Слава Сталинграда и Курска
Коренной перелом в войне
А в это время в тылу…
Как закалялась красноярская сталь


В годы войны символом городской жизни в Красноярском крае был дым заводских труб. Чадили в первую очередь военные заводы, разворачивавшие выпуск продукции на нужды фронта. Лейтмотивом была фраза – «Все для Победы!». Часто голодные, плохо одетые, ночевавшие в едва отапливаемые бараках, рабочие не только выполняли свои нормы, но и делали план на 200 и 300 процентов. Так было и в Красноярске, и в Норильске, и в «золотом» поселке Северо-Енисейске, и в других городах и весях края, где существовало фабрично-заводское производство.

«Красный Профинтерн»

Из воспоминаний директора завода «Красный Профинтерн», затем главного инженера завода «Сибтяжмаш» Григория Давыдовича Гогиберидзе: «Наш эшелон прибыл в Красноярск 5 августа. Мы должны развернуть производство на базе Сибтяжмаша. А что он представляет собой? Директор Касаткин и главный инженер Макаров знакомят нас с территорией на правом берегу Енисея. Пустырь. Конопляное поле. Склады «Заготзерно». Четыре барака. Здесь должен в кратчайший срок вырасти завод-гигант, столь нужный для обеспечения победы над врагом».

Выпуск ручных гранатПеребазирование одного только «Красного Профинтерна» обошлось государству более чем в 53 млн. рублей.

Первой оборонной продукцией завода стал выпуск не сложной техники, а довольно простых гранат Ф-1, известных также как лимонки. Их опытная партия была изготовлена в ноябре 1941 года. Уже в следующем, 1942, году предприятие получает новые задания – организовать производство 50 миллиметровых ротных минометов в количестве не менее 500 штук в месяц.

Кроме того, «Красный Профинтерн» должен был организовать выпуск головок для снарядов М-30 знаменитых установок реактивной артиллерии «Катюша». Еще одной задачей стало производство деталей для пистолета-пулемета ППШ.

При этом завод продолжало лихорадить. Не хватало материалов, квалифицированных рабочих, электроэнергии. В итоге минометный цех был сдан только в марте 1942 года. До этого минометы собирали в бывшей совхозной конюшне.

В 1942 году завод изготовил 1840 минометов, 22 тысячи головок снарядов и почти 400 тысяч лимонок.

Пришлось профинтерновцам потрудиться и вместе с рабочими ПВРЗ – они смонтировали фронтовую походную артиллерийскую мастерскую в составе 12 вагонов, с мобильной электростанцией. Она была отправлена на фронт в 1942 году.

19 июня 1942 года бюро краевого комитета партии приняло постановление «О восстановлении производства паровозов на заводе «Красный Профинтерн». В связи с этим строительные организации, Главлесосбыт, некоторые промышленные предприятия (ПВРЗ и другие) получили задания по оказанию помощи заводу в этом деле. Уже к 15 июля 1942 года на строительстве были непосредственно заняты 4 500 человек. Кроме того, исполком крайсовета мобилизовал две тысячи жителей Красноярска и края, детей и женщин, для вспомогательных работ.

Строительство завода Сибтяжмаш

Основной объем капитальных работ был выполнен в первом квартале 1943 года, а в мае паровозостроители поставили на рельсы первый магистральный паровоз серии «Серго Орджоникидзе» (СО). Он получил индекс СО 17-1600. Машину направили в депо Москва-Сортировочная Московско-Рязанской железной дороги.

Всего «Красный Профинтерн» в годы войны на красноярской площадке выпустил 40 паровозов.

Однако завод делал не только минометы и паровозы, но и строил мостовые краны. Заказ на них был получен в 1942 году. Подъемники пришлось собирать в пролете котельного цеха. «Что и говорить, трудно было переживать все тяготы и невзгоды военных лет... Сделав над станками дощатые навесы, рабочие несли трудовую вахту, едва отогревая горячей водой стынувшие на морозе руки. «Все для фронта, все для Победы!» — эти слова были нашим девизом», – вспоминал мастер предприятия И. Пилютин.

С 1942 по 1945 годы «Красный Профинтерн» произвел 60 кранов, способных поднимать грузы от 30 до 175 тонн. В основном их направляли на предприятия черной металлургии, в Кузбасс и на Урал.

Паровоз Серго Орджоникидзе

Первая очередь общего комплекса завода была сдана в эксплуатацию в феврале 1945 года. «Родина не забудет ваш самоотверженный труд по созданию в военное время новой крупной базы тяжелого машиностроения в Сибири, имеющей большое значение для восстановления и развития железнодорожного транспорта и всего народного хозяйства», – отмечалось в телеграмме Государственного комитета обороны в адрес предприятия.

Елена Трощенко – упаковщица мин завода № 703



Красноярский «Коммунар»

Нынешний Красноярский завод комбайнов тогда был номерным, 703-м. На заседании бюро краевого комитета партии и исполкома краевого Совета депутатов трудящихся 3 января 1942 года были установлены сроки строительства его основных цехов.

В красноярской слободе III Интернационала стали сооружать зимние палатки для размещения строителей и прибывших рабочих. Работники управления Красноярской железной дороги разработали проект постройки подъездных железнодорожных путей. Городские организации выделили местные материалы: кирпич, известь, алебастр. Красноярское ремесленное училище № 3 начало подготовку слесарей для предприятия.

Главной проблемой был дефицит литья. Это производство создавалось буквально под открытым небом. Сначала устанавливали формы, затем строили стены, укладывали крышу. Даже инструментальный цех пришлось разместить в маленьком помещении, к тому же плохо оборудованном и слабо освещенном. Это, однако, не помешало в самые сжатые сроки развернуть производство режущего и измерительного инструмента.

Помимо запчастей к сельскохозяйственной технике, завод выпускал минометы и боеприпасы

В этих условиях местное руководство строило для завода совершенно фантастические планы. Уже в 1942 году постановлением исполкома краевого Совета депутатов и бюро регионального комитета партии «Коммунару» предписывалось восстановить производство зерноуборочных комбайнов. Их должны были сделать за год 1500, в том числе 500 – в первой половине 1942 года.

Несмотря на то что директор завода взял на себя такие обязательства, выполнить их предприятие не смогло. Тем более росли военные заказы. В 1943 году завод должен был освоить выпуск специальных 82 миллиметровых химических мин ОТ с жидким наполнителем. Затем поступили требования организовать производство мин с переходными втулками и запальных стаканов. Большим достижением первых лет войны стало то, что завод параллельно продолжал делать запасные части и для сельскохозяйственной техники. В 1943 году их было произведено в 7 раз больше, чем в 1942-м. По оборонной продукции завод планы реализовал более чем на 100 процентов.

Все это происходило на фоне нехватки обученных рабочих. В 1943 году завод покинули более 800 прогульщиков и дезертиров.

П.Г. Суков – директор завода № 703 с 1942 по 1946 гг.А.А. Кокарев – заместитель директора по спецпроизводству

Механический цех № 2 завода № 703, в центре – А.А.Кокарев

В 1944 году структура производства завода № 703 претерпела резкие изменения - прекращался выпуск 45 мм снарядов, а также осколочных мин, но в два раза увеличивался выпуск мин типа ОТ.

Кроме того, по мере завершения строительства первой очереди завода комбайнов предприятие получило планы по их выпуску – с конвейера должно было сойти 550 зерноуборочных машин, а также 50 молотилок. Началась конверсия. Скорое завершение войны диктовало новые условия. В 1944 году выпуск оборонной продукции на 703-м начали снижать. В мае 1945 года его полностью прекратили. «Коммунар» смог вернуться к своему основному профилю – производству техники для сельского хозяйства страны.


Летающие лодки из Красноярска

Красноярск не только принимал американские самолеты по трассе АлСиба, в городе существовало собственное производство авиационной техники. Начало ему было положено в середине 1930-х годов. Тогда в краевом центре были открыты самолето-мотороремонтные мастерские Главного управления Северного морского пути. Вскоре их перевели на остров Телячий (сейчас остров Молокова). В 1938 году авиамастерские опять переехали - на этот раз на правобережье Енисея, в «новый» Красноярск, где тогда интенсивно строился Красмаш и другие предприятия. На их базе здесь и появился новый завод – Красноярский авиаремонтный имени Побежимова. Еще до войны заводчане отметились достижением – они научились ремонтировать самолеты типа ДБ и Г-1 без необходимой для этого документации.

В ноябре 1941 года на завод Побежимова прибыл первый эшелон из рабочего поселка Лаптево Тульской области, с завода № 477 Наркомата авиационной промышленности. В Красноярск привезли оборудование и эвакуировали 50 специалистов. Рабочих, тем более квалифицированных, в эшелоне практически не было. Так в Красноярске появился объединенный завод, теперь под номером 477. С 1942 года предприятие приступило к выпуску запасных частей для бомбардировщиков СБ. Это были крылья, рули, закрылки, другие элементы самолетов.

С июня 1941 года завод имени Побежимова начали переводить на военные рельсы - то есть резко увеличили план, добавив в производственную программу ремонт новых типов авиатехники. Это в частности, были бомбардировщики СБ и ДБ-3М. Их обслуживали и ремонтировали, после чего в разобранном виде направляли на аэродром, где собирали, испытывали для фронта.

Предприятие занималось и абсолютно новым для себя делом – выпуском мин для знаменитых реактивных минометов «Катюша» (их называли «деталь № 7 для изделия № 8»).

Из воспоминаний бывшего директора завода Сергея Антоновича Захарова: «В декабре 1941 года мы должны были выпустить тысячи мин. Но операция расточки не удавалась, и с термической обработкой не ладилось. Механический цех завалили браком. Все руководство завода днями и ночами было около станков. Поставили лучших токарей, но дело не шло. Что делать? Послали в командировку в другой город, где делали эти мины, инженера Леонида Алексеевича Хохлова. Посмотрел он, как другие делают, правдами и неправдами заполучил обработанную деталь, прибинтовал ее к своему телу, да так и привез. Это нам здорово помогло, и все же темпы изготовления деталей были низкими, да и качество – через одну. Выручил молодой паренек, комсомолец Володя Костицын. Он для внутренней расточки мины применил не резец, а фрезу. И дело пошло. Мы наверстали упущенное и перевыполнили государственное задание. За этот трудовой подвиг Володя был награжден орденом Красной Звезды.»

В течение 1941-1942 годов официально 477-й завод находился в ведении Наркомата авиационной промышленности, однако в его работу продолжало вмешиваться и Главное управление Северного морского пути. Именно в Красноярске на самолеты полярной авиации устанавливали пулеметы. В августе 1942 года в Москве принимают решение о разделении предприятия. Cамолеторемонтный и мотороремонтный цеха с оборудованием и рабочей силой были переданы Управлению полярной авиации ГУСМП и переведены на остров Молокова. Именно там появляется Центральная авиаремонтная база (ЦАРБ), специализирующаяся на ремонте полярной авиатехники. Это дало возможность 477-му переключит почти полностью на нужды фронта. Организуется новый цех для ремонта. Начальником его был назначен Н. А. Волков, а начальником группы по ремонту — инженер Виктор Григорьевич Пекарш.

Гидросамолет КОР-2 на испытаниях в Красноярске

Сам завод в это время переживал тяжелый кадровый кризис. Нет, в количестве рабочих не было дефицита, однако не хватало квалифицированных рабочих, инженеров. Как и на многих других предприятиях Красноярска, в коллективе преобладали слабообученные женщины и дети. Подросток Василий Тимофеев работал на ремонте самолетов. Он был такой маленький, что мог пролезть в самый конец крыла или хвостового оперения, куда не мог попасть никто другой. Подростками же начали в это время свою работу на заводе Михаил Фалейчик, Николай Чащин, Александр Ямских, Владимир Коновалов, Павел Чащин, Иван Карташев.

Из воспоминаний рабочего завода Константина Пустовалова: «Иной малец выдохнется совсем, мастер отправит его передохнуть часок-другой, а он как забьется куда-нибудь в теплый уголок, так еле его разыщешь. А найдешь — добудиться не можешь. Возьмешь на руки, принесешь, поставишь к станку, тогда он только очнется».

Завод испытывал и другие трудности. Не хватало электроэнергии – в 1942 году предприятие отключали или ограничивали в снабжении десятки раз. А из-за недостатка оборудования, ценных материалов приходилось экономить, внедрять новые технологии изготовления авиационных запчастей.

С начала 1943 года завод продолжал выпускать запчасти для СБ и должен был перейти на производство деталей для новых пикирующих бомбардировщиков «Пе-2». Но судьба распорядилась иначе. В мае 477-му было приказано организовать выпуск гидросамолетов КОР-2.

Для организации производства в Красноярск было переведено опытное конструкторское бюро (ОКБ) Георгия Бериева, с имуществом, лабораторией и даже библиотекой. Бериев при этом становится главным конструктором завода № 477. В краевой центр была переброшена также сотня рабочих с авиационного завода в Омске.

С ходу наладить производство гидросамолетов в Красноярске не удалось. Завод столкнулся с большими трудностями – пришлось переучивать рабочих, инженеров, просить поддержки у других предприятий. Помощь оказали «Красный Профинтерн», ПВРЗ, завод № 703. Они выделили необходимое количество нужных марок черного и цветного металла, хотя и сами испытывали в них острый дефицит.

Из воспоминаний главного инженера завода № 477 Петра Смирнова: «...Какую находчивость, изобретательность проявляли люди! На заводе не было внутришлифовальных станков для обработки внутренних поверхностей узлов шасси. Рабочие и технологи приспособили для этой цели токарный станок ДИП-200, используя для этого деревянные притиры. Или не было дюралевых труб для оперения самолетов. Додумались делать их клепаными из листа. Да, собственно, много чего делалось такого, что даже сегодня специалисты сказали бы: «Это невозможно». Я многому научился у коллектива и по сей день благодарен ему: он дал мне путевку на большие, ответственные работы. Именно после Красноярского завода я руководил крупнейшими авиационными заводами страны, работал начальником главка в Совнархозе РСФСР».

Первый серийный образец гидросамолета КОР-2 в Красноярске был выпущен в ноябре 1943 года. Производство шло медленно. За два года завод сдал армейской приемке только 39 машин. Впрочем, сам факт выпуска КОР-2 в Красноярске вообще малоизвестен. В большинстве справочников считалось, что гидросамолет выпускали в городах Савелово и Омске.

ЛЛ-143

Еще одним самолетом с красноярской «пропиской» стала летающая лодка ЛЛ-143. Его сконструировали на заводе № 477, здесь же изготовили макет, опытный образец. И новое строительство -лаборатория статических испытаний, мастерская листового цветного металла.

В конце 1944 года был изготовлен опытный экземпляр летающей лодки. Испытания провели уже в конце войны, весной 1945 года, на Абаканской протоке. Тестирование показало высокие качества красноярской машины. Скорость – более 400 километров в час, дальность – до 5 тысяч километров. ЛЛ-143 мог нести электро-, радио-, фото- и аэронавигационное оборудование, кислородное и морское оборудование. Вооружение состояло из шести подвижных установок пулеметов УТБ, бомбовая погрузка — от 400 до 4000 кг на наружной подвеске. Экипаж – 7 человек.

Самолет Г-1

Как ни странно, но победные залпы 1945 года остановили программу создания летающей лодки в Красноярске. Завод вновь передали в распоряжение ГУ МСП, предприятие с литерой «477» прекратило свое существование. Конструкторское бюро Георгия Бериева перевели почти в полном составе на завод № 86 в Таганрог. Там и были продолжены разработки перспективной машины. Гидросамолет ЛЛ-143 послужил прототипом запущенной в серийное производство в 1948 году летающей лодки БЕ-6.

Самолет ДБ

Таким образом, Красноярский край получил свою авиационную промышленность. И вскоре ее потерял. Больше попыток создать в регионе производство самолетов не было.


Красноярский радиозавод

Эвакуация завода № 327 из Ленинграда началась в июле 1941 года. Впрочем, один из его руководителей, Николай Разумовский, вспоминал, что готовиться к выделению части своего оборудования и материальных ресурсов для организации филиала в тылу начали еще раньше. Собирались, демонтировали оборудование в течение нескольких дней. Условия эвакуации были жесткие. Достаточно сказать, что в отличие от спецпереселенцев, которым при силовом выселении в Сибирь позволяли взять с собою от 500 до 1000 килограммов личного имущества, лимит для заводчан составил 120 килограммов. Тому же Разумовскому пришлось распихивать лишние вещи в ящики со станочным оборудованием.

На заводе №327 имелась своя радиоточка. Утренняя трансляция начиналась с песни «Москва - Пекин, Москва - Пекин, Мао и Сталин слушают нас».

Главный конструктор завода Натан Зверев занимался установкой противотанковых орудий в районе Пушкино, когда посыльный передал приказ эвакуироваться в Красноярск.

В Красноярск эшелон с заводчанами прибыл 16 августа 1941 года. «Нас встретили очень радушно, постарались устроить всех на ночлег», – делился Разумовский. Всего прибыло 154 работника завода и 95 единиц оборудования. Завод разместили в одном из лучших зданий в городе – корпусе лесотехнического института на проспекте Сталина. Вот только при осмотре здания было выявлено, что перекрытия между этажами деревянные и монтировать тяжелое оборудование в таких условиях было нельзя. Пришлось тесниться со станками на первом этаже и в подвале.

Были созданы цеха основного производства: №1 – инструментальный, №2 – слесарно-каркасный, №3 – механический, №4 – столярный, №5 – монтажно-сборочный, №6 – отделочный.

Исполняющим обязанности директора был назначен Алексей Блескин, бывший начальник производства ленинградского завода № 327.

Надо сказать, что производство завода №327 было опытным. Вся выпускаемая продукция являлась результатом разработок отделом главного конструктора новых образцов военной техники. Основное направление – самолетная радионавигационная аппаратура. В этой области завод обладал исключительно сильными кадрами и был ведущим в Советском Союзе.

Еще в Ленинграде завод вел подготовку выпуска радиомаяков «Колба» и самолетных переговорных устройств. Радиомаяки требуются для авиационной навигации – летчикам очень трудно ориентироваться в огромных сибирских просторах. СПУ также очень необходимая вещь для авиации. Немецкие самолеты практически все были оборудованы переговорными устройствами, а советские нет. Это давало ассам Люфтваффе дополнительные преимущества в бою.

Приемник типа Шар

Согласно приказу наркома электропромышленности СССР № 339-сс завод № 327 получил дополнительное задание: заняться выпуском стрелкового оружия пистолетов-пулеметов Шпагина (ППШ). Это чуть не обернулось катастрофой для небольшого коллектива предприятия. Привезли разномастное оборудование, изготовленное в прошлом веке. Людей, не готовых к такой перемене профессии, заставили ремонтировать эти станки и делать на них автоматы. Естественно, что работа шла плохо и директора завода Блескина арестовали за саботаж. Всего собрали 200 автоматов, как вспоминает Натан Зверев, практически кустарно. Лишь прибытие из центра начальника главка Б.И. Форштера и заместителя наркома И.Г. Зубовича, которые вернули завод на производство оборудования для ВВС, спасло предприятие.

Пистолет-пулемет Шпагина. Разработан советским конструктором Георгием Шпагиным, активно использовался в Великой Отечественной войне, а также во многих вооруженных конфликтах послевоенного времени. В СССР был принят на вооружение в 1941 году и снят в 1951 году (заменен автоматом Калашникова).

Под конец войны на радиозаводе была сформирована группа людей, предназначенных для командировки в оккупированную часть Германии для демонтажа трофейного промышленного оборудования.

БлескинСпицынФрейман

За годы войны завод отправил на фронт 24 043 самолетно-переговорных устройства, 4 радионавигационные станции, 23 радиомаяка с антенной системой, устраняющим «ночные ошибки», 79 приемных устройств длинных и средних волн, 134 приемных устройство на длинных и коротких волнах. Всего 22 разновидности радиоаппаратуры на 77 миллионов рублей.


Красноярский завод № 863

Уже в 1942 году механический завод «Лесосуд-машстрой» (с 31 июля 1943 года – Красноярский завод № 863) резко увеличил выпуск оборонной продукции. В денежном выражении ее объем достиг почти 25 миллионов рублей (менее 6 млн. в 1941 году).

За успешное освоение и выпуск новой военной продукции завод № 863 в 1942 году отмечался в приказах по тресту «Лесо-судоремонт», а многие работники были награждены орденами и медалями, значками «Отличник социалистического соревнования Наркомата лесной промышленности СССР».

Основным видом военной продукции являлся выпуск корпусов 122 мм снарядов. Их за год фронту дали больше плана – 302 тысячи против 240 тысяч. Этого удалось добиться благодаря усовершенствованию технологии производства и жесточайшей экономии металла и топлива. Уменьшить потребление угля позволила холодная ломка стального проката, тогда как прежде его нагревали специальной пилой. Инструмент стали не заменять, а реставрировать. Печи для выпуска инструментов перевели с дорогой нефти на дешевый уголь.

В 1943 году предприятие вдруг стало лихорадить. И вновь не обошлось без вмешательства вышестоящего руководства. Завод стал получать планы, превышающие его мощности. Пришлось срочно искать резервы, начались авралы и штурмовщина. Однако за счет безжалостной эксплуатации, прежде всего труда рабочих завода, постепенно завод перешел на повышенные нормы. Развернулось стахановское движение, появились новые ударники производства и «двухсотники» (те, кто выполнял план на 200 процентов).

В октябре 1943 года на предприятии был установлен рекорд по выпуску продукции, за что его коллектив был удостоен переходящего Красного знамени Государственного комитета обороны СССР. Годовой план был выполнен досрочно – к 7 декабря.

В целом за годы войны завод увеличил производство в 8 раз, став одним из лидеров промышленности Красноярска.


 


Красноярский завод №4 имени Ворошилова

По завершению эвакуации Красноярский завод № 586 Наркомата вооружений («Красмашзавод») стал крупнейшим машиностроительным предприятием края. Число его рабочих превышало 13 000 человек. Производство мирной продукции на заводе было полностью прекращено 20 июля 1941 года, с 4 сентября все основные цеха переводились на непрерывный режим работы.

Фугасные авиабомбы Красмаша

Первые эшелоны с эвакуированными коллективами и оборудованием начали прибывать в Красноярск во второй половине октября 1941 года. Кроме Коломенского паровозостроительного завода № 4 им. Ворошилова, на Красноярский машиностроительный завод № 586 стали прибывать эшелоны с людьми и оборудованием из других городов.

Часть оборудования для изготовления отдельных узлов и деталей 37-миллиметровой зенитной автоматической пушки, техническая документация, приборы химико-физической лаборатории, материалы пришли тремя эшелонами с калужского машиностроительного завода № 589.

Технологическое оборудование, 650 специалистов с семьями, технологическую документацию на 120-миллиметровой полковой миномет, подготовленные для сборки полуфабрикаты направил в город на Енисее ленинградский завод № 27 «Арсенал».

На завод № 586 также прибыли коллективы цехов, отдельных служб ленинградского завода «Большевик» и Сталинградского завода «Баррикады», имевшие опыт работы по минометам и зенитной артиллерии.

6 ноября 1941 года Наркоматом вооружения СССР был издан приказ, в котором говорилось: «В связи с окончанием эвакуации основного оборудования с завода № 4 им. Ворошилова и завода № 589 на завод № 586 все средства производства заводов № 4 им. Ворошилова, № 586 и № 589 считать объединенными в единый завод, которому устанавливаю № 4 с сохранением ранее присвоенного заводу № 4 им. Ворошилова. Директором объединенного завода № 4 им. Ворошилова назначить Шифрина Я. А. Главным инженером объединенного завода № 4 им. Ворошилова назначить А. С. Спиридонова».

Производственное задание 1941 года объединенный завод выполнил успешно, даже с превышением 100 процентов плана. На фронт из Красноярска ушло 2 258 зенитных пушек 61-К, 116 морских зенитных пушек 70-К, 233 полковых 120-мм минометов, 7 125 фугасных авиационных бомб ФАБ-100 и ФАБ-250.

В 1942 году на бывшем «Красмашзаводе» началась реконструкция, необходимая для резкого увеличения производства оборонной продукции. На предприятии был выдвинут лозунг: «Фронту нужно — выполняем!» Заработали пять новых цехов. Развернулось производство на реконструированных 24 тыс. квадратных метров площадей старых цехов.

По итогам 1942 года завод увеличил выпуск зенитных орудий 61-К – в 1,6 раза, 120 мм минометов - в 1,7 раза, минометов – в 1,7 раза. К тому же, испытывая острый дефицит обученных кадров, завод №4 готовил солдат для фронта. Осенью 1941 года воинским обучением были охвачены 2 500 человек призывного возраста. В начале мая 1942-го на заводе сформировался полк всеобуча в составе двух батальонов. Командиром полка был назначен помощник директора завода И. В. Клеянкин. Занятия проводились по 110-часовой программе вне рабочего времени, два дня в неделю по три часа в день.

 

ХазановШифрин

Только за 1942-1944 годы в системе всеобуча было подготовлено: 557 пулеметчиков, 189 бронебойщиков, 98 автоматчиков, 36 снайперов и целый ряд других специалистов военного дела. За успешное обучение пятой очереди (1943 г.) военно-учебный полк завода получил переходящее Красное знамя Ленинского РВК и райкома ВКП (б).

В ноябре 1942 года в руководстве завода №4 произошли перемены. Новым директором вместо ЯАШифрина стал Б.А.Хазанов. До этого он в течение двух месяцев был представителем ГКО на предприятии и не понаслышке знал обо всех его успехах и проблемах.

1943 год принес в жизнь завода положительные перемены. Наконец был решен вопрос с его электроснабжением за счет пуска турбины мощностью в 3 тысяч Вт. Заводчане своими силами построили и четыре газовых станции. Это позволило перевести с мазута на газ несколько цехов. Таким образом, появились новые возможности для расширения производства оборонной продукции. Сверх плановых заданий было выпущено 123 зенитные пушки 61-К, 12 морских зенитных пушек 70-К и 220 полковых 120 мм минометов.

Приемка минометов

На заводе №4 в 1943-1944 гг. работали основные цеха:

  • №2 - механосборочный, выпускал прицелы для зенитных орудий, в нем трудились 145 человек.
  • №4 - механосборочный, производивший повозки для зенитных пушек, коллектив - 769 человек.
  • №5 - механический, изготавливал детали для всех цехов завода, занято 150 человек.
  • №8 - механический, изготавливал козенник, клин и лоток для зениток. В нем работало 330 человек.
  • №30 - механический, изготавливал инструмент для всего завода, 497 рабочих.
  • №3 - механический, изготавливал стволы для зениток и другие детали, занято 140 человек.
  • №21-22 - кузнечно-штамповочный, изготавливал заготовки для всех цехов, занято 292 человека.
  • №18-15 - механосборочный, производил минометы, 385 рабочих.
  • №16-17 - механосборочный, изготавливал авиационные бомбы, занято 515 человек.

17 января 1944 года при заводе № 4 им. Ворошилова был организован Красноярский механический техникум Наркомата вооружения в составе четырех специальностей: холодная обработка металлов, термическая обработка металлов, кузнечно-прессовое оборудование, литейное производство. Для дневного отделения норма приема на первый курс составила 210 студентов, а на вечернее отделение, комплектовавшееся из числа работников завода, принималось 160 человек.

В 1945 году завод уже жил в режиме ограниченной конверсии. Осенью 1944 года началась подготовка к восстановлению производства оборудования для угольной промышленности. Это были универсальная врубовая машина ГВУ и проходческий комбайн ПК-2. Изменениям подверглась и программа выпуска орудий. Артсистема 61-К больше не требовалась фронту в прежних количествах. Необходимо было развернуть массовый выпуск новых образцов спаренных зенитных установок – В-11 и В-47.

Кроме того, постановлением ГКО на «Красмаш» возлагалась обязанность по изготовлению сложных морских 100-миллиметровых артиллерийских установок Б-24 и Б-34, с которыми до этого времени заводчане дела не имели. Основная нагрузка теперь ложилась не на рабочих цехов, а на специалистов, ответственных за разработку проектов и технологий новых производств. Очередная перестройка осложнила ситуацию на предприятии. До конца войны, например, выпуск В-11 начат так и не был.

В годы войны органы госбезопасности сообщали о неудовлетворительном состоянии оборудования на заводе №4. «Парк станочного оборудования, состоящий из импортных и отечественных станков, вследствие неправильной технической эксплуатации доведен до крайне плохого состояния», – отмечалось в сводке МГБ.

Так, если 20 июня 1943 года требовали ремонта 61 процент оборудования, то на 20 июня 1944 года – уже 81,4 процента.

Впрочем, достижений было больше. В 1945 году завод имени Ворошилова в короткие сроки разработал и произвел детали для самой большой советской гаубицы Б-4 калибра 203 мм. Красмашевцы фактически выступили организаторами выпуска орудия вместе с заводчанами города Юрга. Около трехсот красноярских рабочих, технологов, инженеров участвовали в строительстве и пуске производственных объектов в Юрге, в частности газостанции, мартеновских печей и других объектов. В конце апреля 1945 года юргинский завод уже начал выпуск военной продукции, для которой красмашевцы изготовили более 15 000 различных деталей.

За годы войны заводом № 4 НКВ было отправлено на фронт около 26 тыс. зенитных артиллерийских установок 61-К и 70-К, более 5 тыс. 120 мм полковых минометов, 220 тыс. фугасных авиационных и осколочных бомб разного калибра, 3,5 тыс. морских мин.

За успешное выполнение заданий ГКО по обеспечению фронта автоматической зенитной артиллерией и создание новых образцов вооружения для военно-морского флота указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1945 года завод № 4 НКВ был награжден высшем орденом страны - орденом Ленина, а 230 лучшим работникам были вручены ордена и медали.

Остается добавить, что зенитные орудия завода № 4, были одними из лучших по качеству артсистемами, производившимися в годы Второй мировой войны. 61-К, поступавшие на предприятие для ремонта, несли на своих стволах до 15 звезд, по числу сбитых нацистских самолетов. Считается, что на счету красноярских 37-мм орудий до 70 процентов всех немецких самолетов, сбитых советскими зенитчиками в 1941-1945 годах.

Из воспоминаний ветерана-красмашевца, зенитчика С.И.Давыдова: «Мне пришлось в боевой обстановке во многих сражениях проверить надежность и грозную силу зениток, выпущенных родным заводом. Особенно запомнился один бой. Нашим наступающим частям нужно было с ходу форсировать реку Ловать. За переправу разгорелось жестокое сражение. Фашисты бросили на этот участок танки и авиацию, сосредоточили много артиллерии. И здесь отлично проявили себя зенитные автоматические установки и люди, их обслуживавшие. Они практически не дали возможности вражеской авиации бомбить и обстреливать наши войска. Несколько самолетов было сбито. Контратаки гитлеровцев захлебнулись. Советские воины форсировали реку и успешно продолжили наступление».



Малая оборонная промышленность

Вопреки сложившимся в советские годы стереотипам, военное производство было организовано не только на больших промышленных площадках городов края. Использовались подчас самые небольшие возможности развернуть выпуск оборонной продукции. Так корпуса 45мм осколочных снарядов поручалось в крае делать предприятиям Народного комиссариата земледелия. Производство развернули в Канске, с использованием оборудования, эвакуированного из Крыма – Евпаторийского мотороремонтного завода. В Березовке выпускали корпуса легких авиационных бомб. Канский молочно-консервный(!) завод с 1942 года должен был производить ручные гранаты РГ-41.

К выпуску военной продукции активно привлекалась местная промышленность. Решением крайкома партии железнодорожные мастерские в городах Красноярске, Абакане, Иланске, Боготоле, артели «Коммунар» и «Металлист», механические мастерские спецторга НКВД, промколония ЕнисейЛАГа, фабрика кожаных изделий, Канский лесозавод обязывались организовать у себя производство элементов вооружения и снаряжения для армии.

Всего на начало 1942 года к выпуску военно-оборонной продукции было привлечено 41 предприятие края. Принимаемые решения по привлечению местной промышленности для выпуска военной продукции нередко не учитывали реальную ситуацию на местах.

К оборонному производству подключили даже механические мастерские НКВД. Они достаточно быстро освоили выпуск корпусов противопехотных мин, а с 1943 года, в кооперации с заводом №703, – стабилизаторы для 82 мм минометных снарядов.

Чрезвычайно важную роль в период строительства оборонных заводов в Красноярском крае играло производство строительных материалов. Оно было представлено кирпичными заводами №1 и 3 в Красноярске, заводами №1 и 2 в Канске, Ачинским кирпичным заводом, Согринским кирпичным заводом в Абакане, известковым заводом (Красноярск), алебастровым заводом в Ужурском районе, асфальто-бетонным заводом (Красноярск) и Громадским бутовым карьером в Уярском районе. Предприятие по выпуску мела в крае в начале войны построить не удалось.

Истории многих других предприятий края практически не известны красноярцам. Это, однако, нисколько не умаляет их роли в обеспечении продукцией фронта и тыла.


Валютный цех Советского Союза

С началом Великой Отечественной войны золотодобывающая отрасль края столкнулась с теми же проблемами, что и вся промышленность – лучшие специалисты уходили на фронт, росла доля необученной рабочей силы – женщин и подростков, устаревало оборудование, которое было нечем заменить. В этих условиях пришлось задействовать все резервы, чтобы не допустить снижения поставок драгметалла в золотой запас СССР.

Работницы золотоносной шахты Соврудника

В 1941 году отличились рабочие треста «Минусазолото». Несмотря на некоторое истощение ресурсной базы, им удалось перевыполнить задание на 8,6 процента, нарастив добычу золота к 1940 году на полтора процента. Крупнейшим предприятием треста был Артемовский рудник. На нем трудилось более 1100 человек. Большое количество людей было занято золотодобычей на Ольховском и Чибижекском приисках, реках Сисим, Амыл, Сизан и на Усе. В 1941 году трест дал стране 2467 килограммов золота и 705 килограммов серебра.

Только в тресте «Минусазолото» в 1941 году стахановцами были 1161 кадровый работник и 294 старателя.

В Хакасской автономной области действовал трест «Хакасзолото», его крупнейшими предприятиями были Балахчинский, Саралинский рудники, рудник «Коммунар». Интересно, что трест не только добывал золото, но и производил электроэнергию – более 100 миллионов кВт/ч в год. Его руководству удалось решить проблему дефицита бензина для грузовиков, что перевозили золотоносную руду, еще до войны. В 1939–1940 годах автопарк был переведен с жидкого нефтяного топлива на березовые чурки.

Еще один относительно крупный золотодобывающий центр находился в Манском районе, в двух сотнях километров от Красноярска. Особую известность имел прииск Жайма. Там трудились люди разных национальностей – русские, украинцы, латыши. Работали в основном женщины -мужья были на фронте. Как рассказывала жительница Жаймы Анна Сидорова, крупные находки не были особой сенсацией: «До войны мы с отцом и братьями добровольно искали золото. Я сама нашла самородок весом 170 граммов. Потом братьев забрали на фронт. Отец сильно заболел, и я оформилась на работу в Продснаб, а в 1943 году, когда мне было 19 лет, ушла на старательские работы в артель на Жайме. Помню, добыли самородок на 1,5 кг. Это уже вся артель работала – 20–30 человек».

А в 75 километрах от села Агинское на востоке края работал прииск «Караган». Там в начале войны после волн мобилизаций остались только старики и дети. Пришлось формировать новые бригады, среди них была и молодежная. Туда попадали подростки, окончившие шесть классов – в 13-14 лет.

Из воспоминаний Августы Коноплевой-Томашевской: «Остались на прииске дети и старички. Чтобы как-то продержаться, стали формировать новые бригады. В шахты и забои пошли молодые женщины, а из нас, школьников, начиная с 6 класса, организовали молодежную бригаду. Мне было 13 лет, я только закончила 6 классов. Мы устанавливали металлические баксы в разрезах, где золото залегало не глубже 2–3 метров. В эти баксы пускали воду, а внизу стояла деревянная колода, или гутара, так ее называли, в нее укладывали деревянный трафарет, водой смывало пустую породу, а золото оседло внизу. В конце смены его вместе с илом и шлаком сметали в лоток и промывали до чистого золота.

Ну, а разрез – это отвесная стена типа траншеи, которая тянется метров 300–400. Каждому из нас отмеряли по 2 метра в длину, чтобы мы не мешали один одному, и мы орудовали сначала кайлом, а затем лопатой, бросая породу в баксы, стараясь не отставать от своих сверстников. К концу смены мы так уставали, что руки и ноги тряслись, сильно хотелось спать и есть».

Северные территории, так называемый Енисейский кряж, осваивал трест «Енисейзолото». В его состав входили прииски и рудники Северо-Енисейского и Удерейского районов.

Скоростное бурение шахты

В Северо-Енисейском районе золото находили даже в огородах. Местный житель Марьясов, копаясь в приусадебном участке, обнаружил бутылку со старинным золотом. Драгметалл пошел в Фонд обороны страны.

Фронт забрал из этих мест практически всех трудоспособных мужчин. Добыча желтого металла легла на плечи женщин и подростков. Нередко целые старательские бригады создавались из одних только представительниц слабого пола. Всему району стали известны старательские бригады Кенко, Улыбиной. Е.М. Осипенко стала знаменита как единственная в Северо-Енисейском районе женщина-драгер. Драга № 10, за рычагами которой была Осипенко, стала одним из лидеров золотодобычи на прииске Скалистом.

В январе 1945 года по итогам предыдущего года коллектив Северо-Енисейской золотоизвлекательной фабрики наградили переходящим Красным знаменем Наркомата цветной металлургии СССР и ВЦСПС и первой премией В 1946 году в Удерейском районе медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» получили начальник драги Петр Кириллов и драгер Андрей Назаренко.

В годы войны Красноярский край работал и только зарождавшийся атомный проект. На берегу Кана, в районе речек Тарака и Малый Курыш, вблизи поселка Таежный, был создан комбинат «Таракстрой». Там добывали редкоземельный минерал - монацит, содержащий радиоактивный элемент - торий-232. Основными орудиями труда были кайла и лопаты. Доля женщин, из общего числа работавших на «Таракстрое», достигала 80-85 процентов. Комбинат начали строить в 1939 году, по планам он должен был производить до 14 500 тон тория в год. Попутно предприятие добывало и золото - по ключам Березовый и Осиновый. С началом добычи моноцита в Канском районе Советский Союз полностью прекратил импорт этого минерала.


Источники:
Государственный архив Красноярского края Красноярцы в Великой Отечественной войне. Материалы межрегиональной межвузовской научной конференции, посвященной 60-летию Победы СССР в Великой Отечественной войне – Красноярск, 2005. Материалы ОАО «Красмаш» Материалы районных архивов Шевченко В.Н. Создание оборонной промышленности Красноярского края в годы Великой Отечественной войны» – Красноярск, 2005. «Экономика и жизнь». Сентябрь, 2000 г. Абаканцы во время войны. Газета «Абакан», 6 мая 2009 г.
 
разработка — ООО "СибПэй"