Между миром и войной
Скрытая мобилизация


В составе Сибирского военного округа  

К моменту образования Красноярского края его будущая территория была разделена между двумя органами военно-административного управления Российской Красной армии (РККА): Сибирским военным округом и Особой Краснознаменной Дальневосточной армией (ОКДВА). Граница между ними проходила по Енисею.

Парад в Красноярске 1 мая 1940.

 

Сибирский военный округ включал в себя Западно-Сибирский край, Ойротскую и Хакасскую автономные области. Штаб округа находился в Новосибирске. Летом 1935 г. в состав Сибирского военного округа были включены вновь образованные Омская область и Красноярский край. В соответствии с новой военной доктриной СССР Сибирский военный округ должен был стать «тыловым», т. е. питающим своими людскими и материальными ресурсами так называемые «лобовые» (приграничные) округа. Округ становился основным передовым резервом для войск Красной армии, расположенных в Особой Краснознаменной Дальневосточной армии а также для Тихоокеанского флота.

Приказом НКО СССР № 0139 от 9.7.1945 г. Сибирский ВО преобразовывался в ЗападноСибирский ВО в составе Новосибирской, Тюменской, Омской, Томской, Кемеровской областей и Алтайского края со штабом в Новосибирске. На формирование управления округа обращалось полевое управление 8-й армии и управление Сибирского ВО. Одновременно был сформирован Восточно-Сибирский военный округ в составе Красноярского края, Иркутской области, Якутской АССР и Тувинской автономной области с управлением округа в Иркутске. На формирование управления округа было обращено формирование управления 48-й армии.

Особенностью дислокации войск в Сибирском ВО являлось их размещение вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали, что позволяло проводить мобилизацию и отправлять войска на запад или восток с минимальными временными затратами, что было особенно важно, учитывая огромные сибирские расстояния. Войска округа «сидели» на железной дороге.

Скрытая мобилизация. 1939—1941 гг.

 

По закону СССР мобилизация должна была объявляться Президиумом Верховного Совета СССР. Однако 20 мая 1939 г., через 10 дней после начала военного конфликта на территории Монгольской народной республики, в краевые и областные военкоматы Сибирского ВО поступила директива Народного комиссара обороны №1/50698, в которой устанавливался режим «скрытой мобилизации», проводимой под названием «Большие учебные сборы». Одновременно поступило указание о призыве военнообязанных, который необходимо было произвести тайно, путем вручения персональных повесток о сборах. Так, например, на Маклаковском лесозаводе Енисейского района призыв военнообязанных был объявлен как «военная игра», и к 30 мая все военнообязанные уже явились в сельсовет.

Военнообязанные направлялись на лагерные сборы в состав дислоцированных на территории Красноярского края частей 94-й стрелковой дивизии. К 1 июля дивизия была практически полностью укомплектована личным составом по штатам военного времени (около 18 000 человек) и приступила к обучению в лагерях. Всего за июнь 1939 г. на 3-месячные военные сборы было призвано по краю около 9000 человек.

Приказом НКО № 0035 от 17 июля был объявлен указ Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации призванных на сборы ввиду угрожающего положения на восточной границе. Все мобилизованные задерживались в рядах РККА до 1 февраля 1940 г.

Из воспоминаний жителя д. Старо-Мосино Балахтинского района Николая Ивановича Гисича: «В марте 1939 года я добровольно ушел в Красную армию на трехмесячные сборы, в первых числах июля вернулся домой. Через несколько дней, а точнее 11 июля 1939 года меня возвратили в РККА обратно и отправили на восток, на ст. Борзе. В это время начались военные события в Монгольской народной республике. Меня направили старшиной в саперно-маскировочный взвод 3-го стрелкового полка. В мое распоряжение поступило 45 лошадей и одна автомашина. Нам было поручено на безводной территории обеспечивать стрелковый полк водой. В боевых действиях в Монголии участвовал один из трех батальонов. Отпустили домой в декабре 1939 года.

Одновременно 94-я стрелковая дивизия была разделена на две войсковые части под условными номерами. Войсковая часть № 7138, формированием которой руководил командир 94-й стрелковой дивизии полковник А.Д. Березин, укомплектовавшись как стрелковая дивизия, в начале августа убыла в состав Забайкальского военного округа. Вскоре она получила номер 94-й стрелковой дивизии.

