Слава Сталинграда и Курска
Коренной перелом в войне
Снайперское искусство



Сквозь оптический прицел

«Снайпер» — английское слово, образованное сокращением словосочетания «snipe shooter», то есть «стрелок по бекасам». Это наименования получил специально обученный стрелок, в совершенстве владеющий искусством меткой стрельбы, маскировки и наблюдения; поражает цель, как правило, с первого выстрела. Снайпер вооружается снайперской винтовкой с оптическим прицелом и иными специальными устройствами, облегчающими прицеливание.

В Советском Союзе подготовка стрелков была поставлена на широкую ногу. В 1929 году на высших офицерских курсах «Выстрел» был создан снайперский курс. Позднее подготовкой снайперов занимались специальные курсы ОСОАВИА-ХИМа и войсковые части.

В 1932 году Красная Армия приняла на вооружение снайперскую винтовку Мосина обр. 1891/30 г. Это была первая отечественная винтовка, специально предназначенная для меткой стрельбы. В 1940 году на вооружение была принята снайперская винтовка на базе самозарядной винтовки Токарева СВТ-40 (однако из-за недостаточной кучности производство снайперской СВТ-40 вскоре прекратилось). Солдаты прозвали эту винтовку «Светкой».

Винтовка Мосина, она же знаменитая «трехлинейка», была оружием революции 1917 г. и Великой Отечественной войны. Название «трёхлинейка» происходит от калибра, который равен трём линиям (старая мера длины). Позднее на базе винтовки Мосина в 1927-1928 гг. был сконструирован первый советский образец снайперской винтовки.

В 1932 году в стране было введено звание «Ворошиловский стрелок» двух степеней. На просторах страны массово появляются стрелковые клубы. Вскоре появилось движение трудящихся и молодежи за овладение стрелковыми навыками. Стрелять учили практически с подросткового возраста. Для этого в 1934 году было введено звание «Юный Ворошиловский стрелок». Достойным вручались специально утвержденные знаки, бывшие предметом гордости для их владельца и зависти для ровесников. Как следствие подростки: юноши и девушки становились завсегдатаями тиров, отстреливая по мишеням десятки патронов.

По разным данным знак «Ворошиловский стрелок» получили от 6 до 9 миллионов человек.

Вскоре боевая практика показала важность снайперов на полях сражений. Столкнувшись с небольшой, но мотивированной армией Финляндии, советские войска понесли большие потери от действий отлично подготовленных стрелков. Их меткий огонь деморализующе действовал на красноармейцев. Солдаты называли финских снайперов «кукушками».

Первоочередными жертвами становились командиры и комиссары, солдаты технических родов войск. Об опасности «кукушек» говорит тот факт, что финский снайпер Сима Хайка убил 542 советских солдат и командиров. Впрочем, и он получил свою пулю – неизвестный русский снайпер тяжело ранил финскую «кукушку» в голову.

В Сибирском военном округе, в состав которого входил Красноярский край, подготовке снайперов уделялось самое серьезное внимание. Так к январю 1941 года в 119-й стрелковой дивизии подготовили 103 снайпера.

Война показала ценность подготовленных стрелков на поле боя. Буквально в самом начале войны начальник германского Генерального штаба генерал Фриц Гальдер записал в своем дневнике: «Показательны весьма большие потери в офицерском составе». Командование 45-й пехотной дивизии забило тревогу: «при быстром огне (русские) применили мастерство снайперов, кукушек, стрелков… и причинили нам вскоре большие потери в офицерском и унтер-офицерском составе…». «Если в окопах от страха не умру, если русский снайпер мне не сделает дыру», вскоре запели немецкие солдаты на Восточном фронте.

Страх испытывали и их союзники. «Много стреляют русские снайперы. Стоит только показаться, как они тебя продырявят. Обычно смертельно», - писал в дневнике ефрейтор 1-й венгерской танковой дивизии Иштван Баллои, вскоре убитый на берегах Дона.

Результаты отметило советское командование. В тыловых округах усилили снайперскую подготовку. Стрелков готовили в снайперских школах СибВО, в организациях Осоавиахима и в комсомольско-молодежных спецподразделениях Всевобуча. Михаил Батурин, уроженец Николо-Петровки Минусинского района, был направлен в 16-ю окружную школу снайперской подготовки в Барнаул.

Сибирь оказалась настоящей кладезю снайперских талантов. Бескрайние таежные просторы взрастили много талантливых стрелков.

«И вот портрет мстителя. Это снайпер, человек, пришедший с дальнего севера, - замечал писатель Николай Тихонов. - Он охотник такой, что бьет белку в глаз. Он может попасть в щель танка, ослепить водителя на ходу. Он может выследить врага, как бы тот ни маскировался. Он — один из многих снайперов. Его лицо с энергичными, сильными линиями кажется застывшим, мучительно напряженным. Но это выражение типично для него. Когда он сосредоточивается, он весь превращается в натянутую струну. Но вот его «охота» была удачна. Лицо мягчеет, и перед вами молодой, скромный, тихий человек, который смеется как-то очень застенчиво».

На каждого снайпера оборудовалось несколько, иногда до пяти, позиций. Советские стрелки придерживались правила менять позицию после каждого выстрела.

С первых дней войны показал свое искусство Сергей Комлев из северной деревни Бахта Туру-ханского района. В армию он ушел добровольцем еще в 1938 году. Служил в погранвойсках и встретил немцев с первых дней войны. В справке Центрального архива погранвойск об этом написано так: «Снайпер 131-го стрелкового полка пограничных войск НКВД Комлев Сергей Дмитриевич, находясь на боевой стажировке по уничтожению фашистских оккупантов на переднем крае обороны, проявил себя дисциплинированным и умелым снайпером. Сообразуясь с рельефом местности, производил расстановку сил снайперского огня с большой эффективностью поражения врага. Лично уничтожил 13 фрицев».

Уроженец села Авдюшенко Северо-Енисейского района Иван Гореликов был призван в армию 27 августа 1944 года. Енисейский военком, что отправлял 34-летнего слесаря из механической мастерской, даже не подозревал, что перед ним один из лучших снайперов Красной Армии в скором будущем. В 29-й гвардейский стрелковый полк 12-й гвардейской стрелковой дивизии Иван Гореликов прибыл рядовым красноармейцем 22 августа 1942 года и уже к 11 сентября по собственной инициативе подготовил одиннадцать снайперов. А за полгода обучил снайперскому делу 43 человека. Уроки стрелкового искусства давал в перерывах между «охотами» на противника. За эти же шесть месяцев сибиряк уничтожил 305 немецких солдат и офицеров, более 60 ранил. А вся группа его «питомцев» за это время уничтожила 1 229 нацистов.

Командование оценило Гореликова по заслугам. Уже 21 октября он возглавил взвод снайперов, а 22 декабря был награжден орденом Красной Звезды.

22 февраля 1943 года в боях под деревней Лубны контратака немецкого пехотного батальона потеснила советских стрелков. Из резерва на передовую был брошен взвод Гореликова. Снайперы смогли остановить батальон противника, уничтожив 80 немецких солдат и офицеров. Сам сибиряк пополнил свой счет еще 17 немцами. Контратака была отбита, полк перешел в наступление.

Советский снайпер

Из наградного листа: «И.П. Гореликов исключительно смел и отважен. Его знают не только наши бойцы, но и немцы. За ним охотятся немецкие снайперы, и даже немецкая артиллерия, на него делаются специальные артналеты. На голове И.П. Гореликова пробиты снайперами фашистов четыре каски.

Гореликов стал примером для многих новобранцев. Осенью 1943 года, уже будучи Героем Советского Союза, он выступил на страницах газеты «Снайпер», принадлежащей 27-й учебной стрелковой дивизии СибВО. Его статьи «В чем сила снайпера-одиночки?», «Уроки снайпера», «Выбор и подготовка огневой позиции» пользовались большим успехом у курсантов.

По самым скромным подсчетам, за годы войны советские снайперы уничтожили 40 000 военнослужащих противника.

Оценка деятельности снайперов показала, что качественно подготовленный одиночный стрелок может нанести противнику гораздо больший урон, чем целое подразделение. Следствием стало развертывание снайперовского движения. Оно «имело не только военное, но и политическое значение. Оно служило личной ответственности бойцов за судьбу войны… Снайперский счет был трудовым (боевым!) паспортом бойца, которым можно было гордится», - оценивал начальник политотдела 55-й стрелковой дивизии полковник Ивушкин.

Достойную конкуренцию Гореликову составил другой охотник из Красноярского края Гавриил Хандогин. Уже к весне 1943 года он довел свой личный счет до 150 врагов. Житель села Вершино-Рыбное Партизанского района, он с первых дней был на фронте, воевал в 922-м стрелковом полку 250-й стрелковой дивизии, которая вместе с другими соединениями Западного фронта отражала яростные атаки немцев, рвавшихся к Москве. Хандогин дрался с врагом самоотверженно. В бою под Ржевом гранатами подбил немецкий танк и из винтовки перебил его экипаж, сам был ранен.

Как и Гореликов, Хандогин стал инициатором создания снайперской школы в полку. Вскоре школа выросла до дивизионного масштаба, его ученики появились и в других полках. Фактически он стал зачинщиком снайперского движения на Северо-Западном фронте. Противник ежедневно не досчитывался десятков своих солдат и офицеров. Как писала дивизионная газета «Вперед за Родину», за вторую половину 1942 года около 200 снайперов дивизии уничтожило до 1 700 гитлеровцев.

О подвигах Хандогина вскоре прознал писатель Илья Эренбург, бывший в годы войны одним из лидеров антинацисткой пропаганды. Его рубрикой «Убей немца!» зачитывались целые роты и батальоны. Между Хандогиным и Эренбургом завязалась переписка, которая вскоре выплеснулась на страницы армейских и фронтовых газет. Эренбург вовсю пропагандировал успехи Хандогина, тот зачислял половину убитых им немцев на счет писателя.

«Гавриил Хандогин родом из Красноярского края. Бродил по тайге, с ружьем, — бывало, приносил домой по двадцать белок. Жил хорошо человек: жил, как ему нравилось. Напали на Россию немцы. На Волхове осколок мины ранил Хандогина: оторвал указательный палец на правой руке. Что же, Хандогин приспособился. Недавно он убил сто шестнадцатого немца. Он говорит: «Ох, и зол я на них!..», - писал Эренбург.

Из письма Ильи Эренбурга Гавриилу Хандогину:

«Дорогой товарищ Хандогин!

Я хочу Вам высказать то, что чувствуют миллионы наших соотечественников, когда они читают о Ваших боевых трудах. Около полутораста немцев Вы предали смерти. Вы казнили убийц и преступников. Вы освободили землю от ста пятидесяти злых и омерзительных существ. Вас благословляют русские матери. Вас благодарят русские девушки. От имени многих я, писатель, хочу пожать Вашу мужественную руку и сказать Вам: спасибо!

Настанет день, и суд всех свободных народов будет судить кровожадных немецких палачей. Но человеческое сердце не мирится с ожиданием. Россия уже вынесла свой приговор. Стоит прислушаться к метели, стоит спросить ночь и звезды, они ответят: смерть немцам! Вы приводите приговор России в исполнение.

…Нет немцев белых и красных, чистых и нечистых, виноватых и невинных: все они отвечают за совершенные ими злодеяния. Если есть хоть один совестливый немец, пусть он застрелит своего генерала! А нам с ними не о чем разговаривать. Они пришли на нашу землю. Они принесли нам невиданное горе. Полтора года они терзали наших людей. Теперь идет расплата.

Красная Армия наступает. Каждый день она освобождает города и села. Немцы драпают. Они называют свое отступление «эластичной обороной»: у них на все эрзацы - и на валенки, и на слова. У них и сердце - эрзац-сердце. Вы его найдете меткой пулей - сердце немецкого волка. На Дону теперь убивают немцев оптом. Вы, товарищ Хандогин, бьете их в розницу, но и в розницу Вы скоро прикончите вторую немецкую роту.

Колбасники слышали смутно, что есть Сибирь, леса и охотники. Они не думали встретиться с хорошим сибирским охотником. Они надеялись, что Вы будете бить пушного зверя, а они станут торговать в Лейпциге мехами. Но сибирский охотник Гавриил Хандогин теперь - народный судья, ему не до пушного зверя, он бьет фрицев.

Придет час победы. Мы уже видим вдали ее нежную и дивную зарю. Расцветет наша земля. Улыбнутся наши девушки. Загорятся огнями наши города. Вы поедете домой, товарищ Хандогин. Далекий это путь - через всю матушку-Россию. На вокзалах Вы увидите, как матери будут встречать сыновей, обливаясь слезами радости. Как жены будут обнимать мужей. Тогда Вы сможете сказать себе: «Моя винтовка спасла многих». Нет лучшей награды, нет дела благородней. Дорогой друг, Вы спасли много русских жизней. Я желаю Вам сил и удачи - до конца, до победы.

Илья Эренбург».

В начале марта 1943 года Хандогин при наступлении полка под Старой Руссой был ранен. В условиях ожесточенных боев он не сумел соблюсти главное требование: снайпер – выстрел – смена позиции. После излечения и до конца войны воевал в 756-м стрелковом полку 150-й стрелковой дивизии. В июне 1944-го был награжден орденом Отечественной войны II степени. Во время штурма Рейхстага на командный пункт полка, где находилось охраняемое им знамя части, внезапно напала группа немецких автоматчиков. Вместе с другими бойцами Хандогин уничтожил 8 и взял в плен 14 фашистов, за что получил орден Славы III степени.

После капитуляции Германии Гавриилу Хандо-гину доверили пронести знамя полка на параде.

Советские снайперы занимают позицию

Одним из лучших снайперов Великой Отечественной войны был также уроженец Красноярского края Михаил Сурков. Когда счет Суркова перевалил за 700, с ним отправили на охоту против немцев кинооператор.

Немецкий снайпер из войск СС

Из воспоминаний кинооператора «Союзкинотехники» А. Левитана: «Дело это трудное: снайпер обнаруживается только при выстреле, в другое время засечь его практически невозможно. Значит, требовалось вызвать противника на выстрел. Михаил срезал на огороде тыкву, надел на нее каску и высунул над бруствером ложного окопчика, метрах в 400 от немцев. Со стороны врага эта тыква с каской «читалась» как голова солдата. Потом Сурков переполз в другой окоп, метрах в 40 от ложного, сделал выстрел и стал наблюдать. Очень скоро по тыкве стали бить - вначале это были винтовочные выстрелы, потом ударил миномет. Во время перестрелки Михаил и обнаружил снайпера противника. В тот день он убил своего 702-го врага».

До войны Михаил Сурков жил в поселке Большая Салырь Ачинского района. Был известен как опытный охотник-следопыт. Снайперскую винтовку таежный охотник получил из рук капитана Камкина - мастера сверхметкого огня, воспитавшего немало отличных стрелков

Боевых успехов добились снайперы 309 стрелковой дивизии, сформированной на юге Красноярского края. Так, 52 бойца из 243-й стрелковой бригады за два месяца боев уничтожили 721 гитлеровца. А за ноябрь 1942 года было уничтожено 667 солдат и офицеров противника, а в течение декабря снайперами и отличными стрелками дивизии было истреблено 458 вражеских солдат и офицеров. Лучшим снайпером 309 сд был Тимофей Попов. Командование даже направляло его в Москву, где Попов выступал по радио с рассказами о своей «охоте».

В газете 309-й сд «Во славу Родины» было опубликовано письмо из Хакасии на имя снайпера-орденоносца Тимофея Попова. «Здравствуйте, дорогие бойцы и командиры! Разрешите передать вам пламенный привет и наилучшие пожелания в вашей фронтовой жизни. Я прочла в газете «Советская Хакасия» ваше письмо, обращенное к землякам. Оно сильно тронуло меня. Вы, быть может, не представляете себе, как читаются письма с фронта в далеком тылу. Каждое слово с фронта вливает в нас новые силы, новую энергию. Хочется работать еще лучше, чтобы быть с вами в одном строю. Мы, читая о ваших подвигах, радуемся от всего сердца. Помните, что вы не одни, с вами ваши земляки, с вами весь советский народ. А. Белокопытова, Бейский район, с. Сабинка

Учеником Попова был снайпер Марьясов, уничтоживший 198 солдат противника. Снайпер И.П. Венгеров застрелил 104 немца. А всего же за время обороны на Воронежском фронте снайперами 309-й стрелковой дивизии было истреблено 2 070 гитлеровцев.

В свою очередь снайперы тоже несли потери. Враг старался раскрыть убежище стрелков, наводил на них артиллерию, танки или даже авиацию. На передовой действовали немецкие группы охотников, завязывались снайперские дуэли. Практически каждый из сибирских снайперов имел ранения. В 1942 году погиб снайпер 119-й сд Михаил Мамочин. 24 сентября не вернулся с вольной охоты старшина Валентин Николаев. 24 ноября 1942 года однополчане похоронили в братской могиле у шоссейной дороги возле калмыцкого села Шадла Александра Воловодова. Несколько ранее, в братскую могилу северной Карелии положили тело Михаила Бекетина. В декабре 1942-го был убит красноармеец отдельной снайперской роты 150-й сд Илларион Филатов из Тисуля, умер от ран Мефодий Корчма из Абакана. В бою пал Михаил Бутенко из Минусинского района. В Псковской области в 1943 погиб боец 257 сд Георгий Девяшин из Боградского района. В 1944 году вражеская пуля настигла Тимофея Попова из 309-й сд. В июле 1943 года в Калужской области погиб Павел Субботин. В этом же году пал Василий Говорин. В апреле 1944 в Львовской области погиб красноярец Михаил Мизенин. В первом же бою был ранен снайпер из Минусинского района Михаил Батурин. «Полк наш попал в окружение. Немец начал метать мины, прижал нас, носу не высунешь. Мы, шестеро, залезли под танк, думали, обойдется. Молодые были, неопытные. Одному солдату после взрыва мины оторвало ногу, командира контузило, двое бойцов погибли. Мне зацепило бок», - вспоминал он много лет спустя.

Очень часто снайперы пропадали без вести. Это объясняется тем, что они вели бои на самой передовой, зачастую в одиночестве, в одиночестве и гибли. В феврале 1943 года пропал без вести девятнадцатилетний Павел Терсков, призванный Заледеевского района Красноярского края. 31 марта 1944 года в Волынской области Украины пропал без вести снайпер из Красноярска, гвардии рядовой Петр Александров. 6 июля 1943 года в селе Роща Батрацкая Курской области пропал без вести красноярец Хаким Загофалов. 22 июля 1943 года теряются следы сорокачетырехлетнего Николая Ноздрина, в 1945 году пропали рядовые Михаил Сидоренко и Николай Кардин. Сидоренко сражался с самого начала войны. Не известна судьба снайпера Семена Григорьева, пропавшего в декабре 1942 года.


Источники: Советская военная энциклопедия. Т. 7. - М.: Воениздат, 1979. Золотов Л. Право на выстрел // Красная звезда. 2001 - 4 апреля Колташова И. Судьба и война майора Комлева // Красноярский рабочий. 2006. 4 мая. Эренбург И.Г. Война. 1941–1945. - М., 2004. Ростов Н.Д. Подготовка снайперов для фронта в Сибирском военном округе в годы ВОВ // Военно-исторический журнал. №12 2008, №2 2009. Субботин В. Как кончаются войны. - М., Воениздат, 1965. Подвиг земли богатырской. - М., Мысль, 1970. Рослый И.П. Последний привал в Берлине. - М., Воениздат, 1983. Филоненко С.И. Филоненко А.С. Острогожско-Россошанская операция – «Сталинград на Верхнем Дону». - Воронеж, 2005. Тихонов С.Н. Ленинградские рассказы. - Л., 1984. Ултургашев С.П. Пирятинская Краснознаменная.- Красноярск, 1985.

 
разработка — ООО "СибПэй"