рокоссовского. В районе Орши развернулись позиционные бои. Окруженные под Смоленском армии также не собирались сдаваться.

В боях под Оршей впервые была применена реактивная артиллерия. Исторический залп был сделан 14 июля в 15 часов 15 минут по команде капитана И.А. Флерова. Противник на переправе через реку Оршица был сметен. Советские солдаты назвали новое оружие «катюша», а немецкие — «сталинским органом». Официально это были боевые машины реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм). Советская промышленность в июле 1941 — декабре 1944 годов изготовила около 30 тыс. боевых машин «катюша» и свыше 12 млн штук реактивных снарядов к ним (всех калибров). Первые машины изготовлялись на базе отечественных шасси (всего около 600 штук — почти все, за исключением единиц, были уничтожены в боях), после начала ленд-лизовских поставок основным шасси для БМ-13 стал американский грузовик студебекер. Реактивными системами БМ-13 и БМ-8 в первую очередь были вооружены гвардейские минометные части, входившие в состав артиллерии резерва Верховного Главнокомандования. Поэтому катюши иногда неофициально называли гвардейскими минометами.

20 июля советское командование начало контрнаступление на Смоленск. Один из ударов наносила оперативная группа из 91-й и 166-й стрелковых дивизий, во главе с генерал-лейтенантом Калининым. На эти части возлагалась задача прорыва к окруженным армиям. Первый бой сибиряки приняли 24 июля. 91-я дивизия наступала на село Пречистое и деревню Борисово, что восточнее Духовщины. Левее шли полки 166-й.

Первой в бой с врагом вступила 124-я разведрота из 91-й сд. Вооруженные легким оружием разведчики столкнулись с немецкими танками. Рота понесла большие потери, но обозначила позиции немцев.

В районе одной только деревни Борисово 91-я сд потеряла десятки красноармейцев и командиров. В дивизионных документах за 24 июля длинные списки пропавших без вести. В них попали красноармейцы Николай Григорьев, Григорий Шлярта, Михаил Попияков, Константин Вертков, Иван Неможаков, Ефим Трошкин, Николай Путинцев, сержант Кирилл Трофимов и множество других. Некоторым повезло больше. К примеру, Михаил Буданава и Гавриил Маршунин, занесенные в пропавшие без вести, смогли выйти на позиции 50-й дивизии.

В этих боях приняли участие братья Ефрем и Лукьян Макаренко из Минусинска. Младший, Ефрем, отслужил три года в армии и только в январе 1941 года был демобилизован. Через три дня после начала войны вновь был призван в армию.

Автоматчики-десантники идут в атаку

Вместе со старшим Лукьяном они попали в один стрелковый полк. Ефрем был назначен командиром отделения связи, брат служил в пехоте.

Смоленское сражение

«Думал, приедем — дадим немцу!» — вспоминал после войны Ефрем.

Бой в районе деревни Борисово начался 24 июля в 4 часа утра. Нужно было продержаться до вечера, в десять часов ожидалось пополнение.

Немцы сосредоточили против полка крупные силы. Пехоту прикрывал огонь минометов, танки и авиация. Вскоре пыль, копоть и дым закрыли солнце. Особенно трудно пришлось связистам — они гибли один за другим, налаживая связь. Особую угрозу доставляли танки. Гранат не было, только бутылки с зажигательной смесью. Поджигая фитиль этих снарядов, бойцы теряли время, а нередко и саму жизнь. Пехота побежала. Ефрем Макаренко находился в окопе. Рядом вскочил на бруствер командир роты. С наганом в руке, матами он попытался остановить бойцов. Его убило взрывом мины. Оглушенный Макаренко нашел только руку с наганом. Немцы были уже в тылу. Минусинец бросил винтовку, взял командирский пистолет и пополз в сторону, где должны были быть свои. До подхода резервов оставался еще целый час. Однако 613-й полк почти полностью погиб. Пал и Лукьян Макаренко. В лесу неподалеку собралось лишь 17 бойцов. Только здесь Ефрем Макаренко увидел, что осколок мины, убившей командира роты, ранил его в ступню.

Танковые атаки гитлеровцев следовали одна за другой

«Противник, имея преимущество в живой силе и особенно в технике яростно контратаковал наши наступающие войска. Бои шли с нарастающей ожесточенностью, не утихая ни днем ни ночью. В направлении Духовщины противник выдвинул танковые части из состава своей 3-й танковой группы. Батальоны сразу же почувствовали на себе танковые удары врага. Танковые атаки следовали одна за гой. Были моменты, когда наши батальоны огрызались, наносили противнику чувствительные потери, но все же медленно пятились назад, — вспоминал старший лейтенант из 91-й сд Сергей Штрих. — И совершенно неясно, чем могли бы закончиться бои за Духовщину, если бы не своевременное прибытие ИПТАП — истребительно-противотанкового полка резерва Верховного Главного командования, который отражал атаки танков вместе с нами. Этот полк стоял насмерть, и мы часто видели, как после очередной атаки противника на поле боя догорали десятки костров — горели танки врага... Весь август гремели ожесточенные бои севернее Духовщины. Наступлению наших войск противник противопоставил яростные танковые контратаки, которые следовали непрерывно. Его авиация постоянно наносила бомбовые удары».

Немцы завершили ликвидацию Смоленского котла 5 августа, пленив 310 тысяч советских солдат и офицеров

Из воспоминаний немецкого генерала Гюнтера Блюментрита о сибиряках: «Близкое общение с природой позволяет русским свободно передвигаться ночью в туман, через леса и болота. Они не боятся темноты, бесконечных лесов и холода. Им не в диковинку зимы, когда температура падает до минус 45 градусов Цельсия. Сибиряк, которого частично или даже полностью можно считать азиатом, еще выносливее, еще сильнее и обладает значительно большей сопротивляемостью, чем его европейский соотечественник. Мы уже испытали это на себе во время Первой мировой войны, когда нам пришлось столкнуться с сибирским армейским корпусом… Это была тяжелая школа. Человек, который остался в живых после встречи с русским солдатом и русским климатом, знает, что такое война. После этого ему незачем учиться воевать».

Ожесточенные бои развернулись и на других направлениях. Но разгромить противника Красной Армии не удалось. Однако основные силы группы армий «Центр» были вынуждены перейти к обороне, спешно перебрасывались дивизии из резерва. Командующий группой армий фельдмаршал Бок был полон пессимизма: «Мне нужен каждый человек на передовой… Если в ближайшее время русским не будет где-либо нанесен сокрушительный удар, то задачу по их полному разгрому будет трудно выполнить до наступления зимы».

Срыв наступательных планов признал даже Гитлер, подписавший 30 июля директиву № 34, предписывающую группе армий «Центр» перейти к обороне и решить частные задачи на флангах. Кроме того, немецкое командование решило перебросить танковые группы Гота и Гудериана на другие направления. На первую возлагали надежды в предстоящей операции по взятию Ленинграда. Вторая должна была выйти в тыл киевской группировки советских войск.

В августе войска противников вели встречные наступления. О молниеносных прорывах немцев пришлось забыть. Советские войска упорно сопротивлялись, старались переходить в наступление на широком фронте. Окончательно остановить врага не удалось — Красная Армия медленно отступала. Однако на эти дни пришелся первый крупный успех. 30 августа — 8 сентября 24-я армия, в состав которой входил 53-й стрелковый (сибирский) корпус, разбила немцев под Ельней.

Впервые с начала войны советские войска прорвали позиции немецкой армии и разгромили ее сильную группировку. Противник потерял 45 тысяч человек.

Общие потери группы армий «Центр» с 22 июня по 1 августа 1941 года достигли 74 500 офицеров, унтер-офицеров и солдат. 10 сентября советские войска прекратили наступление — Смоленское сражение закончилось. В этих боях безвозвратные потери Красной Армии составили 486 000 человек

Оборона Ленинграда

Командование группы армий «Север» уверилось в своей непобедимости. После первых успехов в Прибалтике немцы намеревались захватить город на Неве с налету. Немецкие штабисты разработали авантюрный план, по которому за четыре дня предполагалось с боями пройти 300 километров. Захвату Ленинграда уделялось первостепенное значение. Это был город-символ — прежняя столица Российской империи и колыбель революции. Кроме того, за его падением неминуемо следовала гибель Балтийского флота, который бы остался без баз.

Естественно, в Кремле понимали идеологическую, экономическую и военную значимость Ленинграда. Допустить падение города советское командование не могло.

Наступление на ленинградском направлении началось 10 июля. Однако уже на второй день боев оказалось, что немцы недооценили противника. 4-я танковая группа Гепнера нарвалась на лужскую оборонительную позицию.

56-й моторизованный корпус генерала Эриха Манштейна оказался в чрезвычайно трудном положении. По нему нанесла удар 11-я армия генерала В.И. Морозова. В течение пяти суток две немец кие дивизии были в окружении. Противнику пришлось снимать войска с других направлений, чтобы ликвидировать успехи советских бойцов. Немцы оправились от удара, но на перегруппировку войск потратили три недели. Для усиления группы армий «Север» ей была передана танковая группа Гота.

Военный совет Северо-Западного фронта использовал передышку для укрепления подступов к городу и усиления обороняющих его войск.

Лишь 8 августа Вермахт возобновил наступление. Однако уже 12 августа советское командование контратаковало силами 34-й и 11-й армий. Части Красной Армии продвинулись на 60 километров и вышли в тыл группировки, ведущей бои в новгородском направлении. И вновь противнику пришлось в спешке снимать дивизии с других участков. Наступление советских войск было отбито. 34-я армия понесла большие потери, пал Новгород, перерезано шоссе Ленинград — Москва и железная дорога, но наверстать потерянные темпы наступления немцам не удалось.

Тем не менее положение советских войск продолжало ухудшаться. 25 августа пала Любань, через пять дней — Мга. 8 сентября враг захватил Шлиссельбург, у истока Невы, полностью блокировав Ленинград с суши.

В руках советских войск остался остров, на котором возвышалась древняя Шлиссельбургская крепость. В течение 500 дней небольшой гарнизон оборонял ее. Старинная фортеция так и не досталась врагу.

Последним серьезным успехом немцев стал захват 17 сентября города Пушкина. Вновь сказалась потеря времени на лужском оборонительном рубеже. Танки Гепнера срочно требовались на Московском направлении. Без них шансы пехоты захватить Ленинград резко снижались. Не сумев взять город на Неве, противник решил уморить его защитников. Началась блокада Ленинграда.

Среди защитников колыбели революции были и сибиряки. В числе первых Иван Рукосуев из Кежемского района был отмечен медалью «За Отвагу». Его земляк Иван Сидоров попал на фронт в начале сентября и сразу же оказался в самом пекле.

«Порой казалось: еще немного и все, конец. Мечтали о сне, но выспаться удавалось редко. Больше страшила смерть от голода, а не от пули или осколка, — вспоминал Сидоров. — 19 сентября защитники города пережили сутки ада. Немцы вели массированный обстрел, Ленинград бомбили триста бомбардировщиков. Один штурм следовал за другим».



Бои на юге

 

Кровопролитные бои развернулись на юге. Немцы и румыны безуспешно штурмовали Одессу. Обороняющая ее Отдельная Приморская армия наносила противнику большой урон. Советские войска покинули город только в середине октября. Тем временем немцы сумели добиться значимых успехов под Уманью. 2 августа в окружение попали две советские армии, а уже через пять дней их сопротивление было сломлено. По немецким данным, в плен попало 103 000 человек. Среди них командующие армиями генералы П.Г. Понеделин и И.Н. Музыченко, 4 командира корпусов и 11 комдивов. Погибло 2 командира корпусов и 6 командиров дивизий.

После этого поражения Ставка Верховного Главнокомандования Красной Армии издала приказ № 270. Из приказа № 270:

  • «1. Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.
  • 2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.
  • Обязать каждого военнослужащего независимо от его служебного положения потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.
  • 3. Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев. Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах».

Однако главные силы советских войск избежали разгрома. Немцы не сумели решить и другую задачу — захватить столицу Украины Киев. Войска Южного и Юго-Западных фронтов в организованном порядке отошли за Днепр. На левом берегу они продолжали удерживать Киев. Немецкая группа армий «Юг» оказалась не в состоянии решить свои задачи самостоятельно. Военные реалии с четкостью проявили банкротство плана «Барбаросса», в котором вопреки нормам военной стратегии предполагалось вести наступления по расходящимся направлениям. Не слушая своих генералов, Адольф Гитлер настоял на повороте 2-й танковой группы Гудериана (из группы армий «Центр») с Московского направления на юг.

Гитлеровский генерал Гудериан

Советское командование имело данные о движении немецких танков. Тревогу били Шапошников, Жуков, Василевский, Буденный. Они предлагали оставить украинскую столицу. Однако верховный главнокомандующий Иосиф Сталин не внял своим полководцам. «При одном упоминании о жесткой необходимости оставить Киев Сталин выходил из себя и на мгновение терял самообладание», — вспоминал маршал Василевский.

Вождю народов больше понравились слова командующего Брянским фронтом Еременко, обещавшего разгромить «подлеца Гудериана». Это привело к очередной катастрофе.

Командующий группой немецких армий «Центр» генерал-полковник Гудериан, отбросив войска Еременко, вырвался на оперативный простор. Навстречу ему, с кременчугского плацдарма, рванула 1-я танковая группа немцев. 15 сентября они соединились у Лохвицы, замкнув кольцо окружения в тылу основных сил Юго-Западного фронта. В котле оказалось более 450 000 человек, 2642 орудия, 1225 минометов, 64 танка. В бою погиб командующий фронтом генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос. Это было самое тяжелое поражение советских войск за всю войну.


Источники: Материалы «ОБД-Мемориал». Великая Отечественная война 1941—45. Кн. 1. М., 1998. Советская военная энциклопедия Роковые решения вермахта, Ростов-на-Дону, 1999 Дашичев В.И. Стратегия Гитлера. Путь к катастрофе. 1933—1945. Кн. 3. М., 2005. Василевский А.М. Дело всей жизни. Кн. 1. М., 1988. Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3. Кн. 1. М., 1971. Гриф секретности снят. Потери Bооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993. Книга памяти. Сибиряки в битве за Москву (1941—1942). М., 2001. (отсюда карта) Гаупт Вернер. Сражения группы армий «Центр». М.; Яуза, 2006. Фото Смоленское сражение, Автор Источник: http://www.pretich2005.narod.ru/foto-war/1941.htm

 
разработка — ООО "СибПэй"