Между миром и войной
Военное образование и военная подготовка


В первые годы войны

В Красноярском крае еще до начала войны была создана сеть военных училищ. Например, в 1934 г. открылась Красноярская школа военных техников, которая готовила командиров Красной Армии и параллельно вела подготовку техников железнодорожного транспорта. Обучались в школе техников 3 года и 7 месяцев.

Курсанты школы пользовались всеми правами военнослужащих, находившихся на действительной военной службе: были расквартированы в казарменном порядке, находились на полном государственном иждивении и централизованно снабжались обмундированием и питанием. В годы войны плановые занятия в школе продолжались не меньше 11 часов в сутки.

Также существовала 52-я Красноярская окружная школа младших авиаспециалистов (ОШМАС), которая в годы войны внесла значительный вклад в комплектование авиаспециалистами частей ВВС.

Кроме того, в Канске располагалось пехотное училище и Канская 118-я ШМАС (школа младших авиационных специалистов), с 1940 г. ставшая военно-авиационной школой стрелков-бомбардиров (расформирована в августе 1942 г.), а в Ачинске действовало военно-пехотное училище.

С началом войны сеть военных учебных заведений края значительно пополнилась за счет эвакуации военных училищ из центральной России. Уже летом 1941 года в Красноярск было эвакуировано 1-е Киевское Краснознаменное артиллерийское училище им. С.М. Кирова. Многие его преподаватели уже приобрели боевой опыт новой войны, обороняя город Киев. После тяжелых ранений направляли в это училище и фронтовиков, они обучались вместе с юными парнишками. В жуткий холод курсанты овладевали секретами ведения боя, разведки, учились менять тактику в зависимости от сложившейся ситуации.

В 1941—1942 годах в Красноярск и другие города Красноярского края были перебазированы более десятка училищ и военных спецшкол.

В августе 1941 г. в Ачинск прибыло Киевское военно-пехотное училище им. рабочих Красного Замоскворечья, а в Красноярск было эвакуировано Киевское военное училище связи им. М.И. Калинина, где уже в декабре 1941 г. был проведен первый выпуск командного состава, который учился по краткосрочной программе подготовки. В апреле 1942 г. Генеральный штаб Красной Армии поставил перед руководством училища новую задачу — готовить для фронта связистов из числа девушек, которые вступили в ряды Красной Армии. В 1943 г. училище выпустило 500 офицеров.

Сумское артиллерийское училище им. М. В. Фрунзе

Чуть позже, 5 октября 1941 г., было эвакуировано Сумское артиллерийское училище им. М.В. Фрунзе, которое первоначально должны были перебазировать в Томск. Однако в пути следования, на станции Тайга, конечная точка маршрута была изменена, и эшелоны направлены в Ачинск. Эвакуацию училища возглавляли помощник начальника училища по учебно-строевой части майор И. Ф. Ермаков и помощник начальника училища по тылу капитан К. Ивлев.

Перед училищем на новом месте встали сложные задачи: укомплектование личным составом, лошадьми и материальной частью (все оборудование при отъезде с фронта училищем было передано частям действующей армии), создание учебно-материальной базы для занятий. Все эти задачи надо было решить в кратчайший срок и приступить к регулярным занятиям. Большую помощь училищу оказал Военный совет Сибирского военного округа — были выделены лошади и материальная часть артиллерии.

В учебном классе химической  подготовки

В Ачинске училищу были отведены три двухэтажных здания (солдатские казармы) и одно небольшое здание под учебный корпус. В двух зданиях на двухъярусных кроватях размещались курсанты и солдаты. В третьем — управление училища, клуб, столовая для командного состава.

Часть занятий проводилась прямо в спальных помещениях. Некоторые командиры получили квартиры в военном городке, но многие из них жили на частных квартирах. Вскоре в Ачинск из Чкаловской области прибыло большинство семей военнослужащих.

Неприветливо встретила сибирская зима артиллеристов. Морозы достигали 40—45°, теплого обмундирования было недостаточно. Надо было своими силами заготовить овощи для личного со става и фураж для лошадей. Срочно надо было создать свое подсобное хозяйство.

В те годы и в глубоком тылу было нелегко. Недостаток учебно-материальной базы, недостаточное обеспечение не давали права снижать качество подготовки курсантов. Военный совет округа, командование училища делали все возможное, чтобы в кратчайший срок приступить к регулярным плановым занятиям. Чтобы готовить курсантов с учетом опыта войны, часть командного состава была командирована на фронт на стажировку. В этих же целях срок обучения курсантов был увеличен с 4 до 6 месяцев, а затем до 8 месяцев.

Ни сильные сибирские морозы, ни ветры не могли помешать нормальной учебе. Продолжительность занятий — 10 часов и 2 часа самоподготовки, не считая ночных выходов в поле на тактические занятия. Особое внимание уделялось обучению практике борьбы с танками противника, бою батареи в окружении и выходу из него.

В практике подготовки данных для стрельбы применялся метод стрельбы без записи («на память»). Все зачетные артиллерийские стрельбы проходили с оценкой «хорошо» и «отлично». Большая часть занятий была вынесена в поле.

Весь коллектив преподавателей настойчиво работал над усовершенствованием учебно-материальной базы. Были оборудованы полигоны для артиллерийских стрельб, построен инженерный городок и полоса препятствий. Преподаватели артиллерии во главе с полковником Н.А. Байдой подготовили и выпустили учебное пособие по артиллерии, намного облегчившее преподавание и усвоение курса артиллерийской стрельбы. Некоторые методические разработки цикла тактики были приняты Управлением Артиллерии ВУЗ и рекомендованы другим артиллерийским училищам. А силами офицеров цикла стрельбы были сделаны классные и большой механизированный полигон для решения всех задач артиллерийско-стрелковой подготовки. Кроме того, был создан винтовочный полигон для отработки задач винтовочным патроном. Артиллерийско-стрелковые тренажи проводились ежедневно. Цикл топографии во главе с майором Кузиным неоднократно отмечался инспекцией за хорошее обеспечение боевых стрельб и умелое обучение курсантов. Силами цикла был создан и оборудован наглядными пособиями класс топографии.

Настойчивый труд курсантов и преподавателей давал свои плоды. Уже первый выпуск командиров, который состоялся 4 апреля 1942 года, был произведен с высокой оценкой: 87,2 % выпускников получили хорошие и отличные оценки. А в 1943 году такие оценки получили уже 90,4 % выпускников.

За два года пребывания училища в Ачинске было произведено 11 выпусков командиров взводов и 3 выпуска политработников. Выпускники сразу же направлялись на фронт, в действующую армию. Сумское артиллерийское училище по отзывам фронтов стояло в пятерке лучших училищ страны.

2 сентября 1943 года город Сумы был освобожден от немецко-фашистских войск, и сразу встал вопрос о возвращении училища в свой родной город. В начале 1944 года от училища была послана команда для подготовки помещений и учебных классов. А с 21 по 27 июля 1944 года тремя эшелонами училище было отправлено из Ачинска, 6—12 июля прибыло в Сумы.

В 1942—1943 гг. в Красноярский край прибыли:
в город Минусинск — Орджоникидзеградское (ОрВО) автомотоциклетное (бывшее пехотное) училище;
в город Канск — Дальневосточная школа военных переводчиков;
в город Красноярск — Высшее военно-морское училище имени Фрунзе, Военно-морское медицинское училище, Харьковская военная авиационная школа стрелков-бомбардиров и другие учебные заведения;
в село Рыбное Рыбинского района — Ростовская-на-Дону артспецшкола № 11;
в город Енисейск — специальная средняя школа ВВС № 12;
в город Черногорск — 6-я Воронежская военно-авиационная школа пилотов первоначального обучения, Бирмская военная авиационная школа пилотов, 1-я Киевская ВАШП, Сталинградская ВАШП.

В большинстве своем эвакуация прошла организованно и слаженно.

 

Прибыв к месту новой дислокации, практически все учебные заведения столкнулись с острой проблемой нехватки площадей для учебных аудиторий и расселения личного состава.

 



Класс тренажеров

Ростовская-на-Дону артспецшкола № 11

Самая плачевная ситуация сложилась в селе Рыбном. В докладной записке на имя заместителя наркома просвещения РСФСР указывалось, что школа была размещена в десяти деревянных зданиях в радиусе 1—2 км и 23 километрах от райцентра и железной дороги, что затрудняло подвоз провианта для курсантов. Занимаемые школой здания требовали среднего и капитального ремонта.

В селе имелась баня, однако ее пропускная способность была крайне низкой — всего 20—30 человек в сутки, при этом отсутствовали прачечная и дезокамера. Кладовая в школе не была приспособлена для хранения продуктов питания, имелась лишь столовая летнего типа, в которой не было возможности для приготовления пищи, а посуду невозможно было помыть из-за отсутствия горячей воды. Учебных классов в школе также не было, учащиеся занимались там, где и спали. Остро ощущался недостаток питьевой воды, поскольку речная вода, по заключению врачей, для употребления была не пригодна, а колодцев в селе было мало.

Внутренний порядок помещений, где располагались курсанты, также оставлял желать лучшего — грязь всюду, стены грязные, много клопов, в помещении общежития духота, форточки отсутствовали, не было умывальников, поэтому учащиеся часто вообще не умывались. В силу этого повсеместно были распространены кожные заболевания (чесотка, фурункулы и т. д.). Все учащиеся были завшивлены, не было белья для смены. Дирекция принимала все возможные меры по борьбе с клопами и вшами, из-за отсутствия бани и дезокамеры вшивость ликвидировать не могли.

На момент проверки в школу уже на протяжении 6 месяцев не поступали постельные принадлежности, поэтому учащиеся были вынуждены спать на голых нарах, на полу, на столах, там, где теплее и не было клопов. Практически полностью отсутствовало вещевое снабжение — 50 человек вынуждены были ходить в нижнем белье, летнее обмундирование также отсутствовало. На момент проверки на 351 учащегося имелось всего 100 пар валенок, которые находились в общем пользовании, верхняя одежда (гимнастерки и брюки) была только у 280 человек, а остальные ходили буквально в лохмотьях. В комнатах практически отсутствовала мебель, в том числе не было классных досок, столов, стульев, скамеек.

Продовольственное снабжение учащихся находилось в самом тяжелом положении. Школа не имела продуктов питания — картофеля, круп, мяса и т. д. Из-за отсутствия транспорта продукты не могли быть подвезены, т. к. расстояние подвозки от базы снабжения и от железной дороги до школы составляло 25—30 километров. Все это приводило к тому, что отпускаемые нормы для питания были существенно ограничены, чтобы избежать полного голода учащихся. Хлеба школа также нормально не получала. Как правило, хлеб выдавался горячим, сырым и очень низкого качества, что вело к большому количеству желудочных заболеваний.

Тем не менее даже в таких тяжелых условиях занятия продолжались. В результате проверки школы было принято решение о ее срочной передислокации в любой районный центр края, где условия были бы лучше. Таким местом стал Ачинск. Уже 20 августа 1943 г. все имущество и личный состав школы прибыл к месту нового расположения. На этот раз школу разместили в здании бывшей средней школы № 6 и техникума Совторговли по улице Льва Толстого, 14.

Новые условия были далеки от идеальных, однако всего за месяц силами учащихся и преподавателей была починена система отопления и проведен небольшой ремонт. С 27 сентября 1943 г. в артспецшколе № 11 начались занятия. За сравнительно короткие сроки все учащиеся получили полный комплект зимнего обмундирования и постельные принадлежности. Полностью была решена проблема продовольственного снабжения школы. Теперь перед руководством школы уже стояли совсем другие задачи — не выживать, а совершенствовать материальную базу, тем более проблем еще хватало — в школе не было библиотеки, учебных пособий и канцелярских принадлежностей, наглядных пособий, помещения под клуб, отсутствовало радио.

Бирмская военная авиационная школа пилотов

Инструктаж курсанта перед вылетом.

Ситуация, сложившаяся в ростовской специальной артшколе № 11, была, к сожалению, типичной и повторялась в той или иной степени в других эвакуированных военных учебных заведениях. Счастливым исключением из этого правила, пожалуй, стала только Бирмская военная авиационная школа пилотов. По прибытии в Черногорск школа получила прекрасные аэродромы — Ташеба в 7 км от ж/д станции Ташеба и Калинино на территории колхоза им. Калинина. Песчано-каменистая почва с травяным покровом не размокала во время дождей, давая возможность взлета и посадки любого типа самолета в плохих погодных условиях, а количество летных дней в году составляло примерно 230—250, что позволяло практически круглогодично проводить учебные полеты. Кроме того, вокруг Черногорска оказалось много ровных площадок, пригодных для строительства новых аэродромов.

Класс самолетов и моторов в Бирмской военной школе.

С 1942 г. школа укомплектовывалась в основном за счет расформированных школ и аэроклубов Сибирского военного округа. При ней был создан запасной батальон курсантов в составе двух рот, в которых проходили курс внеполетной теоретической подготовки, а также несли караульную службу и выполняли необходимые хозяйственные работы.

Под учебно-летный отдел было отведено здание неполной средней школы, однако классов было недостаточно, и часто заниматься приходилось под открытым небом, под самолетами или в землянках.

Запасной батальон курсантов разместили в Доме пионеров, 1-ю эскадрилью — в Доме культуры, учебно-летный отдел — в школе, а склад — на территории лесозавода, в 10 км от города. Сразу по прибытии перед командованием школы была поставлена задача — к зиме 1942 г. построить землянки для запасного батальона, санчасти и лазарета, овощехранилище, гараж, столовую, а также жилые, хозяйственные и технические землянки.

Для семей офицерского состава было выделено 10 квартир горкоммунхозом, 15 квартир — Хакасуглем, однако большинство семей проживали в Доме Красной Армии и только к осени 1943 г. были расселены в Черногорске, Абакане и колхозе им. Калинина.

23 сентября 1942 г. в Черногорск прибыла для расформирования 6-я Воронежская ВАШП первоначального обучения. Часть личного состава влилась в штат Бирмской школы, а часть была откомандирована в распоряжение ОК ВВС СибВО, из оставшегося же постоянного состава и матчасти был сформирован безномерной полк ночных бомбардировщиков У-2, убывший в Алатырь для пополнения полков фронта.

Несмотря на все трудности, связанные с эвакуацией, в 1942 г. Бирмской школой было выпущено 43 пилота на самолетах И-16 и ЛаГГ-3 и 67 пилотов на самолетах Як-7б, кроме того, 3 пилота были оставлены в качестве инструкторов. О высоком уровне военной подготовки курсантов говорит тот факт, что за 1942 г. во время учебных полетов произошла только одна авиакатастрофа и всего 6 аварий.

Помимо учебной и хозяйственной работы, в 1942 г. личный состав школы оказал громадную помощь народному хозяйству, работая на уборке урожая и постройке сахарного завода. Личный состав школы активно участвовал в различных социалистических соревнованиях, поддержал Государственный займ на укрепление боевой мощи советского государства, также отчислил от своих личных сбережений в фонд обороны облигациями 1 180 678 рублей и наличными 163 546 рублей. Курсантами училища было собрано в фонд помощи детям фронтовиков 30 719 рублей.

В апреле 1944 г. личный состав Бирмской школы пилотов постановил отчислить свои личные сбережения на укрепление боевой мощи Красной Армии и просить Верховного Главнокомандующего маршала Советского Союза товарища Сталина о разрешении построить на средства личного состава БВАШП звено самолетов, укомплектовать его экипажи летчиками Бирмской школы и направить на фронт. Для этой цели было собрано облигациями 770 015 рублей и наличными 150 185 рублей.

   

На занятиях по изучению авиамотора

 

11 июня 1944 г. Сталин прислал командованию и личному составу школы свой боевой привет и благодарность Красной Армии и удовлетворил просьбу личного состава о посылке звена самолетов на фронт.

За 1943 г. было подготовлено и выпущено уже 285 пилотов. Однако, как и в любом учебном заведении, были курсанты, которые по разным причинам не справлялись с программой обучения, и их отчисляли, направляя в Ачинское пехотное и Мичуринское военно-инженерное училища (Иркутск).

В марте 1943 г. штаб и УЛО были переведены в здание средней школы, где также удалось разместить лазарет, телефонную и радиостанцию, столовую для офицерского состава. Также были оборудованы классы по специальностям, стрелковые тренажеры летчика с подвижной кабиной и движущейся мишенью. Подобное оборудование было далеко не в каждой авиационной школе.

В апреле 1943 г. Бирмская школа пилотов перешла с двухэскад-рильного штата на четырехэскадрильный, и в июне 1943 г. приняла в свой состав две эскадрильи из Сталинградской ВАШП. Три эскадрильи располагались на полевых аэродромах на удалении 4, 18 и 24 км от Черногорска. В школе эксплуатировали самолеты следующих типов: У-2, УТ-2, УТИ-4, И-16, Як-7, УТ-1, Р-5, Як-9, Як-6. К 5 мая 1945 г. в составе школы было уже 166 самолетов: По-2 —1, УТ-2 — 18, УТИ-4 — 39, Як-7 и Як-9 — 106, УТ-1 — 1, Як-6 — 1.

16 сентября 1943 г. стало исторической датой для Бирмской ВАШП — в этот день школе было вручено Красное Знамя.

Для приобретения и передачи курсантам опыта реальных боевых действий летчики-инструкторы школы неоднократно направлялись на боевые стажировки на фронт, где проявили себя умелыми воздушными бойцами, в частности при ликвидации Восточно-Прусской группировки немцев в октябре-декабре 1944 г. С боями стажеры прошли всю Восточную Пруссию от Литовской границы до берегов Балтийского моря. За отличное выполнение боевых заданий они были представлены к правительственным наградам: ордену Красного Знамени — лейтенант Евсиков Г.Н., ордену Отечественной войны II степени — лейтенанты Рыльников В.Н. и Федорович И.А., ордену Красной Звезды — старший лейтенант Маташев, лейтенанты Лобанов и Меленченко.

Преподаватель Бирмской ВАШП лейтенант А.П. Тришевский стажировку проходил в качестве помощника начальника оперативного отделения штаба 240-й ИАД по разведке. За грамотное наведение штурмовиков на цели в боевых порядках наземных войск он был представлен к ордену Красной Звезды.

74 офицера и сержанта постоянного состава БВАШП принимали активное участие в боях на фронтах Великой Отечественной войны, из них 15 человек были награждены правительственными наградами.

В итоге школа с начала своей организации (1940 г.) подготовила для ВВС 1062 летчика-истребителя, не считая 153 пилотов, оставленных в школе инструкторами. Всего по данным на 1 мая 1945 г. из школы было выпущено 1215 пилотов. Качество подготовки было высоким, о чем свидетельствует тот факт, что за 5 лет не было возвращено ни одного человека на доучивание.

Однако самым лучшим свидетельством качества выпускаемых Бирмской школой специалистов являются отзывы командиров частей, куда были направлены служить ее выпускники. Так, командир 1-й авиационной эскадрильи 20-го запасного авиационного полка капитан Дрожжинов указывал в отзыве, что пилоты, окончившие Бирмскую ВАШП, отличались от выпускников Одесской и Сталинградской ВАШП в лучшую сторону по качеству подготовки, по технике пилотирования, они лучше знали арматуру и оборудование Як-7, у них лучше были отработаны самостоятельность в выполнении полета, они были наиболее подвижны в самолете, хорошо натренированы в выполнении фигур высшего пилотажа. Особенно велика разница была в выполнении расчета посадки. Пилоты владели самолетом более уверенно и смело, были более выносливы при интенсивных полетах.

Класс Бирмской школы

Командир 168-го истребительного авиаполка полковник Когрушев также хорошо отзывался о выпускниках школы, прибывших в его полк в июне 1944 г. В частности, он выделил лейтенанта М.В. Головко, который с рядового летчика вырос до командира звена. За время нахождения на фронте произвел 108 успешных боевых вылетов на сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков, а также самостоятельную бомбардировку и штурмовку. Сбил один ФВ-190 и был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Также старший летчик лейтенант М.Н. Шифрин, как ведущий пары умело водил своего ведомого на выполнение боевых заданий, произвел 95 успешных боевых вылетов и был награжден орденом Красной Звезды. Не отставали от своих боевых товарищей и лейтенанты Хальченко и Галицкий, показав себя выносливыми летчиками, совершавшими по 10 боевых вылетов в день. Каждый из них провел по 5 воздушных боев, сбив по одному ФВ-190. Николай Александрович Галицкий был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а Иван Архипович Хальченко — орденами Красного Знамени и Отечественной войны II степени.

Стрелковый тренажер

Тактические учения.

Самой большой проблемой всех военных учебных заведений в годы Великой Отечественной войны оставалась проблема преподавательских кадров. С одной стороны, опытные командиры горели желанием добровольно уйти на фронт, считая, что там их образование и опыт позволят переломить ситуацию на фронте в лучшую для советского государства сторону, и искренне мечтая исполнить свой офицерский долг С другой, сталкиваясь с непривычными для себя задачами, офицеры стремились на фронт, чтобы заниматься любимым и понятным делом.

Часть преподавателей призывалась в ряды Красной Армии. Так из состава Ростовской-на-Дону артспецшколы в 1943 г. было призвано 5 преподавателей. Выпускник января 1941 г. Бирмской ВАШСБ старший сержант Евстигнеев, оставленный в школе инструктором в третий раз в 1942 г. явился к командиру эскадрильи капитану Чумичкину с докладной запиской, в которой снова настаивал на отправке его на фронт, чтобы отомстить за гибель друга — бывшего командира звена Николая Малыша, любимца курсантов. В ноябре 1942 г. его просьба была удовлетворена, и с группой выпускников Евстигнеев уехал на фронт, где стал дважды Героем Советского Союза.

Всеобщее военное обучение

Тяжелая обстановка на фронте в начале войны и возрастающая потребность в военно-обученных кадрах потребовала от руководства страны принятия мер по начальной военной подготовке населения. Для этого было принято постановление Государственного комитета обороны об организации в стране всеобщего военного обучения населения (Всеобуча). Подготовку должны были пройти все военнообязанные 18—45 лет и допризывники 1923—1927 гг. рождения. В первую очередь для нужд фронта готовили стрелков, минометчиков, танкистов, пулеметчиков, снайперов, истребителей танков. Готовили и по другим военным специальностям. Еще одной задачей Всеобуча был отбор кандидатов в военные училища.

По системе Всеобуча в нашем крае к началу 1942 г. должно было быть подготовлено 22 820 человек, однако контрольное задание было перевыполнено, и к 15 января 1942 г. в крае Всеобучем было охвачено свыше 37 тыс человек, а всего за годы Великой Отечественной войны через систему Всеобуча прошли свыше 121 тыс. человек.

Красноярский краевой комитет ВКП(б) вынес постановление от 26 сентября 1941 года о всеобщем обязательном обучении трудящихся края военному делу и установил единые для всех жителей края дни военной учебы без отрыва от производства: вторник, четверг, воскресенье. Занятия должны были продолжаться не менее четырех часов в рабочие дни и до восьми часов в воскресенье. Приступить к занятиям следовало не позднее 1 октября. В постановлении подчеркивается ведущая роль коммунистов и комсомольцев в военной подготовке — любые пропуски и опоздания считать недопустимыми, а уклонение от явки на учебный пункт — дезертирством.

По информации, предоставленной Красноярскому крайкому ВКП(б) Новоселовским районным комитетом партии, на 6 октября 1941 года в районе были подобраны и утверждены инструкторы военного обучения, за каждым из них закрепили группы и обеспечили наглядными и учебными пособиями. Занятия начались организованно, с 1 октября. В колхозе «Красное знамя» (деревня Куртак), где командиром-инструктором председатель товарищ Полежаев, все военнообязанные стараются хорошо овладевать военным делом и являются на сборный пункт за двадцать минут до начала занятий.

Отличники курса.

В Тасеевском районе со всем командным составом Всеобуча провели двухдневный семинар. Всего в районе охвачено военным обучением 880 человек. Но ощущается недостаток в учебно-наглядных пособиях, особенно в учебном оружии и уставах. Деревянные винтовки и гранаты каждый сделал сам.

Радиозавод.

Особое внимание в подразделениях Всеобуча было уделено лыжной подготовке — практически все тактические занятия в зимнее время проводились на лыжах, слушатели всеобуча принимали активное участие в различных соревнованиях и кроссах по лыжному спорту.

 

Подразделения Всеобуча стали еще и полигоном для популяризации новых средств борьбы с противником. Например, 21 октября 1941 г. заведующим военным отделом крайкома ВКП(б) было издано распоряжение о популяризации среди населения изготовления и использования зажигательных бутылок для борьбы с танками противника. В директиве заведующего военным отделом крайкома ВКП(б) рекомендовалось проводить конкретные мероприятия, обеспечивавшие обучение населения по изготовлению на месте зажигательных смесей из рекомендуемых рецептур и обучение по использованию бутылок с горючей смесью в борьбе с танками согласно программы всеобщего военного обучения граждан СССР, утвержденной заместителем народного комиссара обороны Союза ССР тов. Щаденко. Особо обращалось внимание на то, чтобы рецептуры не попали в руки противника.

Трудности в реализации государственной программы Всеобуча заключались в первую очередь в отсутствии достаточного количества учебных материалов — макетов танков, винтовок, пулеметов, чучел для штыкового боя, болванок гранат. Особенно сложно дело обстояло с наличием учебной литературы — специальных учебных пособий, статей уставов. Так, в отчете о проведении в подразделениях Дудинского района указывалось: «На всем протяжении хода учебы встречаются большие трудности в подготовке снайперов и минометчиков. Эти виды подготовки требуют специальных учебных пособий, коих в крае на сегодняшний день совсем недостаточно. В последнее время в связи с получением учебных минометов положение улучшилось. Желательно бы получить литературу и учебное пособие по подготовке снайперов».

Частично эти потребности удовлетворялись поставками отдела военного образования Сибирского военного округа, но чаще всего проблема решалась путем самостоятельного изготовления подобных макетов, типографского размножения разных учебных пособий, а также публикацией соответствующих образовательных статей в районных и краевых газетах. Например, в Дудинке своими руками сделали 2000 макетов винтовок, 52 чучела для штыкового боя, 2300 шт. болванок гранат и 2 макета танков. А типография норильского комбината размножила до 500 экземпляров разных пособий. Кроме того, в помощь изучающим военное дело печатались статьи в окружной газете «Советский Таймыр».

Слабые места.



Осоавиахим и Красный Крест

В годы войны была продолжена краевая военная подготовка населения в добровольных организациях Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству (Осоавиахима), народного ополчения, Красного Креста и других организаций.

Организации Осоавиахима в 1941 г. получили задание подготовить стрелков, радистов-операторов, телеграфистов-морзистов, телефонистов, шоферов, мотоциклистов, велосипедистов, значкистов «Моряк». К выполнению поставленной задачи подключились военно-морской клуб в Красноярске, автомотоклуб в Хакасии и вновь организованные школы связи в Красноярске и Хакасии.

За период войны краевая организация Осоавиахима подготовила 59 481 человека по всем оборонным специальностям, в том числе свыше 150 тыс. стрелков, 3253 связистов.

На 1 июля 1941 года в крае было 4884 первичные организации Осоавиахима, в их составе насчитывалось 146 319 членов. Однако за первые полгода войны количество первичных организаций и их членов сократилось до 4256 и 112 562 соответственно. Уменьшение количества первичных организаций и членов Осоавиахима в первую очередь было связано с массовым призывом их членов в ряды Красной Армии и недостаточной работой по вовлечению новых членов Осоавиахима.

Организации Осоавиахима целиком включились в проведение Всеобуча. Как правило, председатели районных и городских советов Осоавиахима и командиры-инструкторы по военному обучению (кроме командиров-инструкторов ПВХО) являлись преподавателями военного дела на учебных пунктах Всеобуча, а некоторые лучшие председатели райсоветов Осоавиахима фактически руководили Всеобучем в районе. Вся материальная база осоавиахимовских организаций (учебное оружие, учебные и наглядные пособия, боеприпасы, мишени и т. д.) целиком использовалась для целей Всеобуча.

В системе краевого совета Осоавиахима три аэроклуба (Красноярский, Черногорский и Канский) проводили подготовку авиационных кадров для ВВС Красной Армии. Так, в 1941 году шло обучение пилотов, бойцов-парашютистов и бойцов-планеристов. По заданию наркома обороны СССР из числа летно-технического состава Красноярского и Черногорского аэроклубов был скомплектован авиационный полк, который в декабре 1941 г. был отправлен на фронт. Наряду с личным составом в полк была передана и часть самолетов, авиамоторов и парашютов.

В Краснотуранском районе 11 июля 1941 года состоялся очередной выпуск инструкторов противовоздушной и химической обороны и набор на такие же курсы при Осоавиахиме.

На организации Осоавиахима в годы войны была возложена задача подготовки населения края к ПВХО (противохимической обороне). Для этого на предприятиях и в учреждениях края в 1941 г. были открыты кружки ПВХО, в которых занятия проводились в среднем два раза в неделю под руководством инструктора. Проблема кадров инструкторов ПВХО остро встала сразу с началом войны. Для ее решения были созданы 4 школы ПВХО: в Красноярске, Канске, Ачинске и Абакане. Красноярская школа начала свою работу в апреле 1941 г., остальные приступили к обучению слушателей с августа.

Медсестры - отличницы.

Кроме того, в годы войны по краю было создано 144 группы самозащиты. В основном эти группы создавались при предприятиях.

Общество Красного Креста организовало подготовку медсестер, сандружинниц и других саноборонных формирований для обеспечения резервов санитарно-оборонных кадров РККА.

Военная подготовка школьников

Особое внимание в годы войны уделялось военной подготовке школьников. Требовалось не только дать учащимся школ начальную военную подготовку, но и усилить с ее помощью патриотическое воспитание молодежи. Готовили по разным военным специальностям — медсестер, телеграфистов, радистов, бойцов-лыжников, стрелков и других. Практически во всех школах края были созданы строевые подразделения (отделения, взводы, роты) юношей и девушек. Для проведения занятий в школах были выделены военные кабинеты, оборудованные, хотя и слабо, военной техникой, плакатами, таблицами и военно-спортивным инвентарем. Занятия по начальной и специальной военной подготовке проводились военруками и преподавателями военного дела, в основном из командного состава запаса и преимущественно из участников Великой Отечественной войны.

Кроме теоретических и практических занятий, учащиеся выставляли суточный наряд для несения караульной службы, а также в летний период устраивались лагерные сборы. В ряде школ были оформлены уголки Великой Отечественной войны: вырезки из газет и журналов, фотографии учителей и учащихся школы, ушедших на фронт.

Самым серьезным недостатком военного обучения школьников было отсутствие достаточной материальной базы для проведения занятий. Это сказывалось на качестве обучения — очень часто приходилось ограничиваться изучением чертежа или словами военрука. Кроме того, программы военного обучения поступали в школы несвоевременно и зачастую менялись по два раза в год.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны в Красноярском крае, несмотря на многие сложности военного времени, была создана целая сеть учебных заведений, курсов начального и специального военного образования. Это позволило подготовить необходимое фронту количество военных специалистов — как офицеров, так и солдат.


Источники: Материалы Государственного архива Красноярского края. Сумское высшее артиллерийское командное дважды Краснознаменное училище им. М.В. Фрунзе (1918—1988). Краткий исторический очерк. — Сумы, 1988. С. 64. Исторический формуляр. ЦАМО. Ф. 60332. Оп. 35737. Д. 3. (из личного архива В. Филиппова). Фотоматериалы из фондов КККМ, Краснотуранского районного архива, из личного архива В. Филиппова.

 
разработка — ООО "СибПэй"