Стратегическая оборона. 1941—1942 гг.
А в это время в тылу…
Планы мобилизации

Согласно мобилизационному плану

В годы войны Красноярский край стал одной из многих территорий страны, куда поступали раненые с фронтов. Подготовка к развертыванию в случае войны эвакогоспиталей была начата в крае еще в 1939 г. В июне 1941 г. в Красноярске стал формироваться медицинский эвакуационный приемник, который в августе был готов к приему раненых. В июле 1941 г. в Красноярске было создано Управление эвакогоспиталей (приемник № 49). Всего в годы войны в крае действовало более 60 эвакогоспиталей.

Уже в первые дни войны, согласно мобилизационному плану, были развернуты первые семь эвакогоспиталей на 2100 коек. Но масштабы военных действий потребовали создания дополнительно еще шести эвакогоспиталей на 2300 коек на базе лечебных учреждений и трех курортов края. Госпитали были размещены в лучших помещениях города и райцентрах края, налажено бесперебойное снабжение продуктами питания, они были частично укомплектованы кадрами, но не хватало хирургов. Все госпитали были оснащены медицинским инструментарием, медсанимуществом из районных и городских больниц.

К концу 1941 г потребовалось еще 27 000 коек для военных госпиталей, прибывающих из прифронтовых районов. К 1 января 1942 г. было запланировано создание в крае 60 госпиталей на 24 960 коек, что в 19 раз превышало предусмотренный план. Из них 36 уже действовало, а 24 готовились к приему раненых.

В Красноярске были развернуты эвакогоспитали:

  • № 986 — в здании Дворца культуры
  • № 987 — в средней школе № 4
  • № 1350 — в хирургическом корпусе ККБ № 1
  • № 1515 — в средних школах № 10, 11, 7
  • № 1968 — в одной из гостиниц города
  • № 3343 — в педучилище, институте СибНИИ лесной промышленности и помещении Крайпотребсоюза
  • № 3347 — в интернате и средней школе № 12
  • № 3349 — в средних школах № 36 и № 54
  • № 3355 — в Красноярском доме отдыха
  • № 3461 — в интернате
  • № 3470 — в средней школе № 20 на ст. Злобино

Во время операции в одном из красноярских эвакогоспиталей

В порядке шефской помощи интернаты и школы передали эвакогоспиталям свое имущество (столы, стулья, кровати, шторы, картины и др.).

Министерством здравоохранения страны в наш край был эвакуирован ряд госпиталей из западных фронтовых районов страны.

Из них в Красноярске разместились эвакогоспитали:

  • № 983 — в средних школах № 47 и 48;
  • № 984 — в общежитиях ПТИ и средних школах № 19 и 36;
  • № 985 — в Доме политпросвещения и школе № 14.
  • В Ачинске — в зданиях техникума советской торговли, в межшкольном учебно-производственном комбинате —были размещены эвакогоспитали № 1240, 1340, 1406, 1408.
  • В Боготоле — № 1399.
  • В Канске, Уяре, на станции Иланской были размещены эвакогоспитали № 3308, 1516, 1537, 199, 2508, 3362, 1104, 1059, 2033.
  • В Абакане (Хакасия) развернуты эвакогоспитали № 1398, 1782, 2510, 3360, 3364, 3457.
  • В Черногорске (Хакасия) № 1979, 3491.

Из воспоминаний хирурга Лилии Константиновны Козловой, после войны — кандидата медицинских наук, ассистента кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии Красноярского мединститута: «В 1942 г. я училась в Абаканском медицинском училище. Ночами в Абакан приходили эшелоны с ранеными. В их разгрузке принимали участие студенты училища. Два эвакогоспиталя были расположены в школах. Я видела раны, боль, кровь, искалеченных войной бойцов. Помню двух девочек-медсестричек, обе были ранены. Их разлучили здесь, в тылу, поместив в разные эвакогоспитали. Помню бойца, почти мальчика, с ампутированной ногой. Мы, студентки училища, работали в госпиталях нянечками и санитарками. Направляли нас и на полевые работы, где приходилось копать силосные ямы и выполнять другую физическую работу».

Были развернуты три эвакогоспиталя на курортах края: «Озеро Шира», «Озеро Учум», «Озеро Тагарское» (№1023, №3331, №2507), в которых проводилось лечение раненых с использованием грязелечения, бальнеотерапии, парафинолечения, применялись физиотерапевтические процедуры, широко — лечебная гимнастика, прогулки. На этих курортах лечились раненые не только из Красноярского края, но и из Иркутской, Новосибирской, Омской, Томской и других областей.

Врачи и медсестры красноярского эвакогоспиталя № 985

Лечение и реабилитация раненых на курортах проводились под руководством доцента Красноярского мединститута К.Ф. Богданова.



Специализированные эвакогоспитали

 

Эвакогоспитали, располагавшиеся вблизи совхозов, колхозов, обеспечивали себя овощами. В племсовхозе выращивали овец, свиней, рогатый скот. Сотрудники эвакогоспиталей и жители сел, колхозов наряду с основной работой занимались рыбной ловлей, охотой, заготавливали сено, чтобы обеспечивать себя, свои семьи и раненых.

В начале войны в эвакогоспитали поступали раненые непосредственно с фронта, а в последующем — только раненые, требующие длительного лечения. Осенью 1941 г. начали создаваться специализированные эвакогоспитали.

На 1 января 1943 г. в крае работали 40 эвакогоспиталей на 17 250 коек, из них 14 эвакуированных — на 5450 коек. Так, в октябре 1941 г. в здании хирургического корпуса ККБ № 1 был развернут Харьковский челюстно-лицевой военный госпиталь № 1350. В марте 1942 г. он был переведен в здание пединститута, а в хирургическом корпусе был развернут госпиталь специального назначения для блокадников.

Из воспоминаний кандидата медицинских наук, доцента кафедры госпитальной хирургии Красноярского мединститута Галины Денисовны Воробьевой: «В 1942 г. я была ординатором хирургического отделения краевой больницы. В отделении кроме раненых находились больные из блокадного Ленинграда. Из Ленинграда был эвакуирован завод военного значения, вместе с ним прибыли и кадры. Большинство из эвакуированных страдало тяжелой степенью дистрофии. В отделении на 500 больных было всего четыре врача. Практически ежедневно на каждого врача приходилось по восемь-десять операций и не менее восьми-десяти дежурств. Эти же врачи выполняли и вылеты в районы края по заданию санавиации для оказания помощи больным. Условия работы были тяжелыми — перерывы в подаче электричества, периодически отсутствие горячей воды, отсутствие отопления».

Действовали и другие специализированные эвакогоспитали: кожно-венерологический, глазной, лорзаболеваний. В восьми госпиталях имелись отделения урологии, общей и гнойной хирургии, травматологии. Умерших в госпиталях было менее 1 %, выписка в строй составляла 70—75 %.

В 1943 г. в эвакогоспиталях работали 175 врачей, 23 из которых имели научные степени и ученые звания кандидатов и докторов медицинских наук, профессоров.

Из ссылки для работы в должности главного хирурга эвакогоспиталя № 1515 был вызван профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий. Он стал ведущим хирургом этого госпиталя и консультантом в других госпиталях. Вместе с Валентином Феликсовичем работали его ученица, опытный хирург, доцент В.Н. Зиновьева, начальник рентгенологического отделения В.А. Клюге, Н.А. Бранчевская, врач-хирург, начмед эвакогоспиталя № 1515, которая с декабря 1941 г. была участницей Воронежского, Украинского фронтов и заместителем начальника фронтового эвакогоспиталя. В послевоенные годы Н.А. Бранчевская была основателем медицинской службы Гражданской авиации Красноярского края.

Концерт в эвакогоспитале № 987

Ведущими хирургами эвакогоспиталей г. Красноярска и края были кандидаты медицинских наук, доцент Н.М. Михетько (№ 985), доцент П.Г. Зайцев — главный хирург Управления эвакогоспиталей (№ 49), С.Г. Гуткин (№ 1350), А.Н. Симченко (№ 3343), Н.Н. Староверова (№ 2511), Н.С. Чепурин, заведующий глазным отделением, вернувший зрение многим раненым. Большую консультативную и лечебную помощь эвакогоспиталям оказывали профессора Красноярского медицинского института Е.И. Цукерштейн, К.М. Розенталь, В.Л. Яхнис, Э.Л. Горницкая, А.И. Златоверов, М.Д. Дубов и др.

Занятие по военной подготовке в одном из эвакогоспиталей

Одновременно они руководили курсами усовершенствования врачей города и края, делясь своим опытом работы. Профессора, научные работники медицинского института проводили межгоспитальные научно-практические конференции, в которых с большим желанием участвовали врачи госпиталей. С января 1943 г. была проведена 21 научная конференция по наиболее актуальным медицинским проблемам.

Трудовое обучение

 

Определенный вклад в работу эвакогоспиталей вносили и раненые. Они ухаживали за более тяжелыми, лежачими больными, привлекались к работе в столовой, дежурствам по палатам. Отдельные эвакогоспитали заключали договоры с оборонными заводами, где раненые собирали детали, работали в качестве механиков тракторов. Другие раненые плели корзины для уборки овощей в подсобных хозяйствах и участвовали в посильных сельхозработах. Заключались договоры с заповедником, плодово-ягодной станцией на сбор ягод, грибов силами раненых.

В эвакогоспиталях проводилось трудовое обучение раненых. Из них готовили шоферов, киномехаников, сапожников, счетоводов, телеграфистов и т.д. Были открыты мастерские по ремонту одежды, обуви. В 1943 г. ранеными и медицинскими сотрудниками эвакогоспиталей было собрано 890 750 руб. на танковую колонну, эскадрилью «Боевые подруги», санитарный авиаполк и подарки бойцам действующей армии.

В госпиталях № 985, 1350, 1515, 984 были организованы курсы для малограмотных и неграмотных раненых по изучению русского языка, проводились читки художественной литературы. В эвакогоспиталях читались лекции, демонстрировались кинофильмы «Валерий Чкалов», «Яков Свердлов», «Богдан Хмельницкий», «Чапаев», «Оборона Царицына» и киносборники, в которых были ярко показаны героизм и непоколебимость русского народа.

Среди раненых были организованы кружки самодеятельности: хоровой, струнный, драматический, шахматный и др. В рамках культурной программы силами артистов драматического театра за 1943—44 гг. в эвакогоспиталях было дано 180 представлений, 218 выступлений художественной самодеятельности. Театр посетили более 4000 раненых. Проводились прогулки по Енисею на катерах в районы пос. Лалетино, г. Минусинска. Были организованы культпоходы выздоравливающих в заповедник «Столбы». Во всех госпиталях выпускались стенные газеты, боевые листки, шаржи.

За чтением газеты



Материальное снабжение

 

Питание раненых эвакогоспиталей было организовано через столовые общественного питания. В 1942 г. оно было удовлетворительным, в 1943 г. — резко ухудшилось. Для ведущей группы врачей в большинстве госпиталей были дополнительно организованы завтраки, единовременная выдача продуктов, приобретаемых в колхозах, совхозах. Помогали шефствующие колхозы и совхозы, которые доставляли в госпитали продукты — мясо, сало, масло, яйцо, овощи, лук, чеснок, сухофрукты, варенье, ягоды и др.

Самое важное — положение дел на фронте

В 1943 г. в ряде эвакогоспиталей для раненых не хватало костылей, запчастей для рентгенаппаратуры и физиотерапевтических установок, было недостаточно рентгенпленки, эфира, сульфита, карболки. В эвакогоспиталях появлялись свои умельцы, которые изобретали необходимую для лечения и диагностики аппаратуру. Так, доцент И.Н. Сакун изобрел кварцевую лампу, хирург С.Ф. Федоров сконструировал оригинальный деревянный аппарат для механотерапии, хирург-ортопед Н.А. Музыченко изготовил травматологический аппарат.

Для снабжения эвакогоспиталей кровью и ее заменителями в Красноярске была организована станция переливания крови, расположившаяся по пр. им. Сталина, 35 (теперь пр. Мира), которая снабжала кровью и сыворотками для определения группы крови все эвакогоспитали края. Здесь работали опытные врачи: терапевт А.А. Ветрова и врач-венеролог Л.Н. Корнеева.

Между эвакогоспиталями проводилось соревнование. Так, в ноябре 1943 г. лучшими были эвакогоспитали № 3487 (туберкулезный профиль) и 3496 (общехирургический профиль).

Лекарства выдаются строго по списку

В госпитале № 3487, где в основном были сосредоточены тяжелые больные, было проведено повышение квалификации всех врачей, среднего медицинского персонала, специалистами своевременно проконсультированы раненые, не было внутригоспитальных инфекций. Госпиталь принимал активное участие в сельхозмероприятиях. По всем показателям этот эвакогоспиталь завоевал первое место, и ему же досталось переходящее Красное знамя Управления эвакогоспиталей края.

Эвакогоспиталь № 3496 работал также на достаточно высоком уровне. Его врачи владели всеми необходимыми методами хирургического лечения. Среди раненых широко применялась трудотерапия.

По мере продвижения наших войск на запад, 28 госпиталей были реэвакуированы. В 1943—44 гг. продолжалась дислокация госпиталей. Их возвращали в западные районы страны (Ивановскую, Ярославскую, Кировскую и другие области) Эвакогоспитали № 984 и 3349 были свернуты На 1 января 1945 г. в крае остался госпиталь № 985 для долечивания тяжелобольных.

Шефская помощь

В годы войны над каждым эвакогоспиталем шефствовали трудовые коллективы различных предприятий города (Краслес, Красмаш, кондитерская фабрика, Речное пароходство, школы, вузы и др.). Студенты мединститута после учебы приходили в эвакогоспитали, где помогали делать перевязки, проводили уборку палат, выполняли работу санитаров, ухаживали за больными, писали теплые письма их родным. В помощь им и медперсоналу подключались учителя школ, школьники, которые читали газеты раненым.

За годы Великой Отечественной войны военные медики Красноярского края возвратили в строй 72,3 % раненых и 90,6 % больных солдат и офицеров. Такие высокие показатели медицинского обеспечения боевых действий были достигнуты впервые в истории военной медицины.

Самоотверженно трудились работники железнодорожного транспорта, на который легла основная тяжесть перевозок. На запад, к фронту, непрерывным потоком шли воинские эшелоны, на восток, в глубокий тыл, двигались поезда с эвакуированным населением, ранеными и промышленным оборудованием. Эшелоны с ранеными приходили в Красноярск один за другим. Труженики различных предприятий встречали санитарные поезда, участвовали в разгрузке раненых и оказывали помощь в эвакогоспиталях.

Из воспоминаний бывшей студентки Красноярского мединститута Ольги Тадеушевны Висневской, в годы войны работавшей на курорте «Озеро Тагарское», затем врачом «скорой помощи»: «Я уехала учиться в Ленинградский медицинский институт. Началась война. Вместе с институтом была эвакуирована в Красноярск. Родные встретили меня со слезами. Поскольку я была исхудавшей и болела тяжелой цингой, меня госпитализировали в специализированный госпиталь для блокадников, который располагался в ККБ № 1. После лечения продолжила учебу в Красноярском мединституте.

Окончив первый курс, стала работать санитаркой в эвакогоспитале № 985, где не хватало младшего медицинского персонала. Работать приходилось ночами, а днем — учеба в институте. Мы уставали, иногда засыпали на занятиях и лекциях. В каникулы выполняла работу палатной медсестры. Раненые просили принести из дома кислой капусты, моркови, свеклы. А один казах попросил принести сердце. Он сказал: «У нас в Казахстане такой обычай: если буду кушать сердце, то быстро поправлюсь». Нам, студентам мединститута, приходилось оказывать помощь в разгрузке раненых на железнодорожной станции. Были очень тяжелые больные в гипсе с ног до головы. Гипс тяжелый, носилки тяжелые. Бойцы с более легкими ранениями помогали нам выносить раненых из вагонов. Из госпиталей они уходили не домой, а снова просили отправить их туда, где шли бои. После третьего курса я работала старшей медсестрой в гарнизонном эвакогоспитале, где начальником был доцент Константин Филиппович Богданов, а начмедом Галина Петровна Мальцева. К нам приходили шефы и давали изумительные концерты, которые иногда проходили прямо в палатах. Женщины, девушки ухаживали за ранеными, некоторых забирали домой».

Тыл своими могучими плечами поддерживал фронт.



Под грифом «Совершенно секретно»

«Секретность, окружавшая лагеря, делала их еще более устрашающими, не было опубликовано ни одного списка арестованных, о лагерях в прессе не упоминалось, и все-таки каждый знал, что они составляют часть жизни, хотя друг с другом об этом никогда не разговаривали…». Алан Булок

В первые же дни войны с оккупированной территории в спешном порядке эвакуировались на восток заключенные. Прибывающие в Красноярск социально опасные граждане перераспределялись по краевым колониям и тюрьмам. Часть из них направлялась на север — строить Норильский комбинат, другие препровождались в Дальстрой, оставшиеся заключенные пополняли места лишения свободы в краевом центре для дальнейшего использования в качестве рабочей силы, катастрофически недостающей в городе.

Тюремные учреждения Красноярского края переполнились. Необходимо было создавать вблизи промышленных строек новые исправительно-трудовые лагеря, а в них структурные подразделения — колонии и лагерные пункты. Сотрудников для переселения и охраны заключенных катастрофически не хватало, ведь с первых дней войны они были призваны на фронт.

Большинство строительных объектов того периода именуются «….строительство и лагерь». Силами первых партий заключенных возводились бытовые и хозяйственные постройки будущих лагерей в труднодоступных, порой непроходимых местах. Учитывая суровый сибирский климат, отсутствие элементарной медицинской помощи и ухода, недостаток тепла, одежды стоит думать не только о том, сколько людей погибло, а удивляться тому, сколько их выжило.

В невероятно трудных условиях военного времени находились и сотрудники исправительно-трудовых учреждений. Решение важных государственных задач, поставленных военным временем, в отсутствии материально-технической и хозяйственной базы, было делом не из легких. Одномоментно приходилось соблюдать и режимные требования, и решать все вопросы жизнеобеспечения заключенных.

Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний УНКВД Красноярского края, несмотря на острую нехватку младшего рядового начсостава военизированной охраны, направлял своих сотрудников во вновь организуемые лагеря. Остающиеся на местах люди вынуждены были нести постовую службу до 20 часов сутки. По мере освобождения западных районов Советского Союза от немецких оккупантов создавались новые колонии для осужденных по обвинениям в измене Родине, а также за различные уголовные преступления, в том числе за бандитизм, грабеж, разбой. Затем в лагерях оказалась часть советских граждан, вывезенных на принудительные работы в Германию.



Енисейлаг

Приказом Наркома внутренних дел Берия от 16 ноября 1940 года было организовано Управление Енисейского исправительно-трудового лагеря и колоний УНКВД Красноярского края с дислоцированием в городе Красноярске.

Название крупного лагеря в Красноярском крае географически было определено тем, что его многочисленные лагерные подразделения располагались на берегах Енисея, охватив всю территорию края с севера на юг.

На вновь организованное Управление была возложена организация и техническое руководство строительством Красноярского сульфитно-гидролизного завода, Усть-Абаканского гидролизного завода, Красноярского аффинажного завода, также руководство деятельностью промышленных, сельскозяйственых колоний, инспекций, БИР, комендатур, трудовых и спецпоселков бывшего отделения исправительно-трудовых колоний Управления НКВД Красноярского края.

Новая структура объединила 19 отделов и отделений. Для охраны был сформирован отдельный дивизион ВОХР под руководством командира Шурыгина.

31 августа 1941 года Енисейлаг был включен в УНКВД как Управление лагерей и исправтрудколоний Красноярского края.

Для выполнения задания партии и правительства по оказанию практической помощи в восстановлении эвакуированных в наш край оборонных предприятий, Управлением исправительно-трудовых лагерей края в 1941 году были организованы колонии контрагентских работ на правом берегу Енисея: Злобинская (п/я 288/7), Зыковская (п/я 288/8) , Базайская (п/я 288/6), Усинская. Из числа заключенных этих колоний предприятиям оборонной промышленности выделялась установленная рабочая сила. Но реальные потребности в работниках из числа заключенных удовлетворялись в ряде случаев лишь на 60-70 процентов (Ладейская и Базайская КМР) — скудный рацион питания, антисанитарные бытовые условия не способствовали повышению трудоспособности.

Руководство колоний изыскивали возможности улучшить условия содержания заключенных с помощью местных ресурсов. Например, для профилактики цинги, широко распространенной среди заключенных, велась заготовка дикоросов, создавались постоянные рыболовецкие бригады. Для морального стимулирования 4 апреля 1941 года было учреждено переходящее Красное Знамя УНКВД Красноярского края. Одновременно с вручением переходящего Красного Знамени лучшей стройке по итогам квартала выдавалась денежная премия, отличившихся заключенных поощряли.

На протяжении ряда военных и послевоенных лет колонии контрагентских работ ликвидировались, заключенные перебрасывались в другие существующие и вновь открываемые подразделения края и за его пределы. Но названия промышленных колоний в составе Енисейлага — Красноярская, Качинская, Минусинская, Березовская, Канская, сельскохозяйственных колоний — Миндерлин-ская, Ширинская, Абанская, Усинская — навсегда останутся в исторической памяти нашего региона. Масштабы их деятельности были огромны.

Женский барак

23 сентября 1941 года в Красноярском крае было начато строительство Абаканского и Канского гидролизных заводов. 9 декабря 1941 года были начаты строительные монтажные работы на Красноярском гидролизном заводе. Решением Государственного Комитета Обороны окончание строительства первой очереди Канского и Красноярского гидролизных заводов было запланировано на июль 1943 года. В кратчайшие сроки нужно было соорудить здания, смонтировать оборудование, проложить железнодорожные ветки. Для выполнения важного государственного задания на строительную площадку был переброшен весь контингент здоровых заключенных. Работы велись в две смены, а 3 января 1943 года было принято решение о проведении фронтового месячника, ускорившего пуск заводов в срок, установленный ГКО.

23 декабря 1942 года Особое Совещание при Народном Комиссариате Внутренних Дел Союза ССР, рассмотрев ходатайства начальника УИТЛК УНКВД КК лейтенанта госбезопасности Ларионова, постановило досрочно освободить и снизить сроки наказания заключенным за высокие производственные показатели и отличное поведение в быту. Было освобождено 9 человек, 13-ти сокращены сроки наказания.

Бытовые условия заключенных во вновь организованных лагерных пунктах были не из легких. Полезная жилая площадь составляла 1 квадратный метр на одного заключенного. Постельные принадлежности отсутствовали, заключенные спали в верхней одежде, не раздеваясь. В питании отсутствовали жиры и мясо, их заменяли рыбой, крупой, мукой. Плохое питание, плохие жилищные условия не замедлили сказаться на здоровье заключенных. Ослабленных и больных не удавалось вовремя госпитализировать из-за отсутствия свободных больничных коек. На производстве случалось, что заключенных, пригодных только к легкому физическому труду, ставили на тяжелые физические работы. Подобные условия заключения привели к тому, что 27 процентов от общей численности в лагерном пункте ОЛП 1-го строительного района были инвалиды и больные, преимущественно пеллагрой. Смертность среди заключенных с начала 1943 года составила 8,5 процентов.

Продуктовый паек заключенных, занятых на строительстве, определялся нормой выработки производственных заданий. Не справляющиеся с нормативами получали пониженное питание, поэтому среди заключенных была распространена перекупка хлеба, продуктов.

Пеллагра — заболевание, один из авитаминозов, который является следствием длительного неполноценного питания. Кожа больных воспалялась и покрывалась «чешуйками».

В 1943 году в связи с сокращением фондов на муку и другие продукты питания всем категориям заключенных норма выдачи хлеба была уменьшена на 100 грамм. Мясо было заменено кониной за счет выбраковки лошадей. Кости использовались на несколько приготовлений пищи. Хлебные формы прекратили смазывать растительным маслом, для этого использовали соевую муку. Продажа сахара в ларьках для заключенных была прекращена.

В тяжелых условиях военного времени администрация лагеря попыталась разрешить создавшуюся ситуацию. Больные пеллагрой заключенные были переведены в сельхозколонии. При лагерях были организованы оздоровительно-профилактические пункты. Был установлен строжайший учет продуктов питания, предназначенных для заключенных.

Несмотря на все трудности, в августе 1943 года были сданы в эксплуатацию первые очереди Кан-ского и Красноярского гидролизных заводов. Объекты были построены силами заключенных 1-го и 4-го районов УИТЛК — часть оборудования изготовили своими силами, дефицитные привозные материалы заменили местными, ряд конструкций упростили.

Обстановка военного времени повлияла и контингент заключенных края. Исправительно-трудовые учреждения в этот период пополнялись осужденными за прогулы, нарушение трудовой дисциплины и незначительные должностные преступления.

На 1 декабря 1942 года в крае из 13 099 человек, привлеченных к ответственности за прогулы, были осуждены 12 844, не лишены свободы — 255, из них 174 состояли на предварительном учете и 81 человек — в розыске.



Норильлаг

Для того чтобы на карте нашей страны появился новый город под названием Норильск и заработал его знаменитый комбинат, необходимо было построить узкоколейную железную дорогу протяженностью 115 км от Норильска до Дудинки. А также надо было возвести жилые помещения, склады, обеспечить местную энергетическую базу, построить угольные штольни, электростанцию, разрешить проблему водоснабжения, подготовить рудную сырьевую базу комбината — построить рудники и начать добычу руды, а затем освоить ее переработку.

На месте работ Наркомат внутренних дел приказал организовать Норильский исправительно-трудовой лагерь НКВД СССР. К началу строительства на территории будущего Норильского комбината имелось всего два домика кооперативной фактории, вокруг кочевало небольшое количество семей из местных народов Севера.

В навигацию 1935 года была завезена первая партия заключенных, которые шли пешком по тундре от расположенной на Енисее Дудинки до Норильска.

Общая численность первого норильского этапа составила 1 200 человек, а уже на 1 января 1941 года в Норильском ИТЛ содержалось 20 320 заключенных.

Лагерь подразделялся на пять лаготделений, из которых четыре находились в Норильске и одно в Дудинке. Кроме того, имелось восемь лагпунктов: 1- лагерный пункт кирпзавод, 2- л/п Валек, 3 — Бургородок, 4 -102 км, 5- 105 км, 6 — Норильск 2 (содержались слабосильные заключенные, инвалиды), 7 — Каларгон (штрафной лагпункт для злостных отказчиков), 8 — транзитный лагпункт для содержания подследственых военнопленных из Финляндии).

В Норильском лагере до войны было расконвоировано больше 6 000 заключенных. 22 и 23 июня 1941 года списки бесконвойников были пересмотрены, 4 000 человек были возвращены под конвой. Лагеря были разукрупнены. Например, в 1-м и 2-м лаготделениях содержалось до 11 000 заключенных, и в таких условиях трудно было изучать настроение лагеря и вести борьбу с внутренним лагерным бандитизмом. Особенность Норильского лагеря заключалась в том, что он был отдален от культурных районов. На случай каких-либо осложнений в лагере нельзя было ожидать помощи извне.

Строительство Большого металлургического завода в Норильске

На 1 января 1943 года в Норильлаге содержалось 30 757 заключенных, из них бесконвойных 3 767 человек.

Охрану лагеря осуществляли бойцы ВОХР, численность которых на 1 января 1944 года составляла 2 488 человек. Из них отдельный отряд из двух дивизионов был расквартирован в Красноярске, семь дивизионов — в Норильске, один — в Дудинке. Еще было три отдельных взвода, один из них — в Игарке. Несмотря на такую разбросанность, охранники не имели своих средств связи и передвижения.

Из-за плохих бытовых условий и скудного питания ежедневно из числа бойцов ВОХР освобождалось по болезни 40-50 человек. Овощей в Норильске было мало, отпускались они только в больницу и руководящим работникам комбината. Рядовому составу приходилось готовить однообразную пищу. В некоторых подразделениях во-хровцы жили в палатках и спали по 2-3 человека на одной койке.

Цинга — болезнь, вызываемая острым недостатком витамина C (аскорбиновая кислота). Десны начинают сильно кровоточить, затем выпадают зубы. На коже выступают кровоизлияния. Заболевший ослаблен и вял.

Положение с кадрами было тяжелое. В Норильске на 1 июня 1944 года при общей численности 3 362 недокомплект составил около 400 человек. Имеющиеся кадры требовалось срочно заменить ввиду слабого здоровья и непригодности к работе в условиях Заполярья.

Несмотря ни на что, уже 29 апреля 1942 года был получен первый норильский никель, комбинату и лагерю было присвоено звание лучшего предприятия НКВД.

В исторический момент, когда Красная Армия перешла государственную границу СССР на протяжении 85 км, по всем лагподразделениям Норильлага были проведены митинги, на которых заключенные брали на себя обязательства по перевыполнению плана. Сообщение о победах советских войск вызвало небывалый моральный подъем — заключенные заработали и перевели в фонд обороны 1,5 миллиона рублей, изготовили игрушки, обувь, одежду в помощь детям горняков Донбаса, подарили свои вещи.

С целью сохранения контингента в работоспособном состоянии с 1 января 1943 года в системе Норильского комбината и лагеря был организован промыслово-заготовительный отдел. План заготовок на 1944 год составил: сырой рыбы — 20 000 тонн, промысел нерпы — 200 штук, морского зайца — 150 штук, отстрел оленя — 3 000 голов, зайца — 1 000 штук, дичи — 15 000,песца — 1 000, заготовка хвои — 150 тонн.

Центральный штаб трудового соревнования учредил почетное звание для коммунально-бытовых учреждений: лучшая кухня Норильлага, лучшая сапожная, портновская мастерская, лучшая пекарня, лучший дневальный, лучший банно-прачечный блок, лучшая производственная, санитарно-бытовая, клубно-массовая секции.

17 октября 1945 года Норильскому комбинату было присуждено переходящее Красное Знамя ГКО по результатам работы за сентябрь. Норильская ТЭЦ тоже получила переходящее Красное Знамя ГКО.



ИТЛ Красноярского аффинажного завода № 169 (Аффинажстрой)

У истоков создания завода стояли выдающиеся ученные и производственники из числа заключенных — И. Я. Башилов, Р. Л. Мюллер, В.К. Кострикин, К. Белоглазов, С. М. Анисимов, Недлер, В. Г. Хлопин. Работая в конструкторском и технологическом бюро 4-го спецотдела при заводе (так называемой «Шарашке»), осужденные по 58-ой статье ученые и инженеры создали предприятие, ныне именуемое «Красноярский завод цветных металлов».

Строительство аффинажного завода напрямую связано со строительством Норильского комбината с разницей во времени в четыре года. При переработке сульфидно-полиметаллической руды на Норильском комбинате, было обнаружено, что в остающихся шламах содержится большой процент драгоценных металлов. С целью получения платиновых металлов из шламов, правительством было принято решение по строительству аффинажного завода в Красноярске. Начальником 2-го строительного района Енисейлага, вновь создающегося лагеря и строящегося завода был назначен М.И. Гутман. На строительстве завода на 1 января 1941 года работали 961 человек из числа заключенных.

Спустя два года после закладки первых объектов, на заводе произвели первую продукцию — 1 291 г промышленной платины и 3 235 г палладия в порошке. Принимая во внимание, что аналогичных предприятий до момента пуска Красноярского аффинажного завода не было, и учитывая тяжелейшие годы Великой Отечественной войны, понимаешь, что значили эти граммы для страны.



Трудовые колонии для несовершеннолетних

 

Одновременно с организаций лагерей и колоний для взрослых на территории Красноярского края создаются трудовые колонии для содержания в них беспризорных и безнадзорных, а также детей и подростков, неоднократно замеченных в мелком хулиганстве и других незначительных преступлениях.

Беспризорных детей спецпереселенцев, не имеющих родителей, ближайших родственников, а также детей, чьи родители убыли по мобилизации в трудовую армию или находились в бегах, направляли в детские приемники распределители края — Абаканский, Минусинский, Канский, Красноярский, Ачинский. Из детприемников беспризорников распределяли в детские дома, на трудоустройство в трудовые воспитательные колонии и на воспитание в семьи трудящихся.

Количество воспитанников в трудовых воспитательных колониях края доходило до 300-500 человек, возраст детей и подростков составлял от 11 до 16 лет .

Дети и подростки, направленные в трудовые воспитательные колонии, за время содержания получали трудовую квалификацию. В Красноярском крае существующие колонии имели разные профессиональные профили: Канская трудовая воспитательная и Березовская трудовая — деревообрабатывающие, Абаканская трудовая воспитательная — металлообрабатывающая, Красноярская трудовая воспитательная — смешанная.

Большая обогатительная фабрика в Норильске, 1945 г.

Воспитанники металлообрабатывающих колоний выпускали слесарно-монтажный инструмент, хозяйственное чугунное литье, запасные части к сельхозмашинам, радиаторы, кровати. Воспитанники деревообрабатывающих колоний изготавливали мебель, учебно-наглядные пособия.

Производственное обучение воспитанников было организовано в собственных мастерских и подсобных хозяйствах и на базе индустриальных и сельскохозяйственных предприятий УНКВД края. Основой содержания детей и подростков в трудовой воспитательной колонии был производительный труд, который сочетался с производственным обучением. При успешном окончании всего курса обучения, воспитаннику выдавался аттестат.

Все ребята учились в общеобразовательной неполной средней школе при колонии и занимались в кружках. Для воспитания политического сознания в колониях регулярно проводились беседы и лекции о Великой Отечественной войне, о положении на фронтах и о международном положении. В каждой колонии был организован досуг воспитанников — вечера самодеятельности, художественные выставки, киносеансы.

По итогам хозяйственной деятельности за 1944 год трудовые и трудовые воспитательные колонии Красноярского края план промышленного производства выполнили успешно, задание ГКО по выпуску гранат на 111,6 процентов, по изготовлению запасных частей для сельхозмашин на 137,4 процента, капитально отремонтировали и реконструировали три школьных здания на 1 500 учащихся. Наилучших результатов добилась Канская трудколония.



Черногорский специальный ИТЛ

Апрельский Указ Президиума Верховного Совета 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов и изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников» имел прецедентное значение для Управления исправительно-трудовых лагерей Красноярского края.

7 января 1944 года нарком Берия подписал приказ «Об организации специального Черногорского лагеря в Красноярском крае». Лагерь специализировался на добыче угля и именовался «Черногорский специальный исправительно-трудовой лагерь НКВД». В нем был установлен особо строгий режим для заключенных, обвиненных в немецком пособничестве, шпионаже и измене Родине.



Краслаг

Крупнейшей лесной лагерь ГУЛАГа располагался в Канском, Ирбейском, Саянском, Иланском, Нижнеингашском и Рыбинском районах. Возникновение Краслага в предвоенные годы было обусловлено стремительным ростом численности заключенных поступающих в край с присоединенных к СССР территорий: Западной Белоруссии, Западной Украины, Бесарабии, Литвы, Латвии, Эстонии.

Наряду с уголовными преступниками в Краслаг этапировали граждан, которые были объявлены социально-опасными элементами. Так, например, в начале войны в Краслаг стали поступать поволжские немцы.

Охрану лагеря, осуществляли бойцы ВОХР, вооруженные отечественными винтовками, японским и французским оружием. Иностранное вооружение числилось номинально, запасные части к нему отсутствовали. Однако, несмотря на трудности службы, нехватку обмундирования и вооружения, несвоевременную выдачу зарплаты, отсутствие элементарных жилищных условий бойцы ВОХР добросовестно исполняли служебные обязанности. В 1942 году из 274 бежавших заключенных, ими было задержано 274 человека и более того — было задержано 16 заключенных бежавших из других лагерей.

На 1 января 1943 года в Краслаге содержалось 16 349 заключенных и 5 352 мобилизованных немцев, всего 21 701 человек. Лагерный контингент размещался на 44 точках, из них 40 лагерных пунктов и подкомандировок имели ограждение зон, в 4 подкомандировках ограждания зон носили временный характер. Лишь 26 зон освещались электричеством, в остальных для освещения в ночное время разжигали костры по охранному периметру. Весь рецидив лагеря сосредотачивался в Жердобин-ском ОЛП.

Организация и существование огромного лагеря в непроходимой сибирской тайге — задача весьма затруднительная, тяжелым бременем она легла на плечи его первых начальников: капитана ГБ Шатова-Лившена С.И, капитана ГБ Почтарева Г.М. подполковника ГБ Филиппова А.В..

Строительство лагерных пунктов не прекращалось ни днем, ни ночью, ни о каких охранных сооружениях не было и речи, людей охраняла глухая тайга, толпища гнуса, непроходимые болота. Силами заключенных в кратчайшие сроки строились бараки, бытовые помещения, одновременно возводились промышленные объекты, строились дороги.

Условия военного времени требовали четкого выполнения поставленного плана по заготовке лесопродукции. Ввиду отсутствия техники, частой поломки тракторов, заготовка леса на 60 % происходила ручным способом.

Физическое состояние лагерного контингента вызывало обеспокоенность и тревогу — на 1 июля 1943 года годных к тяжелому физическому труду заключенных было 1 059 человек (7,6%), к среднему — 2 445 человек (17,2%), к легкому — 5 599 человек (40,3%), инвалидов с остаточными травмами 2 307 (16,5%), инвалидов полных 2 583 (18,4%). Из 6 192 трудмобилизованных немцев годны к тяжелому физическому труду были 762 человека, к среднему — 2 429 человек, к легкому — 2 883 человека.

Руководством лагеря прилагались все усилия для улучшения рациона питания, как сотрудников, так и осужденных. Личным составом охраны в 1943 году было обработано 25,5 га земли, занимаемой коллективными огородами, засолено две тонны черемши, заготовлено сено, грибы, в большинстве подразделений практиковалось свиноводство, охота на диких животных, ловля рыбы.

Под руководством партийной организации Нижнепойменского отделения Краслага в 1943 году коллектив и его подразделения, оказывая помощь фронту, к 25-й годовщине РККА собрал 100 продовольственных посылок. После прорыва блокады, для населения героического города Ленинграда, направил 24 000 рублей, продукты питания и предметы первой необходимости. К 1 Мая направил 90 посылок с вещами в помощь детям, потерявшим родителей на фронтах войны. На строительство 2-х дивизионов зенитных пушек «Красноярский чекист» собрали 259 482 рубля. Женсовет Краслага взял шефство над эвакуированным детским домом из Ленинграда, помогая продуктами и вещами.

Комсомольцы подразделений к 25-й годовщине Ленинско-Сталинского комсомола провели воскресник, в котором приняли участие все рабочие, служащие, домохозяйки, школьники. Заработанные средства направили на постройку авиаэскадрильи имени «25 годовщины ВЛКСМ». Рабочие, служащие, сотрудники ВОХР и трудармейцы Краслага на 5 апреля 1944 года собрали средства в фонд обороны Родины — на постройку авиаэскадрильи имени «тов. Л. П. Берия» на сумму 1 010 496 рублей.

На митинге, состоявшемся 16 сентября, начальник управления НКВД по Красноярскому краю полковник госбезопасности Семенов вручил коллективу Краслага переходящее Красное знамя за успехи, достигнутые в социалистическом соревновании по развитию сельского хозяйства лагеря в 1943 году.



Специальное строительство НКВД №218

В годы войны территория Восточной Сибири стала базовой для западного крыла новой воздушной трассы Аляска–Сибирь. Помимо мобилизации людских ресурсов на фронт, через Красноярский край осуществлялась поставка авиационной техники и стратегических товаров из США.

В соответствии с приказом Народного Комиссара Внутренних дел Союза СССР в апреле 1941 года для осуществления строительства оперативных аэродромов для ВВС Красной Армии в городах Канске и Красноярске было организовано специальное строительство № 218. Аэродромы строили заключенные, осужденные за бытовые преступления.

Возникшие сложности были связаны с военизированной охраной стройки № 1661. Об этом говорится в докладной записке от 3 сентября 1943 года начальника ОЛП Б.М. Мудрецова: «на контингент из 1 563 заключенных вместо положенных 6,5% те. 101 бойца, имеется всего 63 человека, в том числе 10 женщин, отобранных мною 2 дня назад из мобилизованных, мало знакомых с огнестрельным оружием и совсем не знакомых с уставом конвойно-караульной службы. Эти женщины сейчас фактически проходят стажировку. Абсолютное большинство стрелков из раненных бойцов, которые из-за некомплекта по ВОХР находятся в карауле до 16 часов и более и явно не могут проявить достаточно бдительности. Фронт работ на строительной площадке растянут на 1 200 метров, и рабочие з/к 700-800 человек в каждую смену берутся в оцепление 8-9 стрелками за неимением таковых, и как вывод — с площадки происходят частые побеги. 29. 07. с.г. был совершен групповой побег 5-ю заключенными, из которых задержан пока один. За 1943 год в бегах по ОЛП находится 24 человека заключенных, из которых 18 бежало в августе. Кроме того, для окарауливания заключенных ежедневно приходится в ночные смены выделять 4 человека из вольнонаемного состава, которые снимаются прямо с работы и идут в конвой без отдыха».

Строительство аэродромов имело, безусловно, огромное значение для стратегического потенциала страны. В дальнейшем функционирование этих аэродромов обеспечило беспрецедентную перегонку истребителей «Аэрокобр» и «Киттихауки» на фронт.



Военная быль Норильского комбината
1941 год

За последние месяцы расстреляны 25 человек, в основном за побег из лагеря.

Сортировка руды на руднике «Угольный ручей», 1941 г.

План валовой продукции Норильский комбинат выполнил на 161 процент. Угля добыто в 1,5 раза больше, чем в 1940-м, руды в 2,7. Вдвое выросли железнодорожные перевозки. Шла реконструкция ММЗ (малого металлургического завода). Расширили опытно-обагатительную фабрику, литейный и кузнечный цехи, ВЭС-2. Побороли дизентерию, так как получили бактериофаг на местных штаммах (врач з/к М. П. Гусакова).

За первую военную неделю горняки рудника №1 выдали месячную норму руды. На комбинате 750 ударников и стахановцев. Грузооборот порта составил 358,9 тысяч тонн (123 процента к плану).

Основан рудник «Таймырский». Начато строительство коксохимзавода. Начато производство ангидрит-цемента. Проведен первый воскресник в фонд обороны.

Руководитель Норильлага А.П. Завенягин (второй справа)

Открылся Заполярный драматический театр.

 

1942 год

Первые дома на Нулевом пикете

На малом металлургическом заводе получили катодный никель.

Основные силы строителей были сосредоточены на объектах металлургии: началось строительство кобальтового завода.

На Ламе смонтирована витаминная установка. Хвойный напиток, ужасно горький на вкус, спас норильчан от цинги.

Сформирован маршевый полк. 11 июня состоялся митинг в клубе профсоюзов и торжественные проводы. По данным горвоенкомата, за период 1941 — 1945 гг. ушли на фронт 7 606 норильчан.

Год рождения первой улицы Нового города, названной в честь обороны Севастополя.

Готовая продукция Малого металлургического завода, 1942 г.

17 августа 1942 начальник норильского комбината Панюков издал приказ об итогах весеннего сева, организации уборочных работ и о подготовке к зиме в совхозах. В обстановке войны с немецко-фашистскими захватчиками, перед совхозами комбината поставлена важнейшая задача обеспечения трудящихся овощами, картофелем и продуктами животноводства.

13 декабря торжественный гудок возвестил о пуске первой турбины ТЭЦ мощностью 25 тыс. киловатт. 25 декабря строителям вручено переходящее знамя ГКО.

Одна из первых улиц нового города



1943 год

Большой металлургический (будущий никелевый) завод, веденный в эксплуатацию в эксплуатацию в феврале, выдал сначала черновой никель, а с апреля — электролитный.

Продолжались взрывные работы на «Угольном ручье».

Началось строительство угольной шахты в Кайеркане. Жильем для рабочих служил населенный пункт Каларгон. На строительство прибыли 900 юношей и девушек, направленных крайкомом комсомола.

Началось строительство Большой обогатительной фабрики, малый цех электролиза никеля реконструирован под электролиз меди.

Один из бараков Норильлага

Строительство никелевого завода, 1942 г.

Уборка репы в совхозе «Норильский», 1942 г.

Животноводческая ферма в совхозе «Норильский», 1943 г.

Норильск производил огнеупорный кирпич и цемент, серную кислоту и взрывчатку, бензин и битумы, химическую и кухонную посуду, самоходные суда и глюкозу, витаминный экстракт из хвои и кетгут из оленьих жил. Писчую бумагу получали, обесцвечивая в гипохлориде исписанную. Делали карандаши и челноки для швейных машин, столы и табуретки, детские ходики.

Девушки из электролизного отделения, 1943 г.



1944 год

По новой городской улице Севастопольской ходят автобусы, ездят «воронки» и американские «студебекеры». В ходу гужевой транспорт. Форма одежды — скромная. Кое-что выдается по ордерам.

Гужевой транспорт на улицах Норильска

Вид металлургического завода, 1944 г.

Карточная система. Но народ более сыт, чем в иных краях. Хочется уюта. В квартирах на стенах коврики с лебедями. 26 августа норильским хозяйкам со страниц газеты «За металл» достается за такую безвкусицу.

Комсомолки участвуют в лыжном кроссе, изучают винтовку и санитарное дело, работают дежурными электриками и на прочих мужских работах.

Главное, чем живет Норильск, — дать как можно больше металла фронту. С такой просьбой обращаются со страниц газеты коммунисты и комсомольцы гвардейской Таманской дивизии к коммунистам, комсомольцам, трудящимся поселка Норильск.

18 мая опубликована правительственная телеграмма: Иосиф Сталин передает привет и благодарность Красной Армии за собранные трудящимися Таймырского национального округа деньги.

Юные норильчане отдыхают в пионерском лагере «Таежном»: собирают ягоды, грибы, ловят рыбу, помогают совхозу окучивать картошку и собирать ягоды.… После «мертвого» часа пьют парное молоко, едят варенье.

24 августа газета «За металл» сообщила о вручении переходящего Красного Знамени Государственного Комитета обороны Норильскому комбинату.

Первый каток в Норильске. Старый город, 1944 г.



1945 год

Колоссальный опыт, уникальные исследования специалистов обеспечили разработку технического проекта первой очереди комбината, законченной к 1 мая 1945 года. 3 000 листов чертежей, 3 000 страниц текста пояснительных записок. 1 100 томов проекта и 2 000 смет составили объем выполненных за полгода работ. В проекте представлены оригинальные решения, особенно в строительной и технологических частях.

Дояр совхоза «Норильский», 1945 г.

Новый проект предусматривал вдвое увеличить выпуск металла, поскольку 1945 стал еще и годом освоения мощности, установленной Постановлением Совнаркома в 1935 году.

Ясли-сад в Норильске, 1943 г.

Условно-досрочное освобождение, как амнистия в связи с победой над гитлеровской Германией (7 июля 1945 года), касались в основном осужденных на срок не свыше трех лет. Политическим за ударную работу сокращали сроки заключения. Всего по амнистии 1945 года освобождено 8 078 человек, из них около 7 000 осталось в Норильске.

 

Победный год стал последним годом жизни для 1 458 невольников, 109 вольнонаемных норильчан. Это число было бы значительно больше, если бы талантливые доктора Л. Б. Мардна, В. А. Кузнецов, А. Я. Дзентис, А. П. Гейнц, С. И. Туминас, А. В. Миллер не спасали людей от смерти даже в безнадежных случаях.

А мог ли кто-нибудь спасти расстрелянных летом 45-го каторжников: украинского крестьянина Федоришина Павла Ананьевича и немецкого учителя Пенера Франца Францевича, совсем еще молодых?

Как не вспомнить Александра Солженицина: «Поминая героев Отечественной войны, не забудьте этих…».

Малая обогатительная фабрика, 1945 г.


Источники: «Одолевшие судьбу. Воспоминания очевидцев». Красноярск, год и место издания не указаны. В.Н. Шевченко. Создание оборонной промышленности Красноярского края в годы Великой Отечественной войны», Красноярск, 2005 г. Красноярцы в Великой Отечественной войне. Материалы межрегиональной межвузовской научной конференции, посвященной 60-летию Победы СССР в Великой Отечественной войне, Красноярск, 2005 г. Красмаш в годы войны, материалы предоставленные ОАО «Красмаш» из книги «Щит и меч Родины». Абаканцы во время войны. Газета «Абакан», 6 мая 2009 года. Материалы Архивного отдела администрации Каратузского района по данным — Ф.Р. - 511/33, Оп.-1, Д-214, ЛЛ-247, Ф.Р.-511/33, Оп.-1, Д-216, ЛЛ-326, Ф.Р.-511/33, Оп.-1, Д-219, ЛЛ-98. Архивный отдел администрации Балахтинского района, Ф. Р-39. Оп. 1. Д. 23. Л.16.

 
разработка — ООО "СибПэй"