После убытия «новой» 94-й стрелковой дивизии на восток, на территории края начались военные сборы второй очереди. С конца июля начался новый призыв военнообязанных на сборы. Всего по плану должно было быть вызвано 8000 человек рядового, младшего и среднего командного состава. Фактически прибыло и приступило к обучению 7932 человека.

15 августа 1939 г. в штаб Сибирского ВО поступила директива Генерального штаба РККА № 4/2/48603 о развертывании из 4 дивизий округа — 71-й, 73-й, 78-й и 94-й — и новых 10 стрелковых дивизий и 3 управлений стрелковых корпусов.

На базе оставшихся в Красноярском крае частей и подразделений «старой» 94-й стрелковой дивизии к 1 декабря 1939 года были созданы новые соединения: 91-я стрелковая дивизия в Ачинске (в/ч 5686, командир — комбриг Н.Ф. Лебеденко), 102-я стрелковая дивизия в г. Канске (в/ч 7145), 119-я стрелковая дивизия в г. Красноярске (в/ч 5696, командир — полковник А.Д. Березин), управление 52-го стрелкового корпуса с частями обслуживания (в/ч 5703, командир — комбриг Д.И. Андреев). Дивизии создавались по сокращенному штату мирного времени в 6000 человек.

Таким образом, в течение лета 1939 г, на территории Красноярского края была развернута одна стрелковая дивизия военного времени, управление корпуса с частями и 3 стрелковые дивизии сокращенного состава. Всего было поднято в результате скрытой мобилизации около 18 000 военнообязанных — жителей края. Де-факто Красноярский край перешел на режим военного времени уже с мая 1939 года.

Одновременно, 1 сентября 1939 года, сессия Верховного Совета СССР приняла новый закон о всеобщей воинской обязанности. Теперь все мужчины — граждане СССР, без различия расы, национальности, вероисповедания, образовательного ценза, социального происхождения и положения, были обязаны отбывать военную службу в составе Вооруженных сил СССР. Увеличились сроки действительной воинской службы ряда категорий военнослужащих:

а) для рядового состава сухопутных частей РККА и внутренних войск — 2 года;
б) для младшего начальствующего состава сухопутных частей РККА и внутренних войск — 3 года;
в) для рядового и младшего начальствующего состава военно-воздушных сил армии и флота, сухопутных частей пограничных войск — 3 года;
г) для рядового и младшего начальствующего состава частей береговой обороны и кораблей пограничных войск — 4 года;
д) для рядового и младшего начальствующего состава кораблей и частей Рабоче-крестьянского военно-морского флота — 5 лет.


Возрастная планка призыва была понижена до 19 лет. Возраст добровольного поступления на службу остался прежний — 18 лет, однако учащиеся средних школ приписывались к призывным участкам с 17 лет. Все льготы по призыву отменялись. Лица, арестованные, сосланные и высланные, а также лишенные по суду избирательных прав, в армию и флот не призывались лишь во время отбывания наказания. Начальная военная подготовка вводилась во всех школах с 5 по 7 классы, а учащиеся старших классов средних школ (8, 9, 10 классы), средних профессиональных (техникумы, рабфаки, школы ФЗУ) и высших учебных заведений (институты, университеты и проч.) обязаны были проходить допризывную военную подготовку.

Таким образом, советское правительство заранее задействовало все возможные мобилизационные ресурсы для резкого увеличения Вооруженных сил, которые в результате с мая по сентябрь 1939-го возросли с 1910 тысяч до 5 миллионов человек. Большая часть призывников Красноярского края осени 1939 года (свыше 9000 человек) была направлена на укомплектование вновь сформированных дивизий СибВО и на пополнение соединений 1-й, 2-й

Отдельных Краснознаменных армий и Тихоокеанского флота на Дальнем Востоке.

Впервые в армию стали призываться коренные малочисленные народности Севера. Наладить работу по призыву северян было невероятно сложно, поскольку ранее ее практически не велось. Так, заведующий военным отделом окружкома партии Эвенкийского национального округа докладывал в край в конце 1939 года: «В Эвенкийском национальном округе призыв в РККА никогда не производился и сейчас не проводится. При округе окрвоенкомата и райвоенкоматов не существует. Воинского учета в округе нет — как запаса РККА, так и призывного контингента. Мобилизационной работы нет. При пос. Тура имеется первичный учет запаса РККА, а на периферии нет никакого учета».

Нормализация обстановки на восточных и западных границах СССР, успешное разрешение конфликта на Халхин-Голе и присоединение Западной Белоруссии и Западной Украины позволили с октября демобилизовать часть военнообязанных, призванных на «Большие учебные сборы». Вернулась и часть красноярцев из Забайкальского военного округа и с Дальнего Востока. Но передышка была недолгой.

Неудачное начало советско-финской войны вынудило снова начать частичную мобилизацию на территории страны и приступить к отправке в действующую армию частей и соединений из внутренних округов. Войскам СибВО от 5 января 1940 г. предписывалось 119-ю и 91-ю стрелковые дивизии развернуть до штата военного времени и реорганизовать в мотострелковые дивизии в составе 3 стрелковых, 1 артиллерийского полков, батальонов разведывательного, связи, саперного, танкового, медико-санитарного, автотранспортного, зенитного и противотанкового дивизионов и тыловых частей. Срок готовности частей устанавливался 10 января. Легкие артиллерийские полки дивизии остались в местах постоянной дислокации.  

 

После убытия 91-й и 119-й мотострелковых дивизий на Финский фронт на территории Красноярского края остались следующие части и учреждения (по состоянию на 28 января 1940 года):

 

Управление 52-го стрелкового корпуса г. Красноярск
156-й отдельный батальон связи г. Красноярск
263-й отдельный саперный батальон г. Красноярск
542-й корпусной артиллерийский полк г. Красноярск
451-й запасный стрелковый полк г. Красноярск
453-й запасный стрелковый полк г. Красноярск
Окружная школа младших авиаспециалистов г. Красноярск
1-й легкобомбардировочный авиаполк г. Красноярск
13-й легкоштурмовой авиаполк г. Красноярск
146-я авиационная база г. Красноярск
Курсы усовершенствования политсостава запаса г. Красноярск
82-й запасный стрелковый полк г. Ачинск
Пехотные курсы усовершенствования начсостава запаса г. Ачинск
37-е автодепо г. Ачинск
Канское военно-пехотное училище г. Канск
346-й легкий артиллерийский полк г. Канск
504-й легкий артиллерийский полк г. Канск
Стрелково-пулеметные курсы усовершенствования начсостава запаса ст. Клюквенная

 

Одновременно 102-я стрелковая дивизия расформировывалась и обращалась на формирование Канского пехотного училища на 1600 курсантов и курсов усовершенствования командного состава запаса на 450 человек на ст. Клюквенная.

Командирская учеба 119-й стрелковой дивизии

 

В течение января-февраля 1940 г. из Красноярского края были отправлены 116-й (формировался при 102-й дивизии) и 117-й (формировался при 52-м стрелковом корпусе) лыжные добровольческие батальоны численностью по 785 человек каждый. Кроме того, Красноярскому краевому военкомату было предписано сформировать 2 маршевых батальона по 1000 человек, однако военкомат с задачей не справился, в силу чего формирование передали Новосибирскому областному комиссариату.

91-я мотострелковая дивизия приняла активное участие в военных действиях, от 119-й дивизии на фронте действовал только артиллерийский полк. В начале апреля 1940 года красноярские части, отправленные на финскую войну, возвратились домой. Командование 119-й стрелковой дивизии — комбриг А.Д. Березин и военком полковой комиссар Д.И. Шершин — было принято Народным комиссаром обороны К.Е. Ворошиловым в Генеральном штабе. Нарком интересовался жизнью дивизии, ее боеспособностью и вооруженностью, боевым духом сибиряков. 91-я и 119-я мотострелковые дивизии были вновь переформированы в стрелковые соединения, сокращены до штатов мирного времени и расположились: 91-я — в Ачинске, 119-я — в Красноярске, Канске (224-й осб) и на ст. Клюквенная (421-й сп).

Учитывая итоги советско-финской войны и характер боевых действий начавшейся войны в Европе, новым Наркомом обороны СССР маршалом С.К. Тимошенко, сменившим 7 мая 1940 г. К.Е. Ворошилова на этом посту, была поставлена задача «учить сегодня тому, что завтра будет нужно на войне». Началась реорганизация всех видов Вооруженных сил и родов войск. Серьезные меры были приняты для укрепления единоначалия (отменен институт военных комиссаров, введен более жесткий Дисциплинарный устав РККА). От командиров и начальников всех степеней требовалось изменение системы боевой подготовки и воспитания войск. Нужно было тренировать личный состав для преодоления длительного физического напряжения, тактические занятия проводить днем и ночью, в любую погоду, следуя принципу — всегда быть в состоянии боевой готовности. Приказы наркома требовали от общевойсковых командиров глубокого изучения возможностей и боевых особенностей других родов войск, чтобы умело поддерживать взаимодействие с ними во всех видах стремительного боя.

На двустороннем смотровом учении 119-й стрелковой дивизии с 31 августа по 3 сентября 1940 г под руководством маршала Г.И. Кулика авиация впервые применяла боевые фугасные бомбы ФАБ-50, на артиллерийскую подготовку наступления выделялось 100 боевых снарядов, на бой в глубине — 200 снарядов. На занятиях создавались сложные условия с напряжением для войск. Главное внимание было уделено обучению одиночного бойца и подготовке мелких подразделений.

В начале сентября 1940 г. в краевые и областные военкоматы Сибири поступила директива штаба Сибирского ВО о начале очередного призыва. Предписывалось призвать с 20 сентября по 10 октября на военную службу в РККА, ВМФ и НКВД призывников следующих возрастов:

а) 1920 г. р. — полностью, 1921 г. р. — родившихся с 1 января по 31 августа, выпускников средних учебных заведений 1921—1922 г. р. — полностью;

б) граждан старших возрастов по 1911 г. включительно, если они не проходили призыва и ранее пользовались отсрочками, срок которых истекает в 1940 г.;

в) граждан, зачисленных при призыве в 1939 г. в запас 2-й категории по семейному положению, если ко времени призыва 1940 г. их семейное положение изменилось, а право на льготу отменено.

Призывники четко разделялись на ряд категорий. Граждане СССР, проживавшие до установления советской власти на территории Эстонии, Латвии, Литвы, Северной Буковины и Бессарабии в армию не призывались.

Штабные учения под Красноярском.

На пополнение войсковых частей, расположенных в пограничной полосе Ленинградского, Западного Особого, Прибалтийского Особого, Киевского Особого, Одесского, Закавказского, Забайкальского военных округов и Дальневосточного фронта, а также для специальных войск: ВМФ, ВВС, автобронетанковых, местных стрелковых, укрепленных районов и НКВД предписывалось направлять тщательно проверенных призывников.

Призывников литовской, латышской, эстонской, немецкой, польской, болгарской и греческой национальностей разрешалось призывать на воинскую службу, но направлять их на укомплектование воинских частей в Московском, Орловском, Харьковском, Приволжском, Северо-Кавказском, Закавказском, Средне-Азиатском, Уральском, Сибирском, Забайкальском военных округах и Дальневосточного фронта.

Одновременно призывались, но направлялись не в армию, а зачислялись для прохождения службы в рабочих батальонах: — призывники турецкого, японского, корейского, китайского и румынского происхождения; — призывники, чьи родители и родственники репрессированы за контрреволюционную и шпионско-вредительскую работу; — призывники, высланные или сосланные, но к моменту призыва восстановленные в гражданских правах с запрещением проживать в режимных районах; — призывники, имеющие многократную судимость.

Осень 1940 и зима 1941 гг. прошли для войск Сибирского военного округа в усиленной боевой и политической подготовке. Требование нового Народного комиссара обороны маршала Советского Союза С.К. Тимошенко учить войска тому, что требуется на войне, заставило проводить боевую учебу в очень напряженном режиме. В начале 1941 г. в 119-ю дивизию приехала инспекторская группа Генерального штаба. Проверка была строгой, скрупулезной и придирчивой. После окончания проверки начались большие боевые учения всей дивизии с применением боевых снарядов, продолжавшиеся 3 дня и проводившиеся с полным напряжением сил. Боевая подготовка дивизии была признана удовлетворительной.

В мае 1941 г. саперные батальоны 91-й 119-й стрелковых дивизий были отправлены в западные военные округа на строительство укрепленных районов. В воздухе пахло новой войной.


Источники: Архивные данные военного комиссариата Красноярского края. Дороги Победы. Ветераны фронта и тыла Красноярского края о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Красноярск, 2005. Логвинов В.К. В бой идут сибиряки. Красноярск. 1977. Материалы районных архивов Красноярского края. Материалы районных музеев Красноярского края. Материалы РГВА. Материалы ЦАМО.

 
разработка — ООО "СибПэй